Глава 11. Подготовка.

Глава 11. Подготовка.
Голосов: 16

В субботу, как и обещали, приехали Оксана с женихом и отцом. Еще до этого визита, Миша и Ира договорились, что она оставит на столе сумку, а ключ от кабинета будет носить с собой. Если, по какой-то причине дверь все-таки придется открыть, то он спрячется в ее сумочке, а уж она постарается объяснить, если понадобится, почему тут стоит тарелка с едой и работающий компьютер. Впрочем, оба понимали, что эта предосторожность, скорее всего, окажется излишней.
Гости приехали около полудня. Погода, как и все предыдущие дни не радовала, дорога уже размокла и превратилась в сплошную грязь. Тем не менее, отцу сестер удалось доехать до дома, ни разу не увязнув по-настоящему. Ира, как и положено гостеприимной хозяйке наготовила кучу различных вкусняшек, и успела прибраться в доме. Она действительно была рада за свою младшую сестренку, а еще, ей очень хотелось посмотреть на жениха Ксюхи.
Тут, правда, ожидало разочарование. Избранник сестрички, Константин, ей почему-то совсем не понравился. Хотя во внешности парня не было ничего отталкивающего. Среднего роста, с небольшим животиком. У него были светлые волосы, и добродушная, словно приклеенная к губам, улыбка.
Но все равно, стоило молодой ведьме взглянуть на него, как у нее слегка испортилось настроение. Она вдруг почувствовала, что Оксана еще хлебнет горя с этим улыбчивым Костей. Ира быстро подавила в себе эти мрачные мысли. В конце — концов, мало ли ерунды лезет в голову? Просто иногда бывает сильная личная антипатия, не обусловленная ничем. Не ей же жить с этим мужчиной, а ее сестре.
А вот малышу все гости понравились. Видимо ему все-таки было тут скучно, или он просто, несмотря на предостережение Ктаны, рос очень общительным и добрым. Валик с радостью обнял любимую тетю, которая тут же подхватила его на руки. Они сильно соскучилась друг по другу. Потом малыш подергал деда за редкие оставшиеся волосы, оказавшегося рядом с его рукой, и пожал руку Косте.
Вот знакомство и состоялось. Хозяйка сразу пригласила гостей за стол.
— Рано еще, — произнес Константин, разве что Петр Артемьевич проголодался?
— Я потерплю, — улыбнулся дед, удерживая внука.
— Тогда будем пить чай и кофе, ну а что покрепче, думаю, немного подождет — поставила точку Ира. – Вы пока располагайтесь, а пойду на кухню.
И вот гости разошлись кто куда. Оксана с Валиком на руках гуляла по комнатам, и расспрашивала малыша, что и как называется, а тот радостно отвечал любимой тете.
Константин, то ли чувствуя неловкость, то ли полное равнодушие, вышел во двор покурить, а отец сестричек с интересом осматривал, как изменился этот дом. Его внимания не обошел и кабинет, переделанный из кладовки. Он подергал дверь, но она была закрыта. Испытывая любопытство, покрутил головой в поисках ключей, но ничего похожего не обнаружил и, хмыкнув, пошел осматривать дальше.
Затем, они все вместе пили кофе с небольшим тортиком привезенном гостями, и болтали о том, о сем. Оксанка старалась уделять внимание и любимому племяшу и жениху, в равных долях. Константин в основном молчал, иногда вставляя какой-нибудь комментарий, а Ира и отец, просто пили кофе.
— Ну, и как у тебя с местными, дочурка? – этот вопрос отца прозвучал неожиданно.
Ира задумчиво погладила свое почти восстановленное плечо, вспомнила соседскую бабку, и с легкой улыбкой ответила:
— Да все в порядке, пап. Как говорится, у нас с соседями все чинно и благородно.
— А я бы переехал жить в такое место, — неожиданно вклинился в разговор Оксанин жених, — тут тихо и спокойно после города.
Он чуть помолчал, а затем продолжил:
— К сожалению, моя работа не подразумевает долгого отсутствия в офисе.
— Оооо…. Даааа!!!- радостно подхватила Оксана, — моего Костика скоро повысят!
— Ты не забегай вперед! — одернул жених, — Сглазишь еще!
— Давайте все-таки сейчас пообедаем, — предложила Ира.
Этот разговор ей совсем не нравился, но не только. Ведьма никак не могла понять причины этой своей абсолютной неприязни к жениху сестры. Уж как она старалась, но это чувство тревоги, не уменьшалось. По правде говоря, Ира уже даже пожалела, что приехали все, а не только ее родные. Она сердилась на себя за эти мысли, и то, что испытывает такую сильную неприязнь к избраннику своей любимой сестрички.
— А давайте поедим, — поддержал ее отец. – А заодно и по пятьдесят капель за знакомство можно сделать!
— Но, вы — же останетесь у нас ночевать? — Уточнила Ира, в тайне надеясь на отрицательный ответ.
— Ну, дочка, если не возражаешь, то обязательно, а завтра уедем до обеда, мне вечером снова в командировку, но поезд будет только ночью.
— Конечно, папочка, не возражаю, — улыбнулась Ира, — и раз тебе за руль только завтра, то ничего против «капель» иметь не буду.
— Ооо…, — широко улыбнулся Костя и заговорщицки подмигнул Петру, — а дочка то вас строит?
— Да, еще как, но ей можно. – ответил Петр Артемьевич.
Ира улыбнулась, и обратилась к сестре:
— Ксюшка, помоги мне со столом, а мужчины пусть займутся своими делами.
— Эт какими еще?
— Ну, может в печку дров добавить, или нам, девочкам косточки перемыть, они сами решат. Папа, Валик по тебе тоже соскучился, забери его у Оксанки на пару минут.
На улице слегка просветлело и дождь, щедро поливавший землю последние пять дней, прекратился. Мужчины, забрав Валика, вышли покурить во двор, а заодно покатать малыша на качелях.
— Рада за тебя сестра, ой как же я рада! — обняла Ира Оксанку.
— Спасибо дорогая, он у меня такой классный! — ответила Ксюха. — А как там твоя Мишаня? Ты списывалась с ним? Он на нашу свадьбу сможет приехать?
— Вооот! Узнаю свою сестричку, — улыбнулась Ира. — Да, мы конечно поболтали! — соврала ведьма, — но он задал очень правильный вопрос. Без ответа на него, Мишка не может пообещать приехать….
— Эт, какой еще вопрос? — удивилась Оксана.
— Когда свадьба-то у вас? Ему не так просто вырваться с работы.
— Нууу…, — я же говорила, примерно в начале зимы, или чуть позже. Знаешь, — вдруг ее глаза загорелись, — может мы, это событие с Новым Годом совместим?
— Ты у меня спрашиваешь? — улыбнулась Ира, — я думала, такие вопросы сможет решить твой Костя. Понятно, что с твоего молчаливого одобрения!
— Неее, я только что подумала об этом. Все будет так красиво и сказочно!
— Когда мы разговаривали с тобой о свадьбе, мне казалось, что вы уже определились с датой.
— Нет, — вздохнула Ксюха, — у Кости сейчас тяжелый период, ему повышение светит, но сама понимаешь, банк, деньги, да и желающих много. Он работает как проклятый, приходит за полночь. — Она махнула рукой, — у нас сейчас даже секс от случая к случаю.
— О, в этом я тебя хорошо понимаю, — Мишка… — Но тут хлопнула дверь.
Вернулись мужчины и откровение, которым Ира собиралась поделиться с сестрой, осталось не озвученным.
— Что тут у вас? — Константин совершенно по-хозяйски подхватил с тарелки кусок ветчины.
— Можем уже садиться, только стул из второй комнаты принеси.

Пока происходила вся эта свойственная приему гостей суета, Проклятый мерил шагами стол, злился, и изнывал от нетерпения. Мише не хотелось ни смотреть кино, ни лазить по сети. Ведь вчера, в Этании, он наконец-то добился того, что смело можно назвать прорывом. И сегодня, после пробуждения, ему очень хотелось поделиться этим с Ирой, снова отправится под тумбочку, в этот коридор меж стен. Но он вынужден был сидеть в этом кабинете, как зверь в клетке, и даже не мог написать о своем приключении. Во-первых, он подспудно опасался, что его бормотание услышат, а прыгать по кнопкам не хотелось, а во-вторых, он все равно не знал что написать.
В конце — концов, он заставил себя успокоиться и лечь. В любом случае Проклятому было необходимо собраться с мыслями.
Вспомнился самый первый день в Этании, после того как он прошел через черный вихрь Розы. Хотя, подумал он, все-таки был не первый, а второй. Первый день он провел с семьей. Час с женой, и все остальное отведенное ему время с малышом. Магрес нашел их незадолго до пробуждения Валика.
— Завтра Ира будет тренироваться дома, — сказал чародей, — а ты попробуй исследовать изнанку.
— Хорошо.
— У тебя прекрасный сын, — услышать это было слегка неожиданно от мага, и Миша удивился. — Думаю, когда он станет постарше, то сможет обучаться ворожбе. Но, надеюсь, к тому времени уже сама мама будет способна обучить его.
— Надеюсь. — Проклятый не знал, как реагировать, и поэтому старался отвечать односложно.
— Как только Ира освоит приготовление “Аннасонта” на Земле, будешь водить ко мне ее чаще.
— Да.
Тот диалог оставил у него странное послевкусие, но в круговороте дальнейших событий Миша подзабыл о нем.
На следующее утро, как и договаривались, Ира могла отоспаться, а он не тратить время на путешествие в Солимбэ.

Придя в себя, он сразу увидел что «Альмага» лежит на столике рядом с кроватью. Вчера они договорились с чародеем, что Миша сразу упакует артефакт в рюкзак, который понесет не снимая с себя.
— Скорее всего, вынимать «Альмагу» наружу там на изнанке, у тебя необходимости нет, — говорил Магрес, — в любом случае в первый раз пусть просто лежит в рюкзаке.
— На этот раз я тебя точно не забуду, — Миша погрозил артефакту пальцем, и пошел умываться.
В этот раз, несмотря на нетерпение, он решил не спешить. Не просто умылся, а принял душ и спокойно позавтракал, правда при этом практически не почувствовал вкуса пищи. Все Мишины мысли крутились вокруг Шаарна. Исходя из слов Магреса, после первого удачного попадания на изнанку с использованием Розы, он получал способность делать это самостоятельно. Но сказав это, чародей предупредил: делать это можно не всегда и не везде. При этом никаких инструкций по этому поводу у него нет, и не предвидится в будущем.
Все это напомнило Проклятому шутку, услышанную еще в подростковом возрасте: «какие дамы нам не раз шептали: дорогой! Конечно да, но не сейчас, не здесь и не с тобой». Тем не менее, вопрос с дамами, так или иначе, оказался решаемый, поэтому Миша надеялся, что справится и с текущей задачей. Хотя сегодня у него было еще и другое задание.
— Смотри сам, — говорил маг, — если сразу поймешь, как пройти через мертвую зону без Розы, то дерзай. Но если нет, прошу, воспользуйся ей, и поброди там с «Альмагой». Мне надо понять, подходит ли она для моих целей.
— А может и не подходить? — удивился Проклятый.
— Она может просто не работать в паре с тобой, — ответил высший. — Или я чего-то не знаю и у меня в руках не полный артефакт. Может быть все, что угодно, и надо это проверить.
— Понятно, заняться ее тестированием, — усмехнулся Миша, и вздохнул.
Иногда на него накатывала тоска по прежней, размеренной жизни.

Вот так, вспоминая вчерашний разговор, Проклятый добрался до Шаарнской башни, и остановился перед самым выходом. Мелькнула мысль не пользоваться «Оссой Эли», которая убивает все запахи. Еще вчера ему показалось, что смрад тварей заполонивших Шаарн, стал намного терпимее. Но тогда ему было не до экспериментов. Его мучила жажда, а никакой жидкости кроме эликсира под рукой не оказалось. Сейчас же он мог проверить свои ощущения, но поколебавшись несколько секунд, все же решил, что не стоит экспериментировать. Слона надо кушать по кускам, а загадочные явления исследовать по очереди. Вдобавок у него не было ни малейшего желания еще раз почувствовать этот запах. Потому сделав три положенных глотка, Проклятый вступил на последний короткий путь, отделяющий его от Шаарнских гор.
На этот раз он не спешил. Из головы не шли слова чародея о том, что он может находить новые дороги, искать выходы на изнанку там, где их нет, и потому Миша всматривался в горы, зажмуривался и пытался смотреть сквозь правую руку. Ничего! С открытыми глазами он видел те же самые скалы, а с закрытыми только темноту.
Вот и знакомый кар. Он со вздохом взглянул на лестницу, ведь снова карабкаться вверх, что тут, что дома. Внезапно накатились усталость и безразличие.
— Надоело, — пробормотал он. — Просто заколебался.
А затем ему вспомнилась Ксана. Навечно, ну или на очень долго, заточенная в прозрачную тюрьму. И странное дело, это воспоминание вызвало улыбку. Правда совсем не веселую, а скорее злобно-саркастическую.
— Ладно, — обратился он неведомо к кому, — будем считать, вы меня убедили, полное бездействие все-таки похуже, чем вот это вот все.
Почувствовав вдруг некий прилив сил, он начал карабкаться к Розе.
Его сегодняшний переход ничем не отличался от прошлого. Стоило Проклятому пересечь границу круга, как Роза послушно ожила, и черный вихрь принял Мишу в свои объятия.
— Посмотрим — посмотрим, — бормотал он, извлекая “Альмагу”.
Артефакт внешне никак не отреагировал на окружающую обстановку. Ну, или Проклятый банально не мог это понять. Миша покрутил его, и чуть было не уронил, но не заметил ничего необычного.
— Ну и пусть, — снова пробурчал он, — может так оно и надо? Может я, просто имею дело с записывающим устройством, а просматривать файлы будут с помощью иного оборудования?
Теперь ему надо было решить, чем заняться в этой тишине и пустоте. Просто так погулять среди скал размахивая “Альмагой” ему не хотелось. Постояв пару минут, Проклятый решил, единственное, что ему остается — рисковать. Он уже понял, что обладает некоторой странной силой в этой, неподвластной обычной Евклидовой геометрии, местности. Об этом ему говорили и Ктана и Магрес, а еще он сам убедился в их правоте вчера. Осталось лишь принять этот невероятный факт, и попробовать как-то все это использовать.
— Знать бы еще, — прошептал он, — куда я могу прийти?
Он постоял еще минутку, а затем поднял правую руку. Как и раньше это сработало. Стоило лишь сделать несколько шагов с закрытыми глазами, как он снова оказался на распутье. Появились знакомый амфитеатр и множество дорог. Миша представил себе речку, кусты, зеленую траву. Он раньше был в похожем месте на Земле вместе с Ирой, и хотел бы там оказаться вновь. Проклятый не был уверен, что может вот так просто попасть на Землю, но где-то в глубине души очень надеялся на эту удачу. И да! Если его мечта вдруг осуществится, то они с Ирой уж как-нибудь придумают, что делать с их двумя телами.
Проход он выбрал наобум. Совсем не потому, что захотелось именно этот, а просто по принципу: “а почему бы и нет”. Опять вспомнилось вчерашнее путешествие обратно в Шаарн. Он тогда прошел несколько шагов, и при этом казалось, что тропинка завела его в тупик. Она сузилась, почти затерявшись среди скал. А когда он подошел вплотную к тупику, оказалось, что там есть проход. Но есть он только в том случае, если смотреть на скалу сквозь его метку. Эта тропинка изгибалась, но он мог протиснуться между скал. В какой-то момент стало очень тесно, но не успел Проклятый испугаться, как давление камня вдруг исчезло. Открыв глаза, он понял, что вернулся в Шаарн на площадку с Розой, только не вовнутрь круга, а рядом с ним. Само собой, что обратной дороги ведущий к этому таинственному амфитеатру он не увидел.
Сейчас — же Миша надеялся, что выберется куда-то еще. Пусть не на Земле, пусть в Этании. Пройдя шагов десять, он зажмурился, повторяя вчерашний ритуал. Оказалось да, это работало. Немного иначе, но явно работало. Окружающая обстановка начала меняться, камень под ногами плавно перетек в чавкающую грязь, на голых скалах появилась какая-то растительность. Даже вечные сумерки, к которым он успел привыкнуть, отступили. Казалось, сделай еще шаг и увидишь Солнце.
Тут он вдруг испугался и замер как вкопанный. Пришло ощущение, что еще несколько шагов и он окажется неизвестно где. А ведь пока, он не смог выбраться на изнанку без Розы. Миша открыл глаза, сделал шаг назад, и все исчезло. Он снова был среди голых скал, и тропинка тянулась вдаль, насколько хватало глаз.
— Погодите, не спешите так, я вас мигом проглочу, — пробормотал он. — Успею еще побегать, а пока же у меня задание.
Так, не торопясь, он исследовал еще несколько ответвлений, но скорее всего из-за его настроя, ведь следующие пять попыток были безрезультатны. Ситуация еще ухудшалась тем, что Миша снова начал испытывать жажду, а бутыль с водой, которую ему благоразумно оставили в рюкзаке вместе с “Альмагой” уже подошла к концу. И когда он возвращался обратно, из пятого ущелья, вдруг понял, что больше уже не видит амфитеатра. Эта тропинка петляла меж скалами, была очень удобной, широкой и бесконечной. Несколько попыток использовать работающий метод — смотреть сквозь плотно закрытые веки на метку, на этот раз не привели к успеху.
И тут пришел страх, неприятный, насмешливый и пытающийся зайти в пятки.
— Доигрался, страааанник? — протянул он с издевкой.
В ответ показалось, что он слышит ехидный голос Ксаны:
— Хех, ну что, заблудился в трех соснах? Уже полностью уверовал в свою исключительность? Тогда добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно!!!
И тут он побежал. Нет, не сломя голову, и не разбирая дороги. До такого Миша еще не дошел, но побежал он в надежде, что за очередным поворотом окажется знакомый амфитеатр, и он спокойно сможет вернуться в Шаарн.
Тут сказали свое слово многочисленные тренировки, и бежать Проклятому было довольно легко. Легко, но и бессмысленно. Спасительный амфитеатр ни показался не через первый поворот, ни через десятый. И теперь страх начал уступать место панике. Нет, мозгами он понимал, что надо остановиться, успокоиться, расслабиться и спасительный путь окажется на расстоянии вытянутой руки. Он понимал это, но ничего не мог поделать. В конце — концов, Миша умудрился споткнуться на ровном месте и, не удержавшись на ногах, ободрал себе руки и лоб.
Потом, он некоторое время старался успокоить дыхание, а затем просто лежал уткнувшись в землю, не испытывая ни малейшего желания подняться снова. Отдохнув, Проклятый все-таки заставил себя сесть и, прислонившись к скале, закрыл глаза. Он в итоге решил, что встретит тут земное пробуждение, и будь что будет.

Уже проснувшись дома, он поймал себя на том, что та апатия из Этании никуда не делась. Весь день он просто валялся в своем ложе, и пялился в потолок… или просто слушал музыку. Ни поговорить с Ирой, ни исследовать земные серые территории ему уже не хотелось. Любимая, у которой было много своих забот, вообще ничего не замечала. Да и Мишка был просто рад этому.
Вот именно в этот день, под тихо звучавшую музыку и под неслышимый, но словно ощущаемый аккомпанемент осеннего дождя, он впервые всерьез задумался о самоубийстве. Проклятый задумчиво перебирал варианты, как можно это осуществить. Спрыгнуть с высоты? Не факт что поможет, а вот сломать что-нибудь вполне реально. Подлезть кому-нибудь под ноги? Это легко, но некому. Нужен какой-нибудь враг, кого не жалко убить. Например, недавно напавший придурок на Иру. Но того, кого хотелось бы прихватить с собой, тоже не наблюдается прямо сейчас. Отравиться чем-нибудь? Опять-таки может не выйти. Из того, что ему рассказывала Ктана, яды на него действуют слабо, или вообще бездействуют.
Вот так, бездумно перебирая варианты, и жалея себя в душе, он скоротал этот день. И только под вечер, когда его потянуло в сон, эта апатия стала отступать.
— Да. Я вернусь в Шаарн — произнес он. — Затем в Старкворд. Схожу за Ирой и сыном. Потом Ира отправится на обучение, а я же отгуляю свой законный выходной!
Вот так, составив план своих действий, он успокоился окончательно. А затем, успокоившись, уснул. Очнувшись в Этании, он ощутил умиротворение. Ему надо вернуться в территории, вернуть “Альмагу”, и пусть чародей разбирается с этим артефактом. А он сейчас сходит за семьей.
Путь в Шаарн оказался до неприличия прост. Уже спускаясь по навесной лестнице, Проклятый вспомнил свои мысли о смерти и лишь улыбнулся. От того меланхоличного настроение не осталось и следа.
Шаарн был пуст. Маг не встречал его, как в прошлый раз в скалах, не было его и в башне. Миша уже не удивлялся, у чародея просто обязаны были быть другие дела. Уже добравшись до Старкворда, он поймал первого попавшегося слугу и приказал передать хозяину, что меченный вернулся. Как этот бедняга выполнит его приказ, и сможет ли сделать это в принципе, его не волновало.
Теперь вперед в Солимбэ и обратно, и вот он опять будет в Старкворде с семьей. Все произошло быстро и буднично, можно даже сказать рутинно. Честно говоря, Миша надеялся, что их никто не встретит. Тогда, оставив Валика на няню, он сможет уединиться с женой. Но эта его надежда не оправдалась.
— Приветствую, — Балтон склонился в поклоне перед ними. — Хозяин приказал начинать наш урок немедленно, Ирина, прошу пройти со мной.
— Идемте, — ведьма покосилась на мужа, прекрасно понимая его разочарование и, слегка повела плечами: “мол, что я могу поделать?”.
— Удачи любимая, — крикнул он вслед, — постарайся быстрее освоить этот урок!
Но ответа так и не услышал.

Весь этот день он откровенно наслаждался. Они гуляли, играли, устроили небольшой пикник. Но в какой-то момент Проклятый вдруг испытал странное нетерпение. Казалось, ему прямо сейчас надо попасть в Шаарн, что возможно он поймет, как найти дорогу, но затем Миша успокоился, еще успеет.
И вместо того чтобы бежать в Шаарн, он решил отвести сына на озеро. Валик спокойно реагировал на короткий путь, не боялся, и Миша не видел ни одной причины сидеть в привычном Старкворде. Правда попросил няньку и одного из слуг пойти с ними. Няньку — на всякий случай, а слугу, чтобы нес корзину с едой. Он уже привык к тому, что для слуг Магреса, просьбы Проклятого обладают силой приказа и пользовался этим, правда, испытывая некую неловкость.
Вода в озере была прохладной, и на Земле Миша бы не решился купать сына. Но во сне, почему бы и нет? Совершенно не стесняясь, он скинул одежду, оставшись в одних трусах, и раздел малыша, который почти всегда гулял по Этании в ночной пижамке. Миша задумался, это потому что он так спит, или из-за того, что он сам представляет сына именно таким? Но сейчас, продолжать размышлять на такие темы ему не хотелось.
Проклятый зашел в озеро по щиколотку и слегка скривился. Вода все-таки была прохладной на его вкус. Валик замер у кромки воды, не решаясь пойти дальше. На детском личике отразилось любопытство, смешанное с осторожным недоверием. Мол: “что это тут такое у нас?”
Поколебавшись пару секунд, Миша с разбега прыгнул в озеро, нырнул, проплыл под водой около метра и вынырнул отфыркиваясь. Все это происходило под заливистый смех Валика, который видя такое папино поведение, даже зашел немного в воду, но потом опять остановился.
Миша вернулся к сыну и подхватив его на руки закружил. Дальше они баловались в воде, забыв про холод и не обращая внимания на время. Нянька, оставаясь незаметной, позаботилась о еде. Снедь перекочевала из корзинки, на невесть откуда взявшуюся скатерть, было тут и вино для папы и сок для малыша.
Накупавшись и как следует замерзнув, они набросились на еду. Малыш был завернут в пушистое полотенце, а Миша остался так. Потом они еще несколько раз купались, гуляли по берегу, изучая кустарник, который стеной окружил их небольшой песчаный пляж. Проклятый наслаждался каждым моментом, сейчас он понял, насколько на самом деле соскучился по Валику.
— Я найду дорогу домой, — пообещал он себе, — и мы еще погуляем на Земле.
Затем малыш начал зевать. Это было удивительно, но, похоже, его сын собирался поспать во сне. Мише даже стало любопытно — получится ли? Но он так это и не узнал, потому что его сын исчез. Миша вздохнул, ему показалось, что они совсем мало времени пробыли на озере и Валик мог еще не просыпаться, но что случилось, то случилось.
Затем его закрутили серые будни. Магрес похвалил Мишу, сказав что “Альмага” работает, и надо продолжать гулять на изнанке с этим артефактом. А также учиться искать новые выходы туда без использования Розы. Проклятый бродил по ущелью, исследовал ответвления, ведущие из амфитеатра, представлял разные места, стараясь найти туда дорогу. Иногда это занимало весь этанийский день, а до сих пор не разобравшись в нюансах местного времени, свое бодрствование он окрестил днем, и перестал думать об этом. Вот иногда весь этот день уходил на бесплотное блуждание по однотипным ущельем.
В такие дни его всегда мучила жажда, но теперь в рюкзаке Проклятого всегда лежали бутыли с водой. А вот есть ему почти никогда не хотелось. Бывало, что местность начинала меняться, то тропинка покрывалась травой, то ямами и трещинами, или становилась мокрой и топкой, как в болоте. Иногда Миша слышал журчание воды, но не видел источника звука.
Каждый раз он не позволял себе заходить далеко и всегда возвращался к молчаливой пустоте. С каждым посещением этих мест в Проклятом крепла уверенность, что ему надо попытаться выйти сюда со знакомой местности, в первый раз найти путь без Розы, а уже потом экспериментировать с выходами.
Он облазил все скалы Шаарна. Дважды, когда он не мог вскарабкаться вверх, работники вбивали штыри, лезли наверх и укрепляли веревочные лестницы, делая доступными небольшие горизонтальные площадки на высоте около двадцати метров. И все впустую. Он не понимал, как выйти за пределы Этании.
Ира тем временем осваивала приготовление зелья в земных условиях. Миша через день водил ее к Балтону, и после третьего визита, его жена добилась успеха. До этого у нее было около трех десятков неудачных попыток, ей пришлось специально ездить в Чернигов за лимонами, но в итоге после очередной попытки, приготовленное зелье окрасилось в бледно-розовый цвет, что являлось критерием успеха.
Она с некоторой опаской попробовала приготовленное пойло. На вкус оно, как и ожидалось, было не очень, но Ира, подавив рвотный рефлекс, заставила себя выпить не аппетитную жидкость. Первое впечатление — ее ударили по ушам. В голове зазвенело и потемнело в глазах. Это продолжалось несколько секунд, затем неприятные ощущение исчезли так же неожиданно, как и появились. И она поняла, что больше не хочет спать. Вообще. Она даже опасалась, что вообще не уснет, но эффект продержался до того момента как она легла в постель и расслабилась.
Как и договаривались, после Ириного успеха, Миша привел ее к Магресу. А сам отправился исследовать Шаарн дальше.
— Очень важно, что у тебя получилось — поздравил ее чародей. — Теперь необходимо, чтобы муж приводил тебя каждую ночь, семь раз подряд. Затем два дня отдыха, затем опять семь уроков. После этого — посмотрим.
— Да, мастер.
— Теперь слушай внимательно. — Тон чародея изменился, — сегодняшний день очень важен. Я начну обучать тебя языку “Ваатке”. Считается, что этот язык — прародитель магии как таковой. По-настоящему сильные заклятия обычно читаются именно на “Ваатке”. Проблем в его изучении две, — продолжил Магрес. — Первая — он крайне сложен, и второе, — до сих пор он практически не использовался в не магических мирах.
Чародей сделал паузу, и Ира рискнула уточнить:
— Практически?
— Да, — ответил Магрес. — Я знаю, что когда-то создали письмена с определенными ритуалами, и они попали в миры типа вашего, а может и на Землю тоже, но обычно на такие свитки наносились очень узконаправленные заклятия. Я лично не знаю, насколько они успешны в ваших условиях.
— Мастер, — поколебалась Ира, — меня не убьет моментальным откатом? Если я попробую?
— Нет. — уверенно ответил чародей. — Просто может ничего не получиться, поэтому тебе будет необходимо попробовать первое освоенное заклятие, чтобы мы не тренировались впустую. Если оно будет успешным, то мы перейдем на изучение “Ваатке”, не отвлекаясь на иные школы. Не получится…, что ж, будем как раньше. А теперь, — вдруг улыбнулся чародей, — поговорим о твоей метке дочери. Точнее о ее пользе.
Ира молчала, вряд ли магу требовался ее ответ.
— Так вот, — продолжил Магрес, — я поставил тебе особую метку, такие ставят или родным детям, или крайне талантливым ученикам. — Он помолчал, наблюдая за изумленной Ирой, но та дисциплинированно молчала, и чародей продолжил. — Так что я нарушил все неписанные правила, но благодаря этому я смогу учить тебя быстрее. В изучении “Ваатке” — основная сложность в том, что поначалу ученик в принципе не может понять, как надо произносить некоторые звуки, как делать специальные пассы, как смотреть. А уж правильно это скомбинировать….
Он переплел руки, и ведьме показалось, что теперь оба средних пальца Магреса растут из середины ладоней. Пока она пыталась понять, что и куда он закрутил, чародей издал звук, более похожий на шипение змеи. И не один звук, а целую фразу, будто состоящую из одних согласных.
Стоило магу замолчать, как небольшой столик в центре комнаты начал отекать, словно был сделан из воска. Ира с изумлением смотрела, как меняется его форма, как буквально на глазах он превращается сначала в бесформенную каплю, а затем трансформируется в изящный цветок.
— Держи, — чародей протягивает ей бывший предмет мебели, и Ира рефлекторно берет его. На ощупь цветок твердый, видимо свойства материала не изменились, — только форма.
— Впечатляет, — прошептала она.
— Это трансформация. В таком виде она крайне сложна и тебе не нужна. но хороша для демонстрации возможности “Ваатке”. Теперь скажи, ты поняла, что я делал?
— Нет. Даже не представляю, какие звуки вы использовали, и способна ли я в принципе это воспроизвести.
Чародей не ответил, а просто подошел к ней и положил правую ладонь на метку. И тут Иру проняло. На секунду ей показалось, что она смотрит на мир глазами чародея. Затем это ощущение пропало, но она поняла. Поняла, как именно Магрес складывал руки, как он смог издать этот набор звуков. Единственное чего она не поняла — как это вообще возможно повторить.
— Теперь ты видишь, что дает метка, — тихо сказал он.
— Да, мастер, это неописуемо, но…
— Тренировка — перебил он Иру. Никакая связь через метку не заменит тебе тренировку, но ты знаешь, что именно ты должна нарабатывать. И мне будет легко помогать тебе, во всяком случае, в те моменты, когда ты в Этании. А на Земле, все возможное время ты будешь закреплять материал. — Ира послушно кивнула. — И для начала — он взял ее ладони в свои, сделай-ка вот так.

Пока Ира постигала азы древнего языка чародеев, Миша искал выход на изнанку. В какой-то момент, ему пришла идея, настолько простая, что было удивительно, почему он не подумал об этом раньше. Надо попробовать выйти за пределы привычного мира не в Шаарне.
Да, он впервые появился в Этании, там же познакомился с Магресом и нашел Розу. А может хватит? Вряд ли Шаарн является кладовой со всеми секретами.
Вспомнились горы, где он встретил голубоглазую обезьяну. Хорошее место для выхода наизнанку. С каждой секундой уверенность в том, что надо идти туда, в таинственное ущелье, крепла, и в какой-то момент он поймал себя на желании бежать туда.
Пришлось успокоится. Он ничего не сказал магу о существе, там нет охраны, а идти одному не стоит. И тогда он решил действовать. Признаваться, особенно по прошествии времени, Миша не хотел.
Поймав первого встречного, он спросил, где ему найти начальника охраны, или хоть кого-нибудь из бойцов. Слуга проводил его вниз, и вскоре Проклятый увидел парня одетого в что-то напоминающим униформу.
Миша показал кольцо Магреса.
— Мне необходимо охрана, думаю человек двадцать.
— Какая может быть опасность? Как далеко идти? — Боец старался говорить короткими фразами, видимо опасаясь, что Проклятый не поймет.
— Про опасность не знаю, — пожал Миша плечами, — просто предчувствие. А идти недалеко, по короткому пути в этот, как его… Забыл название. Там горы и какие-то заброшенные шахты.
— Понял. Будем готовы через пол такта.
— Жду. — Есть Мише не хотелось, он прихватил “Альмагу” и воду.
Бойцы собрались быстро, как и было обещано, и вскоре Проклятый оказался в знакомых горах. Имея за спиной двадцать крепких мужиков, он опасался значительно меньше, хотя и отдавал себе отчет, что возможно, подставил их. Если этих существ несколько тысяч, и настроены они агрессивно, то их сметут в момент. Но, несмотря на эти разумные мысли, он решил рискнуть.
Тишина. Знакомое ущелье встретило их абсолютной тишиной. Двое, повинуясь приказу командира пошли вперед, видимо в разведку. Миша ждал, сейчас он не спешил, он старался прислушаться к своим ощущениям, и с каждой минутой в нем крепла уверенность, что тут не все чисто. Но понять хорошо это, или наоборот, пока не мог.
Вернулись разведчики и они продолжили движение. Перед тем, как еще в Старкворде открыть короткий путь, Проклятый попросил провести его к заброшенным шахтам. И сейчас, идя по запутанному ущелью, он удивлялся, неужели вход в шахты так далеко?
Остановив отряд, он расспросил командира. Из ответа следовало, что входов несколько, но все, что находятся рядом, давно завалены после обвалов. Немного подумав, Проклятый приказал вести его к ближайшему.
Внешне это никак не напоминало вход. Видимо обвал произошел давно, и кое-где на камнях уже успела прорасти трава. Но тут что-то было. На Мишу накатило, закружилась голова, заболело правое предплечье. Глянув на него, Проклятый заметил, что татуировка снова начинает светиться. Закрыв глаза, он посмотрел на обвал, и вдруг увидел.
Узкая опасная тропа. Она петляет между камней, чтобы пройти — придется кое-где пригибаться, а где-то протискиваться, но тропа есть. А ведь секунду назад — ее не было. Открыв глаза, Миша убедился, что тропа никуда не пропала.
— Ты видишь там что-то кроме камня?
— Трава, земля — дисциплинированно ответил командир.
Миша кивнул. Похоже, кроме него проход никто не видит.
— Сейчас я могу исчезнуть — начал он. — Если это случится, и я не вернусь, — он задумался, но местного времени так и не вспомнил, точнее не смог провести параллель между земным и этанийским. — Если не вернусь через три тысячи мигов, возвращайтесь в Старковрд, и докладывайте Магресу о том, что я смог.
— Вы уверены? — видимо перспектива потерять ценного меченого не радовала бойца, но и ослушаться он не мог.
— Уверен. — Миша взял флягу с водой и выпил почти половину. — Можно? — Протянул он ее, и один из сопровождающих снова наполнил ее до краев.
Стараясь больше ни о чем не думать, Проклятый пошел к завалу. Стоило коснуться тропинки, как его снова повело, и вспомнились первые путешествия в Старкворде, когда он пытался добраться до ускользающей лестницы. Видимо в таких местах нельзя колебаться, и в следующую секунду он врезался в каменную глыбу, и чуть было не остался без зубов. Вскрикнул, зажимая лицо, но быстро успокоился. Повернулся к отряду, те смотрели взволнованно, но никто и не думал смеяться или хотя бы улыбаться.
— Так, успокойся — пробормотал он, стараясь сконцентрироваться.
Проход снова появился, стоило ему успокоиться, и он осторожно двинулся вперед. Ему казалось, что толща камня, как завалившего проход, так и самой скалы над ним, давит его, причем физически. Но он не дал страху остановить себя, продолжая протискиваться вперед. Стало прохладней, возникло четкое ощущение, что теперь он под землей, еще шаг, и еще и вдруг давящее чувство исчезло, и он рискнул покрутить головой. Ущелье. Пещера, но впереди что-то виднеется. Несколько шагов, и вот он в ущелье. Уже догадываясь, что он увидит, Проклятый рванулся вперед, и оказался в знакомом амфитеатре.
— Я сделал это! — Прокричал он в равнодушное небо. Сделал!!
А затем просто вернулся в Шаарн, это произошло просто, как будто перешел из одной комнаты во вторую. И так вышло, что в этот день он не встретился с Магресом, чтобы похвастаться успехом, а когда проснулся, с неудовольствием вспомнил, что сегодня у них гости, а значит, и Ире нормально не расскажешь.
И оставалось ему сидеть, смотреть в опостылевший монитор и ждать ночи.
— Ничего, в Этании думаю меня ждут. Интересно, что теперь захочет от меня чародей?

Филипп посмотрел на часы. До начала операции оставалось около десяти минут и его нервы напряжены до предела. Как-никак, это первый выход в карман, или, как их еще иногда называют — на блеклые территории. Его включили в состав этой группы, потому, что он был обязан, познакомится с работой всех подразделений.
И теперь, пришедший первым Филипп, ждал остальных. Так или иначе, он знал всех участников, кого-то по документам, а с некоторыми уже успел пообщаться лично. Люди как люди, на первый взгляд никаких отличий от его коллег, с кем он работал еще до того, как узнал о подноготной “Аусграбуна”.
Наибольшее впечатление на него произвели симбионты. В киевском офисе работали две пары, папа с сыном и мама с дочкой. С первыми Филипп познакомился практически сразу после приезда и разговора с Клаусом. Тогда они пообедали, на территории офиса организации был небольшой ресторан, и уже по дороге в свой новый кабинет Филипп встретил мужчину ведущего за руку маленького мальчика.
— День добрый, — отец поздоровался первым, протягивая руку.
— Здравствуйте.
Во внешнем виде мужчины не было ничего необычного. Черные волосы, невысокий и худощавый. Про таких людей еще говорят: маленькая собачка — до старости щенок. Но рукопожатие у него было крепким, а серые глаза смотрели внимательно и оценивающе. Но намного большее впечатление на гостя произвел мальчик.
Обычный малыш, лет трех-пяти, Филипп не часто общался с детьми, чтобы точно оценить возраст по внешнему виду. Он топал, держась ручкой за папин указательный палец, и при встрече не обратил никакого внимания на встречного.
— Леша, поздоровайся с дядей. — После слов отца, малыш наконец-то посмотрел на Филиппа, и на его личике расплылась милая улыбка.
— Привет, — Филипп склонившись протянул руку, и малыш несколько секунд озадаченно смотрел на его ладонь, а затем пожал кончики пальцев протянутой руки. При этом их глаза встретились, и в этот момент, детское наивное выражение исчезло из маленьких глаз, а появилось что-то цепкое, оценивающее и, как показалось Филиппу, не доброе. Длилось это видение всего лишь несколько секунд. Затем все вернулось, и он снова видел обычного ребенка, но в душе испытывал некое смятение. Такого просто не должно быть!
— Нам уже надо идти, скоро пересечемся по работе, — Александр, отец пацана, явно заметил, что Филипп выбит из колеи этой встречей, — вы привыкните.
— До свианьа! — помахал ручкой маленький Леша, улыбаясь во весь рот.
Филипп поймал себя на том, что и сам улыбается малышу ответ.
— Пока, пока, — произнес он и быстро отвернулся. Не было ни малейшего желания еще раз увидеть такие взрослые глаза на лице маленького симбионта.
Затем его закружила рабочая рутина. Он изучал все личные дела и работу филиала. Тут действительно собралась довольно сильная команда магов. Причем они специализировались на боевых направлениях.
Официально подразделение Клауса занималось исследованием карманов, с отловом и уничтожением демонов. На последней их функции Филипп остановился подробнее. В голове немца плохо укладывались такие понятия, как современная Европа и ловля демонов, даже после разговора с Габриэлой и визита к Гротаку.
Изучая операции “Проникателей”, а именно так называлась боевая группа, сосредоточенная в этом офисе, он пришел к выводу: плотность гостей из других реальностей тесно связана с исследованием этих самых других миров. В общем-то, об этом он знал и раньше, но до сего момента это знание было лишь малозначительным фактом.
Конечно, все демоны были без клыков, без рогов и копыт, чаще всего похожие на обычных людей. Кто-то убивал, питаясь кровью и болью, а кто-то пил эмоции или просто жизненные силы. Вариаций было много, но, ни одной дружественной. Вот с ними и разбирались парни и девчонки из “Проникателей”.
И вторая функция, это исследование блеклых территорий.
Рядом с Киевом было открыто два постоянных кармана, и периодически появлялись, но и исчезали новые. В одном из постоянных добывали некую субстанцию, кодовое название “ПЛ-1”. Использовалась она для изготовления различных фарм. препаратов. Именно тогда Филипп с удивлением узнал, что ценнейший “ОВ-12” (препарат, останавливающий все жизненные процессы в организме, позволяющий выжить смертельно раненным, или подержать кого-то в коме), делается на основе этой субстанции. Но не только этот, а еще многие другие из того, чем пользовались сотрудники “Аусграбуна”. Информация по второму карману, неожиданно оказалась засекреченной, вероятнее всего ему просто не оформили необходимый допуск. Он подал запрос и был уверен, что все решиться в ближайшие дни. Но, тем не менее, отсутствие допуска выглядело странно.
Вечером того же дня, к нему зашел Клаус и предложил принять участие в очередной экспедиции.
— Карман постоянно доступен, — говорил Клаус, — но это не означает, что туда можно лазить каждый день.
— Почему?
— Местная флора. Она в целом нам не дружественна, но иногда это почти незаметно. Было несколько нападений за всю экспедицию, а иногда — просто жуть. В эти дни там не продержаться и часа, поэтому приходится уводить группу, а все переходы довольно энергозатратны.
Это была правда, механизм перехода с Земли в карман был довольно сложным. Всегда нужен проводник, а судя по документам в Киеве, в их качестве выступали симбионты, а точнее их дети. Но при этом всегда существовал риск, что кроме проводника никто не доберется до места назначения. Было хорошо, если группа просто останется на Земле, а может, ведь и исчезнуть где-то в дебрях этого загадочного пространства. Переходы стали более-менее регулярными лишь после того, как их научились временно стабилизировать с помощью машин. Вся беда в том, что стабилизация была очень энергозатратной, и некоторое время этот проект вообще думали свернуть. Но затем отдача от некоторых карманов стала превышать затраты и исследования продолжились. Однако снаряжая группу в экспедицию с использованием генераторов, любой руководитель, а Клаус тут не был исключением, предпочел бы перепроверить все тысячу раз, чем один раз “погулять” вхолостую.
— Это что, змеи? — Филипп уже успел, вкратце ознакомится с материалами по “Фалькару” — под таким названием этот карман проходил в документах, но сухой казенный язык не давал ему четкого представления.
— Да, змеи, птички, жабки размером с крокодила, и многое другое. Кроме того — газ. Атмосфера там, мало пригодна для дыхания, поэтому приходится использовать фильтры, но периодически даже они не спасают. Кроме того там не действует огнестрельное оружие и взрывчатка. Можно использовать только меч, арбалет и магию, прямо как в старом и модном фэнтези.
Филипп поморщившись произнес:
— А ваши люди не будут возражать против моего присутствия? Как-то раньше я, ни с чем из вышеперечисленного не ознакомился на своей кабинетной работе, а балласт не очень любят в опасных путешествиях.
— Вы идете в группе, как специалист по поиску. И кстати, — тут Клаус наградил его внимательным взглядом, — так оно и есть, если судить по вашему досье.
— Поиск? — растерялся Филипп.
— Вы же интуит! Вам и раньше приходилось искать людей. А там, действуя по тому же принципу, будете искать все, что может представлять ценность. И это не обязательно должен быть “ПЛ-1”.
— Я совсем не уверен, что понимаю как это делать.
— А никто из разведчиков поначалу не понимает, — пожал плечами Клаус. – Думаю, если бы это было подчинено хоть какой-то логике, то было бы проще, но чего нет, того нет. Так что не переживайте, ваше участие в группе вполне объяснимо. И советую выспаться, а завтра в шесть утра быть на складе. Экипировку вам подготовят.
Так он и поступил. Несмотря на переживания, сумел уснуть легко и спал крепко, без сновидений.
На складе, кроме обещанных фильтров, а это легкая маска закрывающая рот и нос, ему выдали еще очки. Они плотно, как у ныряльщиков, прилегают к лицу. А далее — сапоги, штаны, перчатки и куртку из какого-то плотного материала защитного цвета. Ну и еще шлем, похожий на те, что носит спецназ. А вдобавок две фляги.
— А почему две? — Не удержался он от вопроса.
— В одной вода, а во второй спирт, — спокойно ответил сотрудник.
— Спирт?
— В “Фалькаре” это один из лучших антидотов. Конечно, есть и аптечка с более сильными противоядиями, но при легком отравлении, особенно от испарений, первым поражается горло, и тут спирт моментально помогает.
— Ну да, лучше обжечь гортань, чем отравиться, — пробормотал он тихо, но парнишка, выдающий снаряжение это услышал.
— Раньше не пили спирт? Его необходимо сразу запить водой, это убережет от ожога. И главное, не дышите между глотками.
— Спасибо.
— Вот еще, — местный завхоз положил перед ним еще одну пару перчаток и очки.
Филипп уже собрался было спросить что это, но прикусил язык. Не хватало еще признаться, что он не сразу узнал детектор.
— А оружие какое-то будет?
— А на чем, из холодного, вы специализируетесь? У меня нет информации. Но с оружием уж точно проблем не будет.
Филипп задумался. Он ни на каком холодном оружии не специализировался. В ходе подготовки к последней операции работал с инструкторами, но больше по общей физической подготовке и стрельбе. У него не было времени постигать боевые искусства по-настоящему.
— Пожалуй, из холодного — ни на чем, — признался он.
— Тогда и не стоит. Оно просто даст ложное чувство безопасности, но при этом может сослужить плохую службу.
Тут Филиппу пришлось согласиться, хоть и не без некого внутреннего сопротивления. Видимо парнишка-завхоз заметил это.
— Да не переживайте, вы же специалист иного профиля. С вами в группе идут настоящие профессиональные бойцы, поэтому просто положитесь на них.
Филипп не стал отвечать. Коротко кивнул и, забрав детектор, отошел, бормоча под нос:
— И почему тут каждый первый считает себя психологом? И еще норовит влезть со своими ценными замечаниями?
Комната сбора была пуста, поэтому он взялся за детектор. Еще перед поездкой в Питер он познакомился с этой штукой, а перед Киевской командировкой, изучил принцип работы и потратил порядка тридцати часов на практику. Но до любого оператора, того же Андреаса, ему было очень далеко.
— С утречком! — бодрый голос застал немца врасплох, но он не вздрогнул. Сказывалась закалка.
— Здравствуйте! — протянул он руку, поднимаясь.
Вошедший мужчина, насколько он понял, являлся командиром их группы. Это был здоровый, широкоплечий, но невысокий мужик. От сходства со сказочными гномами его спасало отсутствие бороды, да и вообще любой растительности на лице и голове.
— Иннокентий.
— Филипп.
После обмена приветствиями командир потерял к нему интерес и, усевшись на один из стульев, закрыл глаза.
Уставший от ожидания Филипп вспомнил, что кличка у него Дворф, и от нечего делать он принялся вспоминать прочитанное. Иннокентий, позывной — Дворф. Аномально сильный, — тут он снова посмотрел на командира, да, мужик крепкий, но отнюдь не самый здоровый из работающих на “Аусграбун”, — владеет сырой силой. Основы телекинеза. Слабая форма пиротизма на Земле неприменима. Вспомнилось, что тогда он еще удивился этой фразе, но решил, что дело в ошибочной формулировке. Вместо смертельно опасно, кто-то указал — неприменима, мол, можно, но убьет откатом. Теперь он засомневался в этом. Видимо речь шла о применении магии в кармане. Что ж, сегодня есть шанс проверить эту версию.
Дверь снова распахнулась и в помещение зашли сразу трое, двое мужчин и женщина. Они поприветствовали Дворфа, а теперь Филипп мысленно называл командира только так. Но почему-то его имя казалось немцу неправильным, и неподходящим этому человеку.
Аманда, так зовут вошедшую амазонку. Филипп запомнил ее из-за колоритной внешности, высокая и светловолосая красотка. На фото в досье у нее длинные волосы, но сейчас она умудрилась их увязать довольно хитрым образом так, что они явно поместятся под защитный шлем. Умеет стрелять из всего на свете, специализируется на телекинезе и вредительстве. Так называют умение работать с чужим телом, нанося ему повреждения. Как и Дворф, может управлять сырой энергией.
А вот двое мужчин…, к своему стыду Филипп не помнил о них ничего, хоть и пролистывал досье. К этому времени, информация уже не хотела оставаться в голове и утекала водой сквозь пальцы. Впрочем, пришедшие тоже не удостоили его особым вниманием, а поприветствовали короткими кивками, и на этом все.
Филипп и не думал обижаться, само собой, что особого доверия у боевой группы он не вызывает. И даже не потому, что является потенциальным ревизором, а банально из-за того что чужой. Мало ли какой сюрприз такой человек может принести в опасной экспедиции?
Он глянул на часы. До выхода оставалось семнадцать минут, но никто пока даже не шевелился. В помещение зашли еще пятеро, трое мужчин и две женщины. Хотя последнюю из вошедших, вряд ли можно назвать женщиной. Это совсем молоденькая девчушка, на вид лет пятнадцати. Она же, судя по всему, была его коллегой — несла детектор, пока еще в руках.
— Привет. — она улыбаясь подошла к Филиппу и протянула руку.
— Здравствуйте, — он аккуратно пожал ее тонкие пальчики.
— Ой, оставь эту европейскую вежливость, — скривилась девчонка, — там, куда мы идем, выкать совершенно незачем.
— Я постараюсь — улыбнулся он, чувствуя, как расслабляется.
— Раньше работал в паре? Путешествовал? — Вика, наконец-то он вспомнил ее имя, явно хотела поболтать.
— Нет и нет — слегка виновато ответил Филипп.
— Ничего, — махнула рукой девчушка, — научу.
За этим разговором он и не заметил, как собралась вся группа.
— Вика! — окрикнул командир, и девушка моментально подобралась и замолчала. — Итак, ведут Александр и Алексей.
Филипп увидел знакомых симбионтов и с трудом сдержал улыбку при виде малыша в камуфляже. Тот, как и при первой встрече, держал папу за руку, вертел головой и вообще вел себя абсолютно как обычный ребенок.
Еще он отметил, что вся группа уже успела вооружиться, причем никаких мечей или там копий, как можно было бы ожидать, насмотревшись телевизора. В основном ножи и мачете, видимо, чтобы прорубаться сквозь джунгли, или еще какие либо заросли. Только у Дворфа на поясе висела короткая палица и Аманда прикрепила за спиной арбалет. Без оружия остались только он, Вика и маленький Алеша.
— Значит так, — командир обратился к Филиппу, и он отвлекся от своих мыслей. — Идешь в первый раз, а я знаю, что боевой опыт у тебя есть, потому будет проще. Там слушать меня, в бой не вступать, и если есть хоть малейшая возможность – убежать. Шлем или фильтр снимешь только тогда, когда разрешат. Вопросы есть?
— Нет.
— Замечательно. Лешка, поехали.
После этих слов, малыш отпустил папину руку и обычной детской походкой направился к стене украшенной большим, в полтора человеческих роста панно с изображением Георгия Победоносца убивающего змея. Малыш дотопал до него и резким, уже не детским движением сдернул со стены.
Филипп, хоть и успел немного почитать про переходы на блеклые территории, но сейчас смотрел на разворачивающееся перед ним действо во все глаза, понимая, что все увиденное — часть необходимого ритуала.
Оказалось, что панно скрывало небольшую нишу. Филипп не сразу понял, что там же находилась дверь. И только когда малыш потянул за почти незаметную ручку расположенную очень низко, на уровне детских глаз, он догадался, что именно сейчас и открывается проход в долгожданный параллельный мир.
Дверь раскрылась полностью, а за ней оказалась темнота. Свет, словно в испуге останавливался, абсолютно не рассеивая черноту. Это было жутковато и, наверное, будь он один, то никогда бы не рискнул шагнуть за невидимый порог. Однако все остальные не обратили на феномен ни малейшего внимания.
Тем временем малыш развернулся, сделал шаг и вдруг, резко оттолкнувшись от пола, буквально взлетел в воздух. Отец, шагнув навстречу, поймал его правой рукой и на секунду обнял, а затем пристроил на сгибе руки. Маленький же Леша, в свою очередь, обнял его за шею.
— Идем за мной, как обычно, след в след.
— Ты не бойся, — рядом с Филиппом оказалась Вика, — пойдем рядом.
— Ага, — кивнул он, не в силах оторвать взгляд от кромешной тьмы.
Александр, по-прежнему неся сына, сделал шаг, и тьма поглотила его. Вслед за ним за порог шагнул Иннокентий, а затем Аманда. Один за другим участники экспедиции покидали уютное земное помещение, отправляясь в неизвестность. Вот и его очередь. Вика, подмигнув замершему немцу, перешагнула порог. С этой стороны остались лишь он и замыкающий — один из бойцов. Больше колебаться было нельзя, и он, зачем-то задержав дыхание, сделал шаг, преодолев невидимую черту.

Похолодало. Осень наконец-то полностью вошла в свои права, ночью ветки деревьев покрывались инеем, а лужи подмерзали. В такую погоду, Миша и прежде без необходимости не пошел бы на улицу, а сейчас и подавно. Ира, в свободное от тренировок время, искала мастера, который смог бы сделать для ее мужа одежду и обувь, но пока безуспешно. Сама она сшила несколько свитеров, но вот штаны такого размера оказались проблемой. Нет, в целом она справилась, просто приходилось подвязывать их шнурком, да и согревали они так себе. Но в любом случае, Миша перестал бегать нагишом, и честно говоря, его это очень радовало.
А его жену радовало то, что наука Магреса давала свои плоды. В первый день, после того как чародей стал учить ее “Ваатке”, она попробовала самое простенькое заклинание с использованием этого языка. Самое интересное, что заклинание было абсолютно бесполезным — перекрасить воду в черный цвет. Но мага интересовало лишь то, сработает ли это на Земле. Сработало, и теперь все время проведенное в Этании, Ира ломала язык и пальцы о непонятные, зубодробительные звуки и пассы.
Поселок, выбранный ими как временное убежище, оказался довольно крупным. Были тут и школа, и несколько магазинов, и даже каким-то чудом сохранившееся производство. Частный сектор причудливо переплетался с девятиэтажками, построенными еще в советское время, а старые халупы с роскошными дворцами. Часть населения работали тут, а часть в Чернигове.
Конечно, любые переехавшие сюда жить, вызвали интерес. И этот интерес в целом был недобрый. Мало кто любит богатеньких, если это не туристы. Но за исключением инцидента с бандитом, напавшим на Иру, до какого-либо проявление неудовольствия дело пока не дошло. В начале работал эффект осторожности. С некоторыми связываться — себе дороже. А потом, Ира тщательно накинула на дом, участок и забор, заклятие отведения и стража. Работало оно, в основном отводя глаза и отбивая желание влезть внутрь. Причем потенциальный злоумышленник нашел бы рациональное для себя объяснение: нечего взять, опасно из-за последствий, не стоит связываться и прочее в таком духе.
Она опасалась повторного нападения, и выходя за ворота, всегда оглядывалась, но бывший зек исчез, и Ира постепенно успокоилась.
Скорее всего, все шло бы своим чередом. Жили бы тихо, Ира бы развивалась как ведьма, Проклятый, чье мастерство хождения по Этанийским тайным тропам росло как на дрожжах, старался бы превратиться в медведя, способного впасть в круглогодичную спячку, но… Всегда есть это но. Видимо, правы были создатели крылатой фразы: “Покой нам только сниться”.
Этот день ничем не отличался от череды предыдущих. Точнее, одно отличие было — неожиданно потеплело. Тучи, досаждающие все последние дни, разошлись, и солнышко радовало теплыми, почти летними лучами.
Впрочем грязь, появившаяся в результате недельных дождей, никуда не делась. По этой причине, а также из-за практически полностью отсутствующего асфальта, Ира надела высокие сапоги, из тех, которые не жалко. Валик, после ночного путешествия в Этанию только-только уснул, и она рискнула сбегать в магазин за водой.
Стоило отойти от дома буквально на сто метров, как внимание ведьмы привлек шум. Детский крик и смех. Она бы прошла мимо, но слишком уж сильная злоба слышалась в этом смехе, а еще ей показалось, что она почувствовала что-то необычное.
Шум доносился из-за ближайшего поворота, там, где пересекались две дороги частного сектора. Чтобы удовлетворить любопытство, ведьме понадобилось пройти лишь несколько шагов. Ее взору предстала такая картина: пятеро или шестеро подростков, обступили девчушку. Сцена знакомая всем. Те, кто травят, и те, кого травят есть везде, но Иру удивило другое. По внешнему виду нападающие были гораздо старше. Зачем толпой травить младшего ребенка, ведьме было решительно непонятно, и она решила задержаться.
— Ну чо, блин! Чо молчишь? Ты ж эта, ведьма говорят. — После этих слов, внимание Иры к инциденту выросло вдвое, и она еще раз пристально всмотрелась в девчушку.
— Язык проглотила? — Эти слова принадлежали девушке с короткой стрижкой.
Честно говоря, до того как она открыла рот, Ира не была уверена, что это не пацан. Мало какому нормальному человеку нравится, когда толпа моральных уродов пресует беззащитного, и ведьма начала выходить из себя.
Тем временем обстановка явно накалялась. Распаленная безнаказанностью молодежь входила в раж и, по всей видимости, словами тут дело не ограничится. Ира, немного подумав, приблизилась. Но никто, ни компания, ни жертва, не обратили на нее никакого внимания.
— Тебе говорили, не появляться тут? — Наседал белобрысый пацан, лет пятнадцати. Он, судя по всему, являлся лидером и заводилой. — Говорили?!
Тычок, и девочка делает шаг назад, стараясь удержать равновесие. Пара подростков заливается смехом, двое молчат, но и не мешают остальным, а Ира чувствует, как холодная ярость усиливается.
— Пустите! — В голосе бедняжки явственно чувствуется истерика и страх, — мне домой надо!
— Тебе не надо было высовывать свою рожу на улицу, — злорадно произнес белобрысый. — И опять толкнул ее.
Малышка вскрикнула и взмахнула руками, стараясь удержаться на ногах, а остальные шакалята радостно осклабились, предвкушаю потеху. Ира скривилась, словно съела лимон, вздохнула и, закрыв глаза, тихонько прошептала несколько слов. На нее по-прежнему не обращали внимания, даже те, кто увидел, что женщина приблизилась.
— Ну что, сучка? Что же не сопротивляешься? Ты же у нас веееедьма! — издевательски растянул он последнее слово, под хохот остальных.
Тут девочка в отчаянии что-то выкрикнула, и толкнула парня в ответ. Он от неожиданности сделал шаг назад и вдруг, споткнувшись на ровном месте, растянулся во весь рост, погрузившись в жидкую грязь — следствие недельных дождей. Хохот как отрезало. Ира удивилась. Она почувствовала что-то родственное исходящее от малышки, и еще раз внимательно посмотрела на девочку. Та, воспользовавшись общим замешательством, попыталась сбежать, но один из парней успел подставить ногу, и малышка растянулась в грязи.
— Писец тебе, — прошипел поднимаясь белобрысый, и добавил длинную матерную тираду.
В руках подросток сжимал камень и по всей видимости собирался пустить его в ход. При этом остальные совершенно не планировали останавливать своего вожака. Даже те двое, что не участвовали в потехе, а просто смотрели. Девочка успела только сесть, затравленно глядя на руку с камнем, а белобрысый размахнулся и …. Ира, аккуратно обхватила предплечье парня, слегка сжав пальцы. Ладонь ведьмы была усилена перчаткой, щенок скривился от боли и вскрикнул от неожиданности.
— Тебя мама не учила, что бить девочек неприлично? — спросила ведьма глухим от злости голосом.
— Пусти, ты! — прошипел он в ответ.
Парень, по всей видимости, собирался добавить еще пару оскорблений, но ругательства так и не сорвались с его губ. Зато остальные приблизились. Они явно не боялись женщину, поэтому были уверены в собственной безнаказанности и неуязвимости. При этом один из подростков навел на нее телефон, то ли для того, чтобы в будущем набрать лайков, то ли для шантажа.
Ира разжала пальцы и спокойно, стараясь сохранять самообладание, прошла мимо белобрысого, подойдя к девочке. Она была готова к нападению, но сильно сомневалась, что они осмелятся на это. Обостренный слух уловил тихий вопрос: “Кто это?”
— Да, она соска с крышей, — нагло ответил вожак, потирая руку. Та самая, что дом Ванюковых купила.
Ира, не отреагировав на соску, протянула руку девочке: “мол, вставай”. Та испуганно таращилась на нежданную защитницу, и не реагировала.
— Что, растишь уже одного ублюдка, — бросил белобрысый, — и решила подобрать еще одну?
Ира резко обернулась, ведьминская сущность полностью завладела ей.
— Ты бы придержал язычок, щенок, а то я не девочка, могу и оторвать.
— О, угрозы! — радостно осклабился пацан с телефоном, подойдя на шаг.
— Ты, — начал было вожак, но ведьма недослушала.
— Я, кажется, не давала разрешения на съемку, — медовым голосом произнесла она, в сторону оператора. Смех был ей ответом
Ира быстро приблизилась. Она, предчувствуя схватку с борзыми щенками, уже использовала и заклятие адреналина, и легкую поступь, и была готова к драке. “Оператор” не ожидал, что богатенькая дамочка умеет двигаться так быстро, и действовать столь решительно. Миг и телефон поменял хозяина, ведьма легко выхватила его из руки подростка. И никто, включая саму ведьму, не обратил внимания на девочку-жертву, которая, стоило Ире начать использовать силу, замерла в удивлении, а сейчас внимательно смотрела на нее, слегка приоткрыв рот.
— Слыш, ты мля, — он потянулся к ней, — дай сюда мой телефон, соска!
Видимо парень подражал вожаку. В следующую секунду Ира отвесила ему затрещину, хорошую, усиленную перчаткой. Хаму показалось, что в его голове что-то взорвалось. Небо и земля, станцевав причудливый хоровод, поменялись местами и он, слегка покачиваясь, сел на корточки. Ира развернулась к остальным, как оказалось вовремя.
Белобрысый уже приблизился с явным намерением распустить руки и, судя по виду, еще решительно настроена была девица. А вот остальные, кажется, начали сомневаться в том, что тут стоит находиться. Вожак схватил Иру за руку, сжал и потянул на себя.
— Давай, Влад, вреж этой сучке! — подначивала девица.
И в следующую секунду, он толкнул Иру в грудь, видимо еще не переступив некую черту, чтобы ударить, а может просто опасался. Но это стало последней каплей в чаше ведьмовского терпения. На нее просто накатило, оценка реальности изменилась. Ира сама не ожидала от себя такого, но когда белобрысый попробовал толкнуть ее еще раз, она ударила краем зажатого в кулаке трофейного телефона. Этот удар пришелся точно в скулу и, вскрикнув от боли, подросток отшатнулся. Их глаза встретились, и боевой задор белобрысого начал улетучиваться.
Один из группы, видимо самый благоразумный, начал быстро пятиться, еще один отошел шагов на десять, но потом остановился в растерянности. Девушка сверлила Иру взглядом, но не решалась что-либо сделать, а хозяин телефона все еще пребывал в состоянии грогги. Вожак разрывался между желанием напасть и убежать.
Ира откинула телефон, который упав, полностью погрузился в жидкую грязь, и протянула руку девочке:
— Пойдем.
Малышка поколебалась секунду, но затем взяла протянутую ладонь, как бы признавая, что теперь под защитой, и ведьма повела ее к своему дому.
Когда они отошли шагов на десять, оцепенение наконец спало с оставшихся “в строю” белобрысого и его подруги. В спину ведьме понеслись угрозы и оскорбления, а затем вожак, пребывая в ярости из-за того, что его авторитету нанесен урон, подобрал камень и метнул его в голову Ире.
Обостренное магией чутье не подвело, Ира повернулась за секунду до броска, и поймала пущенный снаряд правой рукой. Постояла так секунду, дождалась пока белобрысый выпрямиться, сжимая в руке второй булыжник, и быстрым движением вернула подарок. Пущенный ведьмой камень, попал вожаку в живот, точно в солнечное сплетение, и тот с резким выдохом согнулся в три погибели, сразу потеряв интерес к своей обидчице.
— Вот теперь, тебе точно писец — посулила девица, — родители Влада тебя уничтожат.
Ира усмехнулась, и убедившись что больше никто не планирует нападения, повела спасенную домой.
Девчушка шла как привязанная и молчала всю дорогу. Только когда Ира закрыла за собой калитку и повела ее к дому, сказала:
— Спасибо.
— Не за что, как тебя зовут, малышка?

6 комментариев к “Глава 11. Подготовка.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели