Глава 6. Затишье

Глава 6. Затишье
Голосов: 12

Потолок. Странно дело, вот сколько раз он приходил в себя в этой комнате, и только теперь, кажется, впервые обратил внимание на то, что потолок тут обычный, белый, без вычурных узоров или какой-нибудь лепнины. Отметив это, он улыбнулся.
— Вспомнил что-то веселое? — лежащая рядом Ира, положила руку на грудь мужа, при этом довольно жмурясь.
Сегодняшнее неторопливое свидание в постели, очень понравилось им обоим, и жена старалась не думать о том, что проснувшись, она снова станет крайне неудовлетворенной и весьма раздражительной в реальности.
— Да, так, ничего особенного, — произнеся это, Миша почувствовал, что губы, совершенно против его воли, растянулись в довольную улыбку.
— Да ладно, колись давай! — Ира приподнялась на локте, и шутливо толкнула его в плечо.
— Хорошо-то как! — потянувшись произнес Проклятый, при этом блаженно зажмурившись.
— Ты о чем? — удивилась любимая, — если о сексе, то твоя реакция малость запоздала.
— Нее…, я о том, что ты меня толкнула, а я никуда не улетел!
Миша повернулся и поцеловал супругу туда, где было удобно в данный момент, а это оказалась ее грудь.
— Все-таки ты полный балабол, — констатировала ведьма, и снова легла на спину.
— Анекдот, — неожиданно произнес Миша, после минутной паузы, — меня рассмешил анекдот, над которым думаю, смеялись еще мамонты. Может они от того и вымерли.
— Что за анекдот?
— О том, как муж и жена в постели. Он смотрит в потолок, а она начинает переживать и старается угадать, о чем он думает, раз на нее не смотрит, не о другой ли женщине. А он видит всего лишь муху…. Кстати, ты не заметила какой тут белый потолок?
Ира непроизвольно кинула взгляд вверх и неожиданно расхохоталась.
— Помню, помню — выдавила она сквозь слезы, — крайне тупой анекдот.
Смеялась она так заразительно, что и Миша не удержался, и вскоре они хохотали вдвоем, пока не заболели животы от напряжения.
— Пожалуй! Пожалуй, это точно сойдет за второй заход, — наконец выдохнул Проклятый, как только смог говорить, — ибо устал я как тот самый разгрузчик вагонов.
— Нее, — она покачала головой, — не думай, что так просто соскочишь со своих супружеских обязанностей.
Произнеся это, Ира навалилась на мужа, и нависла над его лицом. В ее глазах снова была нежность, нежность любящей жены, а не то смешанное чувство, которое она испытывала на Земле, глядя на крохотного супруга.
— Хм…, да я и не собирался, — шепнул он, притягивая любимую женщину к себе слегка кусая ее за мочку уха, — и никогда не собирался, — прошептал Проклятый еще более тихо.
Затем они вдвоем валялись в горячей ванной и постепенно разговор, с нежностей и поцелуйчиков, плавно перешел на дела насущные.
— С чего это вдруг Магрес так расщедрился? Вчера ты с Валиком целый день провел, да и сегодня мы никуда не спешим? — спросила Ира.
— Он мне ничего не говорил. Вайлес предупредил, что чародей занят, и я понадоблюсь ему скоро, а пока у меня что-то вроде отпуска. Из занятий будет только лишь обучение этанийскому языку, да и то в свободной форме.
— Ну и ладно, — махнула она рукой, — все равно скоро узнаешь, что они хотят от тебя, а пока давай, будем наслаждаться отдыхом.
— Это точно! Сейчас пойдем и прогуляемся, тут есть очень красивые места.
— Я только с удовольствием, давно уже мы просто так не гуляли.
Проклятый конечно был прав, красивых мест в Этании хватало, вот только в окрестностях Стакворда найти их было сложно, но…..

Сразу после возвращения из Шаарна, он почувствовал, что умеет ходить короткими путями, и переговорил с Вайлесом по этому поводу: можно ли ему пройтись куда-то по новому для него короткому пути? Видимо инструктор имел на этот счет указания, поэтому он сразу согласился, только лишь предупредив, что гулять Мише можно в безлюдных местах и только во владениях чародея.
С этим Проклятый и не собирался спорить. Конечно, подозрения в том, что чародей не собирается афишировать его появление в Этании, только укрепились. Ну и что с того? Он никогда не собирался становиться Этанийским телеведущим, или каким-нибудь местным аналогом столь не уважаемой им профессии. Вайлес провел его вниз башни и показал несколько дверей.
— Все они выводят на короткие тропы. Реши сам, куда бы ты хотел отправиться. Хотя знаешь, поначалу давай погуляем вместе. Заодно в языке попрактикуешься.
— Не вопрос.
Так он побывал в деревне принадлежащей чародею, на пустынном, живописном озере, заросшим чем-то вроде камыша, но с синей верхушкой, и еще в предгорьях. Они отличались от того места, где был вход в Солимбэ, и Мише очень понравилось там. Тихо, чистый воздух, шум воды, или возможно какого-нибудь водопада невидимого отсюда. Возможно, он бы нашел еще, что-то поинтереснее, но его этанийское время и так было весьма ограничено, поэтому Проклятый решил, что пока можно остановиться на этом варианте.

— Погуляем, — решительно повторил он, вылезая из ванны. — Устроим пикник, заберем Валика от няньки.
— Хорошо. — Ира улыбалась и сейчас действительно была счастлива. Она сумела забыть и не думать о том, что вокруг просто сон.
Проклятый звякнул в колокольчик и отдал короткий приказ появившемуся слуге. Минут через двадцать они были готовы. Няня привела довольного Валика и Миша подхватил приготовленную слугами корзинку для пикника. Папа и мама взяли за руки счастливого сына, и отправились вниз.
Уже подходя к дверям, открывающим доступ к короткому пути, Миша предупредил:
— Маленькая, тут будет чуть проще, чем на дороге к лестнице, но вы с Валиком первый раз идете по короткому пути. Так что я беру его на руки, ты несешь корзинку и идешь за мной след в след. Мало ли что. Я постараюсь не спешить.
— Хорошо, — согласилась супруга.
Миша распахнул дверь и поднял сына, который с интересом рассматривал открывшуюся темноту. Только один раз на маленьком личике мелькнуло что-то похожее на страх, когда они пересекли невидимую черту и оказались в почти полной темноте, а потом там вновь воцарилось детское любопытство. Ира поначалу не почувствовала ничего особенного. Он была уверена, что уже ходила коротким путем. Но так как это касалось процесса обучения у чародея, то ничего не рассказывала мужу, поэтому промолчала и сейчас.

Перед глазами молодой ведьмы промелькнули картинки из недавнего занятия:
Магрес заводит ее в какую-то небольшую комнату, круглую и без окон. Стены совершенно обычные, светло-серого цвета. Есть только две двери — через одну они пришли сюда, а вторая закрыта. Ира мельком отметила, что уже не в первый раз встречает такие странные комнатушки — без мебели, без окон, чем-то похожие на шлюзы.
В следующий момент, мастер поманил за собой, и они оказались в полной темноте, но там вместо коридора был спуск. Шестнадцать ступенек, Ира непроизвольно пересчитала их при спуске.
Они прошли в большой зал, хотя точнее ей просто показалось, что он большой, потому, что не смогла увидеть противоположную стену. В итоге оказалось, это помещение не было пустым, в нем находилось множество статуй — как людей, так и животных.

Все эти воспоминания не заняли и несколько секунд, и Ира, следуя за мужем, пересекла некую невидимую черту, отделяющую свет от мрака короткого пути.
Если снаружи темнота, царящая за дверью, казалась непроницаемой, то стоило переступить порог, как ночь сменилась предрассветными сумерками. Проклятый уже привык к таким метаморфозам и воспринимал их как должное. Валик тоже не обратил на это внимания, а вот Ира с трудом удержалась от изумленного комментария. В прошлый раз ничего подобного она не заметила. Полумрак, ускользающие от глаз тени на стенах. Белесая плесень под ногами. Ире не понравился короткий путь. Ей все время казалось, что за ними крадется кто-то. Навязчивое ощущение недоброго взгляда, шорохи и звуки. Но стоит оглянуться, или даже просто скосить взгляд, как загадочные преследователи исчезают, а точнее перемещаются туда, где их нельзя заметить, но их присутствие ощущается по-прежнему. Она поймала себя на мысли, что не хотела-бы остаться одна в таком месте. А вслед за этой мыслью пришла и другая: — сейчас она снова идет за своим мужем, мужчиной, который знает куда идет и зачем, ведет ее и сына, и выведет из этого опасного места, поэтому ей не надо думать самой, решать, драться. Как было раньше, до того как ведьма нанятая странными людьми, сломала их жизненный уклад. И если ведьминская часть Иры, лишь пожала плечами, то женская часть почувствовала огромное удовольствие от происходящего. Как же снова приятно ощутить себя слабой женщиной.
За этими размышлениями остаток дороги пролетел незаметно. Миша распахнул тяжелую дверь, и яркий на контрасте с темнотой короткого перехода свет, резанул по глазам, заставляя взрослых зажмуриться, а ребенка издать протестующий, возмущенный писк.
— Пришли, ты как, маленькая? — спросил Миша, ставя сына на землю и принимая еду из рук жены.
— Так себе. Не могу сказать, что мне понравилось там идти, но нормально. Давай лучше рассказывай, куда ты нас привел?
— А что рассказывать то? Я тут сам второй раз. Воздух чистый.
Он осмотрелся, пытаясь вспомнить, из-за чего отметил это место. Почему предпочел озеру, например. Вспомнить, как ни странно, не получилось, выбрал и выбрал, может просто понравился шум воды? Проклятому казалось, что в прошлый раз он сразу после входа слышал водопад, ну или что-то на него похожее. Но теперь их встретила полная тишина. Миша заново осмотрелся. Каменистая почва, поросшая невысокой травой, начиналась сразу возле выхода. С этой стороны дверь, открывающая вход на короткий путь. Она была частью невысокого холма и почему-то навевала ассоциации с “Алисой в стране чудес”. Там конечно была нора, но все равно дверца в скале, казалось, пришла сюда прямо из сказки Кэрролла. Чуть дальше, на пути к горам, начинали расти деревья. Вначале поодиночке, а потом все чаще, пока плавно не образовывали рощу, которая тянулась до подножия скал и выше, до того момента, пока каменные исполины не становились совсем уж крутыми.
— Сейчас найдем местечко, разожжем костер и устроим пикничок. Медлить нам к сожалению не стоит, мало ли кто-то из вас проснется.
— Да, — согласилась Ира, — сейчас было бы обидно прерывать даже не начавшийся пикник. Веди мой муж, пойду за тобой, хоть на край Этании.
— Верное решение, — улыбнулся Проклятый, беря Валика за руку, — следуй за своими мужчинами, жена моя, ибо…. — тут он не выдержал, а может просто не придумал соответствующего продолжения, и просто рассмеялся.
Хорошее местечко нашлось довольно быстро. Михаил с помощью сына насобирал веток, несколько крупных, а большинство годных лишь для растопки. Начал искать в корзинке что-то типа спичек, но в этот момент, Ира остановила его:
— Погоди, огонь это некоторым образом мой конек.
Она прошептала короткую фразу — приказ, и с ее пальчиков слетели искры, моментально запалив сухие ветки.
— А с тобой не пропадешь! — уважительно произнес муж. — Если мы вдруг заблудимся в тайге, то я точно знаю, что без спичек вполне обойдемся.
— Не болтай! Есть хочется. Да, — продолжила она после паузы, как раз в тот момент, когда Миша вытаскивал из корзины еду, а Валик как завороженный смотрел на огонь, — интересно, а почему во сне, так хочется кушать то?
— Не знаю. Скорее всего, твое подсознание обрисовывает…
— Стоп. Все ясно, ты знаешь об этом примерно столько, сколько и Валик.
— Не уверен. Думаю, Валик об этом знает больше, но пока просто не может сформулировать, или не считает нужным объяснять глупым взрослым азбучные истины. Ладно, тут у нас хлеб, мясо, сыр, вино, и какая-то каша с чем-то вроде марципанов или апельсинов. Думаю, малому понравится.
— Валик! Стой! — От ее крика малыш, уже приблизившийся к огню замер, и повернулся, а Миша выронил бутылку, которая, не разбившись, покатилась по траве. — Обожжешься!
Испуганный малыш расхныкался, и Ира забрала его на руки. Пока она успокаивала сына, Проклятый разложил снедь, налил вино в два небольших металлических кубка и передал один Ире.
— Давай за пикник?
— Давай, — улыбнулась она.
Вино оказалось кисло-сладким, и очень легким. Во всяком случае, по ощущениям после первого глотка.
— Я вспомнил, — вдруг нарушил молчание Проклятый. — Это место, как легко догадаться, находится во владениях Магреса.
— Ты начал прямо как экскурсовод, — Ира отщипнула кусочек мяса и облокотилась на правую руку. — Продолжай.
— И сюда, имеется в виду в этот живописный уголок, ведет короткий путь, по которому мы прошли. Насколько я понял, раньше тут в горах, добывали что-то ценное, но потом эта деятельность прекратилась. То ли из-за того, что закончился ресурс, то ли из-за обвалов в шахтах. Я не уточнил, додумываю на ходу, — он подмигнул жене. — В итоге это место, как бы не представляет интереса и тут почти никого не бывает. В том направлении, – он махнул рукой, — проходит довольно оживленный путь, типа караванная дорога. Но между нами и ей, около двадцати километров, и я так понимаю, отнюдь не ровный тракт, а овраги, трещины в земле, густой кустарник. В общем, вряд ли сюда пожалуют гости и потому, — завершил он, — сюда и можно прийти без охраны.
— Ну и хорошо, — Ира ответила негромко, она явно задумалась о чем-то еще.

Ее мысли вновь вернулись к тому подвалу, а сейчас она была уверена, что они находились где-то внизу, а значит определение — подвал, вполне подходит.
— Ира, начал чародей, — ты занимаешься недавно, научиться многому просто не могла. Кроме того, ты маг из мира-шара, а магия у вас слаба. Тем не менее, сегодня надо проверить чему ты уже научилась.
— Да, отец. — Ира использовала ритуальную фразу, обязательную во время обучения.
— Если ты заметила, я больше учу тебя работе с собственным телом.
Это было правдой. Практически все заклятия показанные чародеем, служили для усиления, или защиты тела. А еще для лечения себя любимой. “Перчатки”, “легкая поступь”, “маска”.
— Это потому, — продолжил Магрес, — что у вас такая магия работает проще, и ее сложнее нейтрализовать, чем направленное на кого-то воздействие. А второе, ты ведь не боец, а “Кхаканарский” воин, хоть и очень хорош, но использование раз в десять дней, может сыграть с тобой злую шутку.
Ира промолчала, она понимала, куда клонит маг, ее учат драться и убивать, не силой, но магией. А кому интересно, что ей этого совсем не хочется?

Миша обратил внимание на изменение поведения супруги, и испытал любопытство, но решил не расспрашивать. Некоторое время они просто сидели, пили вино, смотрели на огонь и следили за малышом, подбрасывающим в костер веточки.
— Миша, — Ира явно решилась на разговор, — Магрес разрешил кое-что рассказать тебе. Более того, я даже думаю, что он хочет, чтобы я это рассказала.
Она снова замолчала, вспоминая детали той странной беседы.

Это произошло не в подвале со статуями, и о тех событиях, она как раз рассказать и не могла. Тот разговор, о котором она хотела поведать мужу, был на занятии предшествующем их сегодняшнему свиданию. Ира могла бы рассказать обо всем на Земле, но там, как-то не получилось. А сейчас было самое подходящее время.
Тренировка шла в обычном режиме. Маг демонстрировал заклятье и объяснял его природу, а далее разбивку по шагам: — слово, жест или пасс, мыслеобраз. Ира прилежно пыталась повторять, зубрила наборы слов на незнакомом языке, выкручивала пальцы и руки. Работа продвигалась с переменным успехом, и время близилось уже к концу, когда чародей вдруг остановил ее.
— Ира, — начал он, — сегодня я кое-что расскажу тебе.
Судя по его голосу, разговор предстоял серьезный, и молодая ведьма обратилась в слух.
— Мы, я имею в виду чародеев, давно знаем о существовании миров, таких как Земля. О вас было известно еще задолго до моего рождения. Я не имею в виду именно Землю, и даже не уверен, что между Этанией и Землей есть прямые ворота. Но в развитии однотипных миров, есть свои правила. — Он помолчал. — Не буду рассказывать всю историю. Этанийские маги хотели исследовать мир-шар. Это ресурсы, это знания, и это, — он усмехнулся, — в конце — концов, власть. Но не получилось.
Магрес прошелся по комнате, а Ира не решалась издать ни звука.
— Тогда наши чародеи стали действовать иначе. Находили людей склонных к магии в таких мирах, как ваш, и склоняли на свою сторону. Они создали свитки, артефакты, и через определенные пути — перебросили вам. Собственно только благодаря этому, ваши колдуны способны хоть на что-то, — маг улыбнулся, — но я не об этом. Рассказал, просто чтобы ты поняла, о чем пойдет речь дальше. И так, постепенно были созданы некие правила: часть заклятий, часть школ и некоторые принципы чародейства были запрещены для передачи в другие миры.
Немного помолчав, Магрес продолжил:
— Точнее сказать, их запрещено наносить на свитки, ткань, камни или металл, а так же нельзя обучать гостей, пришедших через ворота. Так что формально я не нарушу правил, ибо ты пришла через Солимбэ, но лишь формально. Однако, мне нужен твой муж, а вам нужна защита. Если ты освоишь то, что я подготовил, ты станешь одной из самых могущественных чародеек вашего мира.
— Отец — Ира почувствовала, что надо что-то сказать, но не смогла подобрать слов.
— Погоди, это как раз и опасно. Ваш мир не любит сильных магов. Но я постараюсь дать тебе все, чтобы обезопасить тебя.

Миша выслушал Ирин рассказ, повел плечами и спросил:
— Магрес разрешил тебе рассказать, чему именно он обучит тебя?
— На этот раз он не только разрешил, а я думаю, он хочет этого, — повторила она, машинально накручивая локон своих волос. — Он рассказал мне, как делать маяки на людях и уже начал обучать этому. Ну как обучать, было мало времени, рассказал саму основу.
— Маяки, как Ксана? Чтобы переносить сознание?
— Нет. Маяки, чтобы делить откат.
— Что? — растерялся Миша.
— Смотри. Если на Земле сотворить что-то сильное, то потом накроет откатом. Помнишь?
— О, да. Такое не забыть.
— Маяк, или метка, позволяет разделить это обратное воздействие. Будет один маяк, меня ударит в два раза слабее, будет десять, то поделиться поровну на всех.
— Но…. — Проклятый облизнул губы, — это же просто супер! О таком мы даже не мечтали!
— Тут есть свои сложности, заклятие не простое. Не вдаваясь в нюансы скажу, одно из его составляющих — это зелье. Там, довольно простой состав, все ингредиенты есть на Земле, но! Туда входит бриллиант минимум в три карата, который необходимо или купить, или получить в подарок.
— Ну, это немного осложняет. Но все равно…
— Погоди, есть еще второе, это моральная сторона вопроса. Человек, которого я помечу, будет страдать. Понимаешь?
— Да, но есть же отморозки, бандиты.
— Люди риска — не самый лучший вариант. Его убьют, маяк пропадет, бриллиант пропадет и все в таком духе.
— Ну. Найдем.
Он поднялся, догнал и подхватил Валика, который в погоне за палочками отдалился метров на сорок. Тут с ним, конечно, ничего не случится, но родители есть родители. Переживать за маленького это в крови.
— Зато теперь я понял, — продолжил он, вернувшись к импровизированному столу, — мы в Шаарне нашли что-то важное. Я думал, Магрес сразу пошлет меня исследовать эту розу, но уже прошло семь земных дней, и ничего. Даже тренировок не было ни с Колпесом, ни с Тайроном. Только язык. Да, кстати, про язык, — и тут он поцеловал жену в губы. Она от неожиданности даже отстранилась, но затем вошла во вкус и стала отвечать, однако через пару секунд им пришлось прекратить, заинтересованный взгляд сына, не способствовал продолжению. — Как твои успехи в этанийском?
— Не хочу хвастаться, но думаю лучше твоих ,- она улыбнулась, — уверена, что метка дочери способствует этому.
— Это здорово, у меня тоже есть успехи. А знаешь Ириш, — он задумчиво теребил ее волосы, глядя на сына, — ведь мы можем на Земле, при необходимости, говорить на этанийском, и никто нас не поймет.
— К чему ты начал эту тему? — она неожиданно напряглась.
— Не знаю, маленькая. Просто подумалось об этом

Валик оторвался от костра, подошел к родителям и уселся на папины ноги. Миша погладил его по голове, а увидев Ирину улыбку, вздохнул. Его родные в любой момент могут проснуться и тогда они просто исчезнут. Он налил вино, но аппетит пропал, сразу и, кажется навсегда.
— Что случилось? — Ира отметила изменение в его настроении.
— Думаю, что скоро мой отпуск тут закончится — соврал Проклятый. — Знаешь, если мне придется постоянно сидеть в Шаарне, то не представляю, как я смогу водить вас. Ведь тебе надо обучаться, а не только быть со мной. Да и… — он махнул рукой, но потом все-таки закончил: — в общем, я не представляю, как мы все сможем успеть.
— Да справимся, — махнула она рукой. Сколько тут тебе добираться от Старкворда до Шаарна? Будешь водить меня к Магресу, а потом по своим делам идти.
— Спасибо тебе, добрая женщина! — Проклятый сделал крайне возмущенное лицо. Я тебе не дикая собака динго. Мотаться туда-сюда. Ладно, Магрес запретил тебе рассказывать о своем обучении…
— Как видишь не обо всем.
— Ага. А как тогда Веара? Как у тебя продвигаются занятия с ней?
— О…! — Ира улыбнулась, а затем, подмигнув мужу, потупила глазки и бросила на него заинтересованный взгляд из-под прикрытых ресниц.
И тут Проклятый почувствовал, что хочет ее прямо сейчас, даже, несмотря на то, что они могут в любой момент проснуться, и что рядом маленький сын, и что несколько часов назад, они занимались любовью до изнеможения. Его бросило в пот, и он вытер лоб покачав головой.
— Как то так. — Ира отвела взгляд, и наваждение сразу пропало. — Кстати, знаешь что удивительно?
— Нет, — Миша ответил слегка хриплым голосом. Может наваждение и пропало, но не до конца, и он постарался привычно спрятаться за шутливым тоном. — Точнее так, удивительного в нашей жизни очень много, а что именно ты имеешь ввиду?
— Веарина наука дается мне очень легко. Гораздо легче, чем она думала.
— Она так тебе сказала?
— Да, правда уточнила, что не имела дела с гостями из нашего мира, но ожидала более трудного ученика.
— Наверное, это из-за того, что ты просто прирожденная ведьма?
— Ах ты! — Ира кинула на мужа возмущенный взгляд.
И почти сразу, не выдержав, сказала улыбнувшись:
— Вот Веара и хочет показать меня какой-то своей наставнице.
— Кому-кому? Какой еще наставнице?
— Очень старой, и мудрой лесной ведьме. Наверное, она даст мне какие-то еще рекомендации.
— Ну, хорошо, — пожал плечами Миша, — думаю это ваши внутренние дела. Или тебя чем-то смущает это знакомство?
— Веара хочет, чтобы мы отправились на встречу с ведьмой вдвоем. Ты и я.
— Что…? Зачем это нужно?
— Для завершения обучения, просто мы с тобой как-то связаны. Но это такие тонкие материи, что я даже не вникла. Типа женская сила, некоторым образом переплетается с мужским началом, как это назвать, эманациями что ли? В общем, ты можешь влиять на то, как успешно я буду пользоваться этими чарами.
— А Магрес знает об этом? – Михаил сразу стал очень серьезным.
— Еще нет. Веара мой наставник по другой области, а я не обязана говорить магу обо всем.
— Уверен, что…
— Конечно, про визит мне придется ему сказать, но если ты откажешься, то мне нет смысла говорить об этом.
— А с чего мне отказываться? Что, я ведьм не видел? Старых там или молодых? Вот смотри, — он начала загибать пальцы, — с одной живу, вторую убил, а третья хотела меня на свадьбу раскрутить.
— Мишка! Ну, хватит!!!
— Ирка, — он действительно удивился ее вспышке. — Ты сейчас Валика чуть не напугала.
— Извини, просто думаю, что тебе надо иногда быть посерьезней. Короче, ты согласен?
— Ну да.
— Тогда при следующей встрече с Магресом, я скажу ему об этом.
Миша собирался что-то ответить, и даже открыл рот, но в этот момент Валик исчез, поэтому он сказал не то, что собирался:
— Все, малой проснулся. Скоро ты тоже вернешься на Землю.
— Наверно да, а может и тебя разбудить? — игриво спросила Ира.
— Наверное, не стоит, — он усмехнулся, – я еще прогуляюсь тут и поищу новое место для пикника.
Любимая не успела ответить и тоже исчезла, проснувшись на Земле вслед за Валиком.
— Ну, вот Ириша, — пробормотал он, — все-таки сложно нам сейчас. Встречаемся, встречаемся, но что-то тут не так.
Проклятый решил пока не возвращаться в башню. Он отправился бродить между деревьями, рассматривая траву и любуясь небом. Ему было тут уютно и спокойно. Он вспоминал, как также гулял по лесу на Земле, еще до знакомства с Ирой, и любил запах хвои. А тут он пока не встречал ничего похожего на сосны. Еще он любил шум ветра в вершинах деревьев, а вот комаров наоборот, сильно недолюбливал. Хорошо, что в Этании, кровососы и всякая мошкара, ни разу не испортили ему настроение.
Интересно, — мелькнула мысль, — может я и здесь, просто ядовит для них? Или тут просто нет такой напасти? А, может ее вывели магией? Ответа на этот вопрос у него не было, а по большому счету он не сильно-то его и тревожил.
Мысль скользнула дальше, остановилась на Шаарне и Магресе. Некоторое время Миша пытался предположить, что такого ценного он там нашел. Поведение чародея говорило о том, что ему нужны услуги Проклятого, и, похоже, работка будет не из простых. Но, как он ни ломал голову над этим вопросом, так ничего и не придумал.
За этими размышлениями Миша добрался до красивой поляны. Послышался шум воды, видимо где-то рядом есть родник. Пить не хотелось, поэтому он просто развалился на траве, глядя в небо. Лениво перебрал в памяти события последних дней и сегодняшнего утра. Так и проснулся, испытывая некую вялую негу.

Потянувшись, растягивая мышцы, привычно прислушался. Тишина. Уже пришла осень и похолодало. Несмотря на это Ира старалась, чтобы Валик, как можно дольше находился во дворе, на свежем воздухе, а не в доме. Сама она, старательно зачаровала их дом, забор, и каждое строение, находящееся на участке, да и машину тоже. Ей нужно было постараться сделать так, чтобы соседи воспринимали их, как нечто само собой разумеющееся, совершенно не интересное и не опасное.
За неделю, которую они прожили здесь, к ним никто не пришел познакомиться. При покупке, оформлением документов и переговорами с местным начальством занимались представители фирмы отца и сам Петр Артемьевич. Ира только подписала все необходимые документы, и ей не было нужды заниматься этими вопросами. Соседей она или совсем не интересовала, что очень сомнительно, или они испытывали к ней сильную антипатию, а это, в целом, вполне естественно. Но Ира не хотела, чтобы эта возможная антипатия хоть как-нибудь проявилась.
Впрочем, от ближайших соседей никаких проблем не предвиделось. С одной стороны жила старая бабка, как казалось Ире, одинокая. С другой — участок пустовал. Из разговоров с рабочими, Ирин отец выяснил, что хозяева давным-давно переехали в Чернигов, а сюда иногда наведываются, так сказать по случаю. Но кроме прилегающих участков, на улице находились и другие дома, и не все они пустовали.
На третий день пребывания в Вишнековке, Ира вместе с сыном, отправилась прогуляться и осмотреться, а заодно потренироваться в чувствительности, и оценить с точки зрения потенциальной опасности, тот или иной дом. Получалось это так себе. Во-первых, молодая ведьма часто отвлекалась на старающегося идти сразу во все стороны сына, а во-вторых, данный раздел искусства не особо давался ей. Магрес предупредил, что некоторые заклятия она будет, как говорится, учить в лет, а с некоторыми могут быть проблемы.
В итоге ничего особо она не добилась. Лишь несколько раз ведьме казалось, что за ней наблюдают, но так ли это было на самом деле, и было ли это простое любопытство, или недоброе внимание она так и не поняла. Зато нашла местный магазин, торгующий всем, от продуктов питания и дешевого алкоголя, до бытовой химии, а еще школу, и несколько роскошных домов. Несколько раз, навстречу ей, попадались местные жительницы, и Ира даже поздоровалась, но ответа не получила. Первая никак не отреагировала, а вторая прохожая ограничилась кивком. Впрочем, Ирина не почувствовала от них особой агрессии, но вернувшись домой решила не откладывать с построением защитного контура.
Сам Проклятый никак не участвовал во всей этой деятельности. На следующее после приезда утро, жена собрала ему компьютер, и Миша с головой погрузился в свою виртуальную реальность. Возможно, сказалось нервное напряжение последних перед переездом дней, или он просто устал, но Проклятый чувствовал, что не хочет заниматься ничем, в своей земной жизни. Ни тренировками, ни медитациями. “У меня отпуск”, — заявил он сам себе, и погрузился в просмотр сериалов. Благо список заслуживающих внимание кинофильмов, был весьма длинный.
Иногда, в попытках поймать то ли озарение, то ли волну из космоса, он начинал лазить по сайтам с описанием произведений искусства, читать всякие статьи хоть как-то связанные с мистикой, или просто прыгать по сайтам наугад. Несмотря на то, что у Иры появился наставник, Проклятый не забыл свое старое желание, попытаться обнаружить что-нибудь редкое, сильное и полезное. Но подобная деятельность не приносила никаких плодов, и быстро надоедала. То же самое происходило и с его записями, касающимися их житья — бытья.
По вечерам, уже после того, как засыпал малыш, Ира всегда заходила к мужу и забирала его. На веранде уже было прохладно для плохо одетого Проклятого, поэтому они устраивались на кухне. Там она рассказывала о своем прошедшем дне и об успехах сына. В такой неспешности прошла неделя.
Каждую ночь, засыпая, Миша был уверен, что в Этании его встретит Вайлес, и наконец проводит к чародею. А у мага разговор пойдет о дальнейшем задании. Но каждый раз Мишу встречала пустая комната, отдых и ничегонеделание, а с инструктором они изучали язык и больше ничего.
Вайлес в самый первый день, после возвращения из Шаарна предупредил, что до получения дальнейших распоряжений, Проклятый освобожден от всех тренировок. Он может привести жену или сына, может пойти путешествовать вместе с проводником. Так как сам чародей не появлялся в Старкворде, то Ира занималась с Веарой, а Миша посвящал это время сыну.
По правде говоря, такое затишье не особо его радовало, и Миша опасался, что это затишье перед бурей. Он видел, сколько погибло людей, расчищая путь к этой загадочной розе, и был уверен, история с такой находкой просто обязана получить продолжение. Чем дольше от мага не было ни вестей, ни приказов, тем больше появлялось фантазий и предположений.

Балтон нервничал. Нет, это не совсем верное определение, более верно его состояние можно было бы описать словосочетанием: “легкая паника”. С того самого момента, как он повстречал гостя из иного мира, жизнь алхимика пошла вверх. Меченный оказался полезен самому высшему, и тот не забыл человека, не давшего погибнуть неопытному новичку. С самим Магресом, Балтон разговаривал лишь один раз, когда маг сказал, что благодарен за помощь и предложил работу в своей лаборатории. Никто на месте алхимика не стал — бы отказываться от такого предложения, не стал и Балтон.
По сравнению с “домиком в деревне”, можно было сказать, что он попал в сказку. Отличное, просто превосходное оборудование и все ингредиенты необходимые для работы. Их не надо самому собирать, лазая по лесам и рискуя жизнью, достаточно лишь составить список необходимого для выполнения заказа. Те, кому это положено, привезут все необходимое. Кроме этого, теперь ему полагался неплохой дом, несколько слуг и официальная любовница. Улучшилось все, но, правда, работой его завалили, по самое не балуй. По всей видимости, готовилась какая-то заварушка. Алхимику приходилось постоянно, по много тактов “Саманского маятника”, подготавливать и варить “стилоу” — густую, темную, маслянистую жидкость, которую используют для подготовки клинков, перед тем как нанести лускановую насечку. Необходимо также изготавливать дыхательные яды. Он по слухам знал, что такие “бомбочки”, используют в качестве ловушек на границах серых территорий, там, где опасаются нападению существ, хоть немного схожих с людьми.
До сего дня, лишь один раз он почувствовал себя неуверенно. Тот день выдался относительно свободным, и Балтон поймал себя на мысли, что немного скучает. Все-таки привычка быть в постоянном движении, так просто не проходит, вот он и решил сам съездить в ближайший город, прикупить кое-что из еды, побаловать себя разносольчиками, да и просто прогуляться.
Сама лаборатория находилась в поселке, расположенном довольно далеко от оживленного тракта и отрезанным от мира лесом, в котором водились довольно опасные хищники. Поэтому у Балтона было лишь два пути: выехать вместе с караваном, который каждые три дня увозил готовую продукцию и шел под надежной охраной, потому хищники даже не думали напасть на него. Вот именно сегодня он готовился к отъезду.
Второй вариант — воспользоваться коротким путем. Сам алхимик не умел ходить там без сопровождающих, но был уверен, что ему не откажут. Все-таки он ценный специалист, да еще и при деньгах. Трястись в повозке не хотелось в основном из-за того, что ехать слишком долго, а свободного времени все же кот наплакал.
Но разговор с дежурным у ворот короткого пути, как-то сразу не задался. То ли тот был не в настроении, то ли что-то еще, но завидев алхимика, он скривился, словно съел лимон вместо яблока. Нет, сегодня по короткому пути пройти не получится. Да, проводники есть, но они заняты. Увы, деньги не играют роли. Да никакой. Если у вас больше нет вопросов, то всего хорошего, уверен у вас много работы, да и мне есть чем заняться.
Обескураженный Балтон, отправился к начальнику каравана. Не то чтобы ему так уж хотелось съездить в город, но такой категоричный отказ у врат короткого пути, насторожил.
И его опасения подтвердились. Увы, караван не может взять алхимика. Во-первых, с таким вопросом надо обращаться раньше. Во-вторых, бывают разные ситуации, иногда в обратную дорогу едут не сразу, поэтому он не может гарантировать возвращение Балтона к завтрашнему утру, а завтра лаборатория обязана работать в стандартном режиме.
— Знаешь, — закончил начальник, крепкий и абсолютно седой мужик, с довольно крупными руками и широкими плечами, — найди себе здесь развлечение, раз уж работы мало, а меня не отвлекай.
Тогда алхимика посетила весьма неприятная мысль, что покинуть саманскую лабораторию он не сможет никогда. Что его комфортная работа, является одновременно и неким тюремным заключением. В тот день он напился, чего за ним раньше не водилось, и даже чуть было не избил свою прислугу.
Утром, успокоившись, он махнул рукой на свои сомнения. Даже если это и тюрьма, то она намного комфортнее его прежней свободы. И в любом случае с чародеями уровня Магреса могут спорить только его коллеги или сашхиты, а ему, скромному алхимику, лучше молча работать и не отсвечивать.
Инцидент постепенно забылся, он снова ушел с головой в работу, и до сегодняшнего дня не испытывал никаких сомнений или сожалений. А вот этим утром, стоило Балтону переступить порог лаборатории, как он нос к носу встретился с непосредственным начальником. Алхимиком он был довольно средним, но умел держать остальных в ежовых рукавицах, отвечал за поставки и выполнял массу другой полезной работы.
— Ты сегодня должен идти к короткому пути. Там смена в курсе и тебя проведут. Это срочно, так что иди немедленно.
— Куда? — растерялся Балтон, испытав короткий укол страха.
— Не знаю, это приказ мастера Магреса.
Балтон слегка побледнел, чувствуя себя так, словно ступил на твердую землю, и только потом обнаружил, что проваливается в бездонную пропасть. Мало кому могут понравиться неожиданные вызовы высокого начальства.
— Да, конечно! — он развернулся и на деревянных ногах вышел за дверь.
Приказы высших не обсуждаются, не уточняются и не оспариваются. В этом он был убежден всю сознательную жизнь, и сейчас алхимика заботило лишь одно, как бы побыстрее добраться до врат на ватных ногах.
На этот раз никаких проблем не возникло. Увидев Балтона, один из дежурных поднялся, и поманил его за собой. Они вошли в небольшое помещение. Тут не было ничего кроме пустого стола и второй двери в противоположной от входа стене. Сопровождающий кратко проинструктировал алхимика и открыв дверь сделал шаг во тьму. Шли недолго, алхимик не смотрел по сторонам, не отвлекался, шагал как автомат. Все мысли крутились вокруг предстоящего разговора.
Как только короткий путь закончился, провожатый передал Балтона другому парню, а сам коротко попрощавшись, отправился обратно.

Балтон не знал, где они оказались, а сопровождающий не стал ничего рассказывать. С каждым новым шагом, нервы алхимика все больше натягивались, он никак не мог представить, чем может быть вызван этот интерес к его скромной персоне. Магрес, конечно, отблагодарил его за меченного. Но на этом, по идее, их общение и должно было закончиться. Балтон отдавал себе отчет в том, что алхимик он неплохой, но таких много. И сейчас, просто терялся в догадках.
— Жди, — это было первое, что произнес сопровождающий, указав на стул около стены.
Только сейчас Балтон заметил, что они пришли в небольшое, полукруглое помещение без окон. Несколько стульев около стены, да еще одна дверь, вот и все что тут было. Он кивнул, уселся, и приготовился ждать, но оказалось, что этого не нужно. Дверь распахнулась, и алхимик просто понял, что его ждут. Без слов.
Магрес его встретил совсем не так, как в свое время Проклятого. Он просто стоял у одного из окон, и даже не повернулся к застывшему на пороге визитеру.
— Можно? — нарушил молчание гость.
— Проходи, — чародей наконец-то отвлекся от созерцания пейзажа за окном.
Балтон склонился в уставном поклоне, прошел в кабинет и опять замер как статуя. Он никак не мог справиться со своим волнением.
— Мне нужно, чтобы ты, кое-что сделал для меня, — чародей сразу перешел к делу, — тебе знакомо зелье “Аннасонта”?
Этот вопрос был риторический, любой алхимик в Этании знал, что это такое.
— Да, мастер.
— Мне необходимо, чтобы ты сделал зелье с такими же свойствами, но чтобы туда не входила ни вытяжка из железы катамриса, ни сок альвакоры.
Повисло молчание. Магрес не продолжал, а Балтон никак не мог придумать, что ответить магу.
“Аннасонт”, был довольно прост в изготовлении. Зелье помогало тем, кому по долгу службы, или еще по каким-либо причинам, приходилось не спать или спать очень мало. Один прием этого зелья, давал человеку примерно то же самое, что и полноценный, здоровый сон, при этом организм очищался, а тело становилось отдохнувшим. Мозг также начинал работать в своем обычном режиме. Зелье не рекомендовалось пить больше пяти — семи раз подряд. Не стоило обманывать организм постоянно.
Проблема была в том, что он не представлял, как и зачем надо заменять указанные чародеем ингредиенты. И того, и другого в Этании было в избытке. Катамрис — обычное травоядное животное, типа коровы. Их разводили почти в любой сельской местности. Альвакор — небольшой кустарник, любящий влагу, и не растущий на солнце. Достать сок этого растения было легко.
— Я жду, — голос Магреса вывел алхимика из оцепенения.
— Мастер, я никогда не задумывался, как сделать такое зелье, без указанных элементов.
— Балтон, у тебя будет восемь средних тактов столичного маятника. (примерно 8 суток в земных терминах. Прим. Автора). Зелье будет варить слабый маг, поэтому при изготовлении можно будет использовать заговоры. Один из моих сыновей поможет тебе с проверкой заклятий. Но вот ингредиенты, они должны быть только из универсального списка.
— Да, мастер.
— Справишься не позднее указанного срока, получишь метку приближенного.
После этих слов, глаза алхимика загорелись, и он вновь склонился в поклоне.
— Да, мастер.
— Приступай сегодня же. Тебя проводят в лабораторию, все, что нужно для дела, заказывай и это будет доставлено. В подчинении у тебя будет несколько подмастерьев, а мой сын присоединится завтра.
— Слушаюсь, мастер.

Когда за Балтоном закрылась дверь, Магрес прошелся по кабинету. Конечно, это не самый лучший выбор, но более сильных алхимиков в друзьях у мага не было. Не проблема сделать любой алхимический продукт. Для этого не обязательно быть специалистом. Есть рецепт, есть ингредиенты, есть определенная последовательность действий. Да, алхимики сделают лучше, быстрее, не испортят ничего. Но, в конце концов, все это может сделать и другой человек.
Проблема в том, что иногда необходимо сделать что-то не по рецепту. Или принципиально новое, как когда-то раньше придумывали яды против тварей с серых территорий, или с измененным составом — как необходимо сделать сейчас.
Тут уже не обойтись без специалиста — алхимика. А у них есть своя собственная гильдия, которая подчинена совету. Нанять специалиста из гильдии, так чтобы он сохранил тайну заказа, практически невозможно. Точнее, конечно возможно, но гарантий не будет никаких. Значит надо использовать того, кто есть. Хотя за метку приближенного, Балтон будет работать до изнеможения.
Алхимик не знал о сомнениях чародея. Он думал лишь о том, что ему выпал счастливый билет, и сейчас необходимо сделать все, для того, чтобы получить желаемое.
Лаборатория, в которую его привел сопровождающий, была чуть хуже, чем та, в которой он работал последние декты. (Этанийская величина времени: 2 декты примерно 1 земной месяц. Прим. Автора). Обещанные помощники — два молодых парня, встали при его появлении. Балтон окинул их внимательным взглядом и спросил:
— Кто умеет готовить “Аннасонт”?
— Я, — вызвался тот, который стоял справа.
— Начинай. Нам всем не придется спать в ближайшее время.

Ира с наслаждением потянулась. Как обычно, первые минуты после пробуждения были прекрасны. Яркие воспоминания о ночи с любимым мужем! Несколько минут казалось, что тело тоже помнит эти моменты. Проснувшийся Валик, прятался под одеялом, но не весь, а только головой и плечами, и при этом малыш не мог сдержать радостного смеха: мол, так хорошо спрятался, что мама не может найти.
— И где мой малыш? Куда он подевался? — громко спросила она, а ответом ей был еще более довольный смех, — наверное, мой Валик спрятался на кухне?
И Ира отправилась делать кофе под заливистый смех сына, не забывая при этом периодически комментировать то, как она ищет и не может найти хитрющего мальчугана.
Уже на кухне осмотрелась и немного поколебалась, выбирая между растворимым и молотым кофе. Победила лень и ведьма щелкнула выключателем чайника. Зевнув, проверила телефон, пусто. Они договорились, что она по утрам не будет заходить к Мише, чтобы даже случайно его не разбудить. Если же муж проснулся, и ему что-то надо, он напишет супруге сообщение в “вайбер”, и уже только тогда она заходит в его кабинет.
Пока закипал чайник, в кухню вошел зевающий сын. В руках он стискивал полицейскую машинку.
— Мам, ячься — потребовал он, и для наглядности указал пальцем в угол, между шкафом и стеной — мол, прячься туда, а я тебя искать буду.
— Сейчас сынок, — улыбнулась она, досыпаю кофе в чашку. — Закрой глаза.
Пока сын искал ее, хлопая дверцами, Ира честно стояла в углу, не сдерживая довольной улыбки. Закипел чайник, а через полминуты Валик обнаружил маму и снова расхохотался. Естественно он полез обниматься и мама, подхватив его, крепко прижала к себе.
— Теперь твоя очередь, — Ира поставила малыша на пол.
— Акой глаза, читай!
— Давай, я отвернусь — Ира взялась за чайник и принялась считать, пока сын со смехом, шумно потопал в комнату, скорее всего снова прятаться под одеяло. Зачем менять такое прекрасное место?
Ира улыбнулась, у нее появилась минутка, но главное делать вид что ищешь. Ребенку нравится, да и чайник успеет закипеть. Громко вышагивая по кухне и хлопая дверцами, не забывая недоумевать, куда же это подевался ее ненаглядный сын, она сконцентрировалась. Сейчас ведьма старалась практиковаться постоянно, она была уверена, что в будущем ей это пригодится.
Концентрация, короткое слово — ключ, и мир начинает играть совсем другими красками. Это немного похоже на то, как она впервые увидела своего мужа в ином свете, или на тот случай в парке, когда произошла разборка с двумя ублюдками, чуть было не стоившая ей жизни. Такое же хаотичное переплетение цветных нитей и пятен, но сейчас она уже немного понимала, что именно она видит, и как с этим обходиться.
Так, теперь заклинание. Тут все просто, короткая фраза и мысленное перемещение. Еще секунда, и вот на руке перчатка невидимая обычному глазу, но от этого не менее функциональная. Чаще всего она необходима в бою, защищает руку и усиливает удар. Но можно и наградить кого-нибудь крепким рукопожатием, или например, взяться за горячую сковородку. Ведьма усмехнулась – сковородка точно из серии забивания гвоздей микроскопом.
— Маа! — Крик малыша напомнил о том, что они играют в прятки, а это означает, что нужно искать, а не заниматься неизвестно чем на кухне. Одновременно с этим, ожил телефон — это проснувшийся супруг.
— Иду! Ищу! — крикнула она, наливая кофе. — Неужели мой Валик добрался до другой комнаты? — она прошла мимо радующегося малыша, который как она и предполагала, спрятался под одеялом.
Открыв вторую дверь, произнесла:
— Странно — в голосе удивление, — не вижу тебя!
— А, тут! — Валик выбрался наружу, победно глядя на маму. — Ячься!
Так, играя с сыном, Ира допила кофе, и сделала чашечку мужу. Усадив сына на кухне, улучила момент и отнесла Мише завтрак.
— Спасибки, — Проклятый выглядел очень довольным, что и не удивительно. — Как тебе пикник?
Он догадывался, что секс не удовлетворяет земное тело жены, и старался не поднимать эту тему.
— Замечательно, — она улыбнулась, и легонько толкнула его указательным пальцем. — Ты извини, малого еще не покормила.
— Да, потом поболтаем, — и он набросился на еду.
Ира закрыла дверь и вернулась на кухню. Пока они завтракали, ей вновь вспомнился подвал Магреса.

— Ты должна уметь драться, весь мой опыт говорит об этом. Знать заклятия, и уметь их применять — это две большие разницы.
— Да, отец. — Ира осмотрелась, статуи животных и людей. Они вдруг стали выглядеть зловеще.
— Сейчас у тебя будет первый спарринг. Ты знаешь все, чтобы победить голема. Он слаб и используется в тренировках наших подростков.
Ира вдруг почувствовала нарастающую панику и дикое желание применить Кхаканарский счет. Но воды под рукой не было, да и вряд ли бы Магрес позволил сделать это.
— И еще, — голос чародея не изменился, — ты тут во сне, поэтому твое тело нельзя покалечить, поэтому он не будет тебя щадить.
Ира не успела ответить, да и в любом случае она просто не знала, что сказать. Раздался звук шагов, и перед ней появился тот, кого Магрес назвал големом. Он похож на невысокого человека с непропорционально широкими плечами и длинными руками.
— Ты знаешь все, что необходимо для победы — с этими словами чародей отошел в сторону, оставляя Иру наедине с бездушным существом.

Тут Валик махнув рукой, сбросил со стола тарелку и, испугавшись, раскричался. Это отвлекло Иру от неприятных воспоминаний. Отвлекло, но ненадолго. Пока она успокаивала сына, поднимала тарелку, которая к счастью не то что не разбилась, а даже и не перевернулась, ее мысли вновь вернулись туда.

Она банально замерла, не понимая, что ей нужно делать. Когда она била бандитов на Земле, ее телом владел кто-то другой, тот, кто знал что и как. Сама же Ира, как и большинство женщин, никогда серьезно не дралась, если конечно не считать школьные разборки с соперницами.
Голем приближался. Ведьма понимала, что он идет не для того, чтобы пригласить ее на свидание, понимала, что ему наплевать на то, что она не мужчина и не умеет драться. Но ее словно парализовало.
Первый удар в плечо. Боль обожгла, и вернула способность мыслить. Ира отскочила назад, увеличивая дистанцию. В голове заметались заклятия, и ни одно из них не выглядело полезным для остановки этого монстра, который неторопливо и неумолимо приближался, покачиваясь из стороны в сторону. Голем уже не выглядел медлительным, он выглядел страшным. Ира вновь отскочила, и неожиданно упершись спиной в преграду, вскрикнула от неожиданности, Замешкалась, решая сделать шаг вперед, или попробовать отскочить в сторону. Потеряла драгоценные секунды, и монстр вновь приблизился на расстояние удара. Ведьма только и успела рефлекторно выставить руку, даже не блокируя удар, а просто подставляясь. Треск ломаемой кости, жуткая боль в предплечье.
— Почему я не просыпаюсь? — жалкая паническая мысль и желание свернуться клубочком. Залезть в какую-то щель, где этот монстр не сможет достать ее. Вот и все на что сейчас была способна она. Голем опять неторопливо приблизился, и Ира просто закрыла глаза. Это сон, сейчас она проснется дома и все будет хорошо.
Неожиданно запульсировала метка чародея, а вместе с этим пришло понимание, что необходимо делать. Короткое заклятие — боль ушла и одновременно в кровь начало поступать большее количество адреналина. Ведьма сразу отскочила в сторону, и сокрушающий удар, способный раскроить ей череп, лишь чиркнул по плечу, но и этого оказалось достаточно для того, чтобы левая рука онемела.
Еще одно короткое заклятие — ушла усталость, и она вновь отскочила, разрывая дистанцию, выигрывая время для третьего волшебства. Благодаря огромной порции адреналина казалось, что голем двигается совсем медленно, словно в ускоренной съемке. Ира “надела” перчатку на правую руку и пошла на сближение. Потом она не могла понять, что помогло ей — незримая, но ощутимая поддержка учителя, или она поддалась азарту боя? В любом случае результат превзошел все ожидания. Удар, благодаря магии усиленный в десять раз, просто начисто отколол одну из нижних конечностей голема. Тот нелепо взмахнув клешнями рухнул, но не оставил попыток добраться до ведьмы. Ире понадобилось еще два удара, которые она нанесла, уворачиваясь от клешней монстра, не оставляющего попыток достать ее.
— Видишь, — Магрес вышел из тени, на его лице нельзя было прочитать ничего, — сражаться ты не умеешь. Совсем.
— Да, отец — ответила ведьма, буквально чувствуя, как горит лицо от стыда. Она и вправду чувствовала стыд, словно разочаровала мастера.
— С этого дня такие тренировки станут обязательными.

Ира вздохнула, возвращаясь в реальность. Страх, испытанный в зале с големами, до сих пор не отпустил ее до конца. Страх боли, страх драки. Только там она поняла, насколько менялась раньше под воздействием “Кхаканарского воина”. Но не время предаваться воспоминаниям, а уж тем более сожалению и унынию. Сытый Валик уже хотел погулять, и это его желание полностью совпадало с маминым видением реальности.
Неожиданно прозвенел звонок. Тихо, но, тем не менее, она услышала. Рабочие установили кнопку звонка на калитку, а отец добавил небольшую скрытую камеру. Теперь Ирина могла видеть, кого принесло, не выходя во двор.
— Кому это мы понадобились? — удивленно спросила она, и толкнула дверь в прихожую.
Там находился дисплей, связанный с камерой, на котором можно было увидеть, что происходит около входа.

3 комментария к “Глава 6. Затишье

  1. Арет я не знаю почему так мало коментов. Но все чаше ловлю себя на мысли что тот мир что ты твориш. В наших умах и сердцах. Очень шикарен и лихо закручен. В нем гг (главному герою) даеться все с трудом. И нет той простоты. И легкости в его пути и оттого все сильнее и больше мне хочеться новых частей.
    З.ы. надеюсь мой комент вас вщбодрил и поднял настрой

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели