Путь проклятого. Глава 20

Путь проклятого. Глава 20
Голосов: 2

Глава 20. Разговор с магом

-Кот. Давай поговорим? — Ира присела на корточки перед столом.

-О чем? — Он даже не повернулся.

-О тебе, о нас.

-Ириша у меня, наверное, дежавю? Ты опять хочешь меня успокоить?

-Кот, случилось то, что случилось. Мы смогли справиться много с чем, и ты мне помогал не раз. Пожалуйста, не начинай опять.

-Что не начинай?

Он действительно не хотел говорить с женой именно сейчас, ему необходимо было обдумать события последней ночи. Но Ира не знала ничего о последнем сне мужа, и думала, что его отстраненное состояние, это по-прежнему последствия встречи с сыном Зинаиды.

-Быть таким букой.

Ира подхватила Мишу правой рукой, и, невзирая на некий протест с его стороны, понесла на балкон. Валик уже уснул, и у них было свободное время, чтобы спокойно поговорить. За окном хмурилось, август в этом году оказался крайне переменчив, то окутывал город удушающей жарой, спасение от которой могли дать только кондиционеры, то баловал проливными дождями, несущими некоторое облегчение от палящего солнца. Вот и сейчас, начал подниматься ветер, слегка похолодало, и по всем прогнозам, ближе к ночи должен был начаться дождь, но пока небо оставалось практически безоблачным.

-Я не бука. Если сравнить мое поведение и мое душевное состояние, то я очень белый и крайне пушистый.

Он развалился на ладони Ирины, и смотрел в синее небо.

-Дорогой, кофе будешь?

Она не знала, как бы потактичнее намекнуть, что ей немного не удобно держать руку таким образом.

-Конечно, буду, и кофе, и пиво. Знаешь, маленькая, — он махнул рукой в сторону шкафа, — я буду сидеть на этом шкафу, пить пиво, и смотреть на грозу. Чувствую, что сегодня будет шикарная погода, гром, молния, и ураганный ветер. Хочу насладиться буйством стихии.

-Хорошо кот, подожди меня тут, я сейчас все принесу.

На шкафу было пыльно, и Ира оставив мужа на столе, принялась наводить порядок. Мысли проклятого постоянно возвращались к событиям предыдущей ночи.

-Здравствуй, меченный. Если не ошибаюсь, тебя зовут Михаил?
-Да, Михаил. А вы — Магрес?
-Он самый.
Легкая улыбка тронула губы мага, и проклятый почувствовал себя еще более неуютно. Можно было бы подбирать слова, заикаться, стараться угадать, как себя вести дальше, но при этом он будет выглядеть жалко и заискивающе. Миша достаточно хорошо знал себя и свое красноречие, особенно при разговорах с начальством, и возможно из-за этого он предпочитал работу фрилансера. Наконец он решился:
-Я знаю, что вы тут большой человек, а я гость. Скажу честно, что вообще не знаю, как положено разговаривать, и есть ли какие-то правила этикета?
-Есть и правил много. Но они будут важны в том случаи, если, мы будем общаться при посторонних. Сейчас же, у нас нечто вроде приватной беседы, этакое собеседование, на котором я буду предлагать тебе работу.
Маг, заметив недоверчивое удивление в глазах гостя, подтвердил:
-Да, именно работу, поэтому говори со мной так, как привык. Из возраста, когда мне нужно было чужое преклонение, я уже давно вышел.
-Хорошо. А мы понимаем друг друга, потому что вы маг? Или вот из-за этой штуки?
Миша кивнул в сторону юлы. Она крутилась, и, похоже, не собиралась замедляться.
-Именно так, но ты ведь хотел спросить не об этом?
-Вы умеете читать мысли?
Проклятый никак не решался задать по-настоящему важный вопрос. Из-за страха, что ответ ему не понравится.
-Когда как, — сказал маг, — читаю довольно часто, но не в твоем случае. Но, когда живешь долго, поневоле учишься понимать собеседника.
-Ну ладно, — решился проклятый, — просто мне очень хочется понять, по какой именно причине, мною заинтересовался такой человек как вы? Причем заинтересовался очень сильно, раз тратите время на личную встречу со мной? Это все из-за моей метки?
-У нас есть хорошая традиция, — произнес, поднимаясь с кресла Магрес, — обсуждать важные вопросы, за бокалом вина.
Он отошел к небольшому шкафчику. Открыв створку, извлек наружу бутыль из темного стекла и пару бокалов, отливающих металлом.
-Это серебро, — прокомментировал он, — в наших краях стекло большая редкость, чем этот метал.
-Я не умею пить, очень быстро напиваюсь, — Миша действительно опасался пить, но и отказаться не мог, — боюсь, что это помешает серьезному разговору.
-Не думаю, — отмахнулся маг, — тебе вначале надо просто расслабиться.
Он разлил темно-красное вино по бокалам, и небрежным движением, пододвинул один из них Михаилу.
-Вино хорошее, уверен, что такого ты не пробовал.
На вкус напиток действительно был интересным. Отпив, Михаил понял, что просто не сможет описать его. Горьковато-сладкий привкус, и все. Это было ни на что не похоже.
-Да – посмаковав напиток, согласился он, — у нас такого, скорее всего не производят.
-А теперь я начну отвечать на твой вопрос. Ты интересен мне не только и не столько из-за метки. О да, она крайне любопытна, но к ней мы вернемся немного позже. В первую очередь для меня важен твой талант прогноста.
-Прогноста? — проклятый не смог скрыть своего удивления и глотнув вина, закашлялся. — Что вы имеете ввиду?
-Ты почувствовал, что караван везет какой-то неприятный подарок, и смог обнаружить его. Еще поиски лускана. Ты действуешь иначе, чем наши нюхачи. Так вот, — Магрес вдруг слегка наклонился к нему и посмотрел в упор — ты похож на очень сильного прогноста. А мне нужно, чтобы такой специалист работал на меня.
Миша промолчал. Промолчал не потому, что размышлял над ответом, а просто неосторожно посмотрел магу в глаза. Глаза…. Это, пожалуй, единственная черта во внешности, которая отличала чародея от обычного человека. Радужная оболочка мага — была разноцветной. Она состояла словно из концентрических окружностей, желтоватая, зеленоватая, серая. Чем ближе к зрачку, тем темнее, и поэтому казалось, что смотришь в глубокий колодец, дно которого теряется в темноте.
-Но…, — смог пересилить себя проклятый, и отвести взгляд, — как я понимаю, работать на такого человека как вы, это честь для любого в Шаарне. Я думаю, что у вас хватает и прогностов, и прочих алхимиков, а тут… личная встреча. Зачем…?

-Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста: — голос жены, вернул Михаила к реальности. — Пока не проснулся Валик, посидим рядом?

-Конечно, маленькая. – Ира, как уже сложилось за это время, села на пол, и облокотилась о кресло, так их головы оказались примерно на одном уровне.

-Я вспомнил, — начал проклятый. — Сын этой суки, нашей соседки, был связан с бандитами. Это кстати, одна из причин, из-за чего с ней все предпочитали не связываться.

-А мне ты об этом никогда не рассказывал. Почему?

-Да я особо об этом и не думал. До отъезда отца, его знакомства были посильнее, чем этот криминал. С нами Зина никогда не связывалась, так, иногда бурчала что-то в спину, но не докучала нам.

-А теперь значит, ее сынок решил наехать?

-Это вполне возможно, и тебе лучше быть готовой к таким событиям. Но зато теперь у нас есть шанс, ведь сама понимаешь, рассчитывать можно только на тебя.

-Какой еще шанс? – Удивилась Ира.

-Этой ночью мне сделали предложение, от которого я не могу отказаться. Это не потому, что боюсь, а из-за того, что глупо не воспользоваться шансом.

Он замолчал, стараясь привести мысли в порядок.

-Давай рассказывай, что произошло этой ночью? Не томи меня.

-Сейчас, я соберусь с мыслями, и проклятый вновь погрузился в воспоминания.

-Буду с тобой откровенен, у нас алхимиков и всяких мелких магов, бойцов и рядовых нюхачей, действительно много. А вот тех, кто, сможет подсказать правильный выбор, без сложной аналитики, без огромных затрат, тех, кто почувствует опасность заранее, причем реально заранее, вот таких очень мало.
Миша понимал, что его собеседник много чего не договаривает, но при этом опасности совсем не чувствовал.
-А что тогда с моей татуировкой? Вы знаете, что она означает?
-Конечно знаю, — и снова на его лице легкая улыбка, — она означает, что там, у себя дома, ты убил одного из нас, и при этом таким способом, которым чародеев пугают с детства.
То ли благодаря вину, то ли из-за чего-то еще, но Михаил, наконец, расслабился и постепенно начал забывать, что говорит с очень могущественным человеком. Ну не полностью забыл, но уже перестал на этом концентрироваться.
-Я, почему-то думал, другим чародеям очень не понравится то, что я сделал, — ответил Михаил, — типа как у нас пишут в сказках — профессиональная солидарность.
-Ну, я не буду вдаваться в тонкости, о них мы сможем поговорить и позже. Но претензий к тебе не возникнет.
-Хорошо, а эта моя метка, или татуировка, она что-то означает? В магическом плане? При атаке, эти монстры из повозок, меня не тронули, хотя один был близко, да и тот супер-боец когда увидел ее, сразу замер, вместо того чтобы просто прирезать меня.
-Для любых живых существ, и даже для магических созданий, твоя метка означает — яд. Все, кроме самых тупых созданий, или просто находящихся под внешним управлением, и имеющих приказ атаковать, будут обходить стороной владельца этой метки.
-Интересно, а люди? Я для них тоже отравлен?
-В основном да. Но тут как говориться есть исключения — усмехнулся Магрес, — так, что не стоит тебе чувствовать себя совсем неуязвимым.
-Эх, жаль, а я — то уж размечтался.
Миша отхлебнул еще вина, и вдруг понял, что очень хочет поесть, но просить было как-то неловко. Он решил подождать, пока не проголодается хозяин, и продолжил разговор:
-А я, тем не менее, до сих пор не понимаю…. Ведь говоря со мной лично, ты… ой, Вы, показываете свой интерес. Повышенный. Я ведь тут ничего не знаю, в ваших раскладах не ориентируюсь, и, в общем-то, никуда отсюда не денусь. Ты, э… Вы… могли бы просто, через любого посредника, предложить мне должность, и просто вытащить с этих лесов в комфорт. Сам уверен, не отказался бы.
Видимо вино оказалось крепче, чем показалось изначально, и Михаил слишком уж раздухарился. Но его собеседник выглядел довольным. Маг, помалкивая пил вино, наблюдая за проклятым из-под полуопущенных век. Не дождавшись ответа, гость продолжил.
-Вот Вильямин же не особо колебался, — вспомнил Михаил, — когда предложил мне меньшую оплату?
-Я повторюсь, у нас приватный разговор, так сказать без костюмов, поэтому говори мне ты, если так удобнее, а правилам общения на людях, тебя научат. Теперь, что касается твоей работы на меня. Я не крохобор. Не в моих правилах получить сиюминутную выгоду, с риском потерять большее в будущем. Теперь, прежде чем продолжить, я немного расскажу о месте, где ты оказался, об Этании и других похожих мирах. Только вначале ответь на один вопрос: ты родился в мире, который имеет форму шара?
-Ну да, конечно — с удивлением ответил проклятый, — а разве Этания другой формы?
-Другой….
Магрес поставил на стол бокал, и что-то прошептал. Буквально через секунду дверь распахнулась, и в комнату неслышными тенями скользнули две девушки с небольшими подносами в руках. Быстро расставив тарелки, они, молча, поклонились, и также быстро исчезли. От тарелок шел очень приятный запах, и Михаил с трудом сдержался, чтобы сразу не наброситься на еду.
-Знаю, что ты голодный, да и я тоже давно не ел. Сейчас перекусим и продолжим.
Михаил не стал заставлять себя упрашивать. Из столовых приборов тут были только трезубые вилки, и этот факт очень его порадовал. Еда по вкусу напоминала мясо с овощами, и как говориться просто таяла во рту. Это и не удивительно, было бы странно, если бы могучий чародей предложил гостю сух паек. Покончив с едой, и дождавшись пока молчаливая прислуга уберет посуду, Магрес разлил вино по бокалам, и продолжил:
-Рассказывать можно долго, пока расскажу основное. Между тем миром, где ты родился, и тем где оказался сейчас, довольно много различий. В вашем мире — развиваются технологии, а в нашем победила магия. Это разделение не абсолютное, у вас возможны некие магические действия, как ты сам мог убедиться, а у нас, периодически появляются предметы, которые можно считать изобретениями, абсолютно без магии.
Заметив удивленный взгляд проклятого, Магрес усмехнулся и продолжил:
-Когда-то наши великие чародеи изучали шарообразные миры, планируя вторжение на них. Ну, или может, преследуя исключительно исследовательские цели, сейчас это уже не имеет особого значения. В наших архивах сохранилось много материалов, и перед встречей с тобой, я некоторые освежил в своей памяти.
-Так что, от вторжения решили отказаться? — не утерпел Михаил.
-Да, это в итоге оказалось невозможным. Магия у вас практически не работает. Ощущения чародея, оказавшегося в вашем мире, можно описать так: Представь, что ты практически ослеп, оглох, а большая часть тела парализована, и как вишенка на торте — ты еще практически ничего не соображаешь, магия практически не работает, или работает не так, доступа к источникам нет, и артефакты по большей части бесполезны. Создается впечатление, что сам мир выдавливает гостя, наделенного силой. Так что ваши миры совсем не интересны для нас. Правда и обратная экспансия не сработает, почти все ваши изобретения тут также бесполезны как наша магия у вас.

Вдруг захныкал сынишка. Он принялся потирать глаза, и начал вставать.

-Давай Кот, чуть позже расскажешь, — и Ира, пересадив Мишу на шкаф, исчезла в комнате.

Проклятый задумчиво смотрел за окно, вечером обещали грозу. Любимая любезно оставила ему чашку с пивом, и Миша привычно зачерпнув как из бочки, приготовился наслаждаться буйством стихии. Немного стемнело, и появились порывы ветра. Прихлебывая пиво, он вспоминал детали разговора с волшебником. Все-таки надо было соглашаться, причем на все, но Михаила грыз червячок сомнения. Зачем Магресу было лично обрабатывать его? Что скрывал старый маг?

От размышлений его оторвали, причем в очень грубой форме. Неожиданный порыв ветра, влетевший сквозь открытое балконное окно, оказался настолько сильным, что оторвал проклятого от поверхности и впечатал в стену. Хорошо хоть между шкафом и стеной не было большого зазора, и падение ему не грозило, но удар вышел чувствительным. Странное дело, но в первую очередь проклятый проверил драгоценную чашку, и та к счастью оказалась целой. В целом обошлось без повреждений, только слегка облился пивом. Тихонько ругаясь, он отошел в сторону, так чтобы ситуация с нежданчиком в виде ветра не повторилась. Стоило ему усесться на новом месте, как на балкон вышла Ира. Она улыбнулась мужу, и стала смотреть в окно, облокотившись о перила. Миша невольно засмотрелся на жену. Светлые волосы развеваются на ветру, грудь плавно вздымается под обтягивающей футболкой, на губах играет легкая улыбка, которая всегда заводила его в его прошлой жизни. Он смотрел на супругу, в этот раз без всякого вожделения, просто потягивая пиво, наслаждался прекрасным моментом.

На улице резко потемнело, казалось, наступила ночь, а ветер еще усилился. Небо прорезала молния, и через секунду раздался раскат грома, а в шум ветра добавился звук начинающегося дождя. Буквально за мгновение небо обрушило на землю просто стену воды. Снова сверкнула молния, и в ее свете ему показалось, что вместо Иры на балконе стоит другая женщина, даже не женщина, а статуя, какими изображают античных богинь. Прекрасная, но далекая и неживая. Один миг, и иллюзия развеялась, остался лишь некий неприятный привкус от увиденного.

-Да, — пробормотал он, — я же не сплю, пью, и постоянно рефлексирую. Почему бы не видеть глюки?

-Что ты говоришь, кот? — Обернулась к нему Ира.

-Ничего маленькая, я просто наслаждаюсь погодой.

Неожиданно заинтересованный Валик выполз на балкон, и, используя мамину ногу как опору, поднялся в полный рост. Миша не боялся, что сын его увидит, тот еще был слишком мал ростом для этого.

-Посмотрим на грозу, мой маленький?

Ира, сев в кресло, подняла малыша, так чтобы он видел происходящее за окном, но не мог заметить уменьшенного папу. Валик заворожено смотрел на стену дождя, улыбался прорезающим небо молниям, и что-то восторженно пищал, вторя периодическим громовым раскатам.

Глядя на все это, Миша вдруг вспомнил их поездку на шашлыки. Они еще не были женаты, и их отношения переживали пик конфетно-букетного периода. Стариков снял домик, на небольшой базе отдыха. Воспользовавшись тем, что Ира не работала, а сам он работал по довольно гибкому графику, они приехали на базу вечером в понедельник. К этому времени большинство посетителей уже разъехались по домам. Влюбленные бродили по сосновому лесу, купались в речке, жарили мясо на небольшом костерке.

Вечером во вторник началась гроза, как сегодня, быстро, резко, без предупреждения. Молодые как раз переплыли на небольшой островок, собираясь провести несколько приятных часов в уединении. Ливень застал их на островке, на котором было множество кустов, но при этом, ни одного высокого дерева. Они занимались любовью под проливным дождем на мокром песке, под оглушающие раскаты грома. У них до этого, да и потом, было много романтических встреч, экзотических мест для любви, и экспериментов, но вот тот островок, остался в памяти каким-то особенным.

-Надо будет уговорить Иру съездить туда — усмехнулся он, будет интересно посмотреть на все под совершенно иным углом.

Наконец Валик заскучал, и попросился в комнату, поиграть. Маму он потащил за собой, и проклятый остался в одиночестве, с пивом и воспоминаниями. Правда, теперь, вместо романтического островка, ему вновь вспомнился ночной разговор с магом.

-Вот это любопытно. Я читал о таком, правда в фантастических рассказах о других мирах, что там и порох не горит, ну и скорее всего остальное, тоже, как-то перестает действовать.
-Примерно так и есть. Из-за этих различий, взаимное проникновение друг к другу, не особо интересно ни вам, ни нам. Есть правда одно только исключение, магия у вас хоть немного, но работает, и некоторые заклинания из нашего мира, очень интересуют ваших чародеев. А вот у нас, ваш завод или фабрику в любом случае не построишь.
-Так получается, что у нас, колдунов мало, но они настолько сильны, что могут сделать больше, чем маги вашего мира?
-Нет. На самом деле ваши маги очень слабы. Если ваш колдун вдруг попадет сюда, то он будет на уровне сельского знахаря. Ничего интересного для нас. Они сильны только в ваших мирах. Из-за отсутствия конкуренции. Но это отличие миров не единственное. Например, если ваша Земля это шар, то Этания, можно сказать, вообще не имеет формы.
-Ммм… это как?
Голова Миши начинала пухнуть от всех подробностей. Это было связано и с тем, что он не понимал, к чему ведется весь этот разговор, и как он связан с его будущей работой на мага.
-Если я правильно понял, у вас, можно, грубо говоря, двигаться постоянно прямо и прийти в ту точку, откуда начал движение?
-Ну… это не совсем так, но в принципе возможно.
-Тут все не так. Вот взять, к примеру, Шаарн. Этот поселок полный тупик, отсюда нет пути, ни через скалы, ни через болота.
-Что значит, нет? А если собрать группу опытных следопытов, магов, и взять за цель изучить территорию болот? Просто вам наверно это не нужно?
-Это невозможно, проклятый, — Магрес усмехнулся, — вот в этом и разница, которую ты пока еще не можешь понять. Эти болота — маг выделил слово эти, — нельзя преодолеть, их нельзя изучить, и невозможно пролететь над ними. Любая экспедиция погибнет или исчезнет в них. Любой соглядатай, будь он подчиненный, или магический, ослепнет и не вернется назад. Для нас это просто чужая вотчина. Мы все знаем это, и не лезем туда, просто ограждаемся от порождений серых территорий.
-Например, песком?
-Да, но ограды могут быть и магическими, в общем по-всякому.
-Я правильно понял, — помолчав, стал уточнять проклятый, — получается Шаарн — это тупик. Так?
-Да, — подтвердил маг.
-Значит, отсюда есть только один выход, через ущелье?
-Нет, в магических мирах есть и иные пути. По одному из них, ты шел к башне.
Повисла тишина. Миша думал о своих следующих вопросах, упускать такой шанс узнать, как можно больше, да еще и от собеседника, явно знающего больше чем простые смертные, было нельзя. Но проклятому начало казаться, что они ходят вокруг, да около, говорят о пустяках, а к сути разговора так и не приближаются. Магрес не торопил его.
-А как это все пересекается с моей работой на вас?
-Пока никак, рассказывая про Этанию, ее форму, и всякие недоступные земли, я хочу донести, что тут все устроено совершенно по-другому. А насчет работы ты не спеши, скоро все объясню. Как кстати тебе языковой инструктор?
-В смысле? — от резкой перемены темы, Миша растерялся, — отличный специалист. Я до сих пор не могу понять, как он выучил мой язык.
-У него врожденный талант. В нашем мире, кроме магов, есть еще прослойка людей с врожденными не магическими способностями. Они могут разниться, быть интересными, или не очень. Их можно развивать — если они есть. Так вот, он способен учить язык, на котором говорят в его присутствии, быстро и навсегда. Если бы у него не было такой врожденной способности, он все равно смог бы быть полиглотом, но учил бы язык как все. Или мог, обладая таким талантом, не попасть в хорошие руки, и сейчас бы писал письма под диктовку, в какой-нибудь конторе. Понимаешь меня?
-Думаю да. Важно не только как, но и где работаешь?
-Не только это, на таких как я работает много разных специалистов. У них лучшее обучение, нет никакой нужды, в чем либо, правильный отдых и доступ к такой информации, которую не найдешь просто так.
-Магрес, если я правильно понял, то ты видишь во мне, талант этого, прогноста? И он здесь такой редкий, что ты хочешь, чтобы я работал на тебя и развивал его до каких-то высот?
-Да, именно так. Раз ты оказался способен на многое безо всякого обучения, то под руководством настоящих профессионалов, сможешь достичь небывалых высот. Кроме того, твой талант, еще интересен тем, что он усилен демонической татуировкой, и вдобавок, как я уже говорил, убить тебя любому существу, сопряжено с риском. А значит, если вдруг ты откажешься работать на меня, тебя может подобрать другой чародей. А я – он перегнулся через стол, сверля проклятого взглядом, — не хочу, чтобы так случилось, именно поэтому говорю с тобой лично, и при этом предлагаю очень много.
-Демонической татуировкой? — Миша спросил первое, что пришло в голову.
Обсуждать других чародеев, и тот факт, что Магрес все-таки не отпустит его, не хотелось, даже не смотря на весь елей в голосе колдуна, угощение, и приятность разговора.
-У нас это общепринятое название, причем оно не совсем правильное, но пока будем использовать его. Смотри, есть дары богов, есть демоническое воздействие, и есть магия. Это следует вот в таком порядке.
-А в чем разница?
-Отличий много, я сейчас объясню то, что касается тебя. Твоя метка защищает тебя от любой магии, правда как от вредоносной, так и от целебной. Никакой вменяемый волшебник не будет пробовать воздействовать на тебя, потому что результат будет неожиданным.
-В каком смысле неожиданным?
-А никто не сможет предсказать, что из этого выйдет, такой эффект называется “двойной перекрут”, а вот шанс, что, воздействуя на тебя, и даже пытаясь помочь, чародей убьет самого себя весьма велик.
Миша слушал Магреса, и вдруг вспомнил, первый день после разгрома организации, он напился, жутко, до полусмерти. А утром полное отсутствие похмелья…. Это было дело рук Ирины, выходит она сильно рисковала? Или просто сделала что-то невозможное?
-А… — Начал он, и вдруг понял нельзя, нельзя рассказывать этот случай. Незачем открывать все карты сразу.
-А я уж раскатал губу — начал выкручиваться он,- мол, пью, а жена мне потом похмелье снимает. Получается, что зря надеюсь?
-Зря, — Магрес внимательно смотрел на проклятого, и было неясно понял он, что Михаил сказал не то, что намеревался, или нет, — лучше пусть даже не пытается. Ты для нее табу.
-Понятно ей, видимо сейчас, вообще лучше не пытаться ничего пробовать делать, — Михаил торопился увести разговор в сторону, — она двух ублюдков, напавших на нее, прибила, и потом сама чуть не умерла.
— К этому мы еще вернемся, а пока закончу про метку. Магией на тебя лучше не воздействовать, но есть еще дары богов. Вот они, как раз, будут действовать на тебя, как и на всех остальных.
-А можно какой-то пример?
-Все, что связано с языками. «Сонка», «Юла Аматиса», и прочее, позволяет нам разговаривать, но будь это магией, ты бы не понял, ни слова, да и Балтон отравился бы, попробовав напиток с каплей твоей крови.
-Интересно, и даже очень. А что кроме языков?
-Все связанное с перемещениями, короткие пути, телепортация, это тоже дары богов. Хотя с ними сложнее, но не буду запутывать тебя на нашем первом разговоре.
Михаил молчал. Можно конечно было задать еще миллион вопросов, но он сомневался, что запомнит хотя бы половину ответов на них. Магрес видя это, вдруг сменил тему.
-Меченый, мне скоро надо будет отлучиться, а перед этим я хочу предложить то, что гарантировано, заинтересует тебя. Я могу стать наставником твоей жены, и обучать ее.
-Наставником? – изумленно переспросил проклятый. — Но как? Ее же здесь нет, только я бываю, да и то во сне?
-Есть часть заклинаний, которые ты, будучи здесь, выучишь наизусть и передашь ей. Плюс еще некие общие рекомендации, а об остальном поговорим в процессе обучения.
-Магрес, я ведь понимаю, что просто так ничего не бывает. Все, то, что ты предлагаешь, только из-за моей работы в качестве прогноста?
-Прогност, татуировка, и тот факт, что ты из другого мира, а твоя жена ведьма. Поводов хватает. У нас, в Этании, назревают крупные разборки, — маг пригубил вино, и, усмехнувшись сказал, — каждый потенциально хороший специалист сейчас на счету.
-Не буду врать, я заинтересован, особенно обучением моей жены.
Михаил вдруг понял, сильно затекли ноги. Он встал, прошелся по комнате, при этом в голове слегка зашумело, все-таки это вин, а не сок.
-Очень хорошо, как я сказал, мне скоро придется отлучиться. — Магрес тоже поднялся, и подошел к противоположной стене. Оказалось, там было нечто вроде встроенного шкафа, и колдун что-то извлек из одного из ящиков.
-Меченный, у нас обычно чародеи, ставят на своих помощников и слуг специальные метки, — заметив при этом, как изменилось лицо проклятого он усмехнулся, и продолжил:
-Я понимаю, что для жителя вашего мира, это звучит малопривлекательно, но для местных в этом нет ничего особенного. Многие отдали бы десяток лет, ради возможности получить ее.
-Почему? — Не удержался Михаил от вопроса.
-Это означает, что человек работает на чародея, полезен ему, и в свою очередь, пользуется его защитой. А у нас, как я говорил, могущественные маги, имеют некое влияние. Например, инструктор носит мой знак, если бы он показал его на форпосте, и приказал слушаться тебя, то все, включая и избившего тебя Барака, наперегонки исполняли бы твои распоряжения.
-Наверняка эта метка служит не только для этого? — вопрос о том, почему инструктор не сделал этого, проклятый задавать не стал. Понятно, что была проверка.
Да, она еще оберегает от ошибок, — усмехнулся маг, — если идешь работать на чародея, то по собственной воле уйти от него не получиться.
Михаил молчал. Вот он, долгожданный подводный камень. В обмен на покровительство придется попасть в нечто вроде рабства, а значит надо отказаться, несмотря на всю заманчивость предложения. Однако Магрес неожиданно развеял его сомнения:
-Ты не переживай проклятый, на тебя метку никто ставить не будет.
-Да? — Вновь Миша не смог сдержать удивления.
-Увы и ах, ты уже – колдун показал на его правое предплечье, — помечен, а твоя татуировка, не потерпит конкуренции.
-Не буду врать, я этому очень рад, — с облегчением проговорил Михаил.
-И я буду откровенен с тобой — маг приблизился, — мне немного жаль. Мой знак решил бы множество твоих проблем, и никто типа Барака, не посмел бы тронуть тебя, да и мне было бы спокойней. Но что есть, то есть, держи.
На протянутой ладони волшебника лежало серебристое кольцо с видневшейся на нем гравировкой.
-Что это?
-Это знак того, что ты мой помощник, находишься под моей личной защитой, и наделен особыми полномочиями. Раз нельзя поставить отметку, придется действовать по старинке. Надевай его на мизинец.
Миша послушался, а колечко подошло, словно на него делалось под заказ.

-К сожалению, мне уже пора, увидимся вероятнее всего уже после твоего пробуждения. Остальное расскажет инструктор.

Когда проклятый был уже в дверях, он добавил,
-А кольцо можешь показать Бараку, сразу увидишь, что случиться, и далее поступай по своему разумению.
Колечко сидело на мизинце, как влитое, опять магия? Вряд ли, это бы противоречило тому, о чем только что говорил чародей. Проклятый вышел в приемную, и посмотрел на начальника гарнизона. Тот сидел на табурете, и сразу показалось, что он стал меньше в размере. Михаил буквально чувствовал его страх и неуверенность. Он неторопливо подошел, встал напротив недавнего тюремщика, затем не спеша, театральным жестом, вытащил руку из-за спины, и продемонстрировав тому кольцо Магреса. Крепыш побледнел так, словно ускоренно стал вампиром, и поднял на проклятого затравленный взгляд. Наверное, герой какого-нибудь романа, испытал бы на этом месте, чувство глубокого морального удовлетворения, и гордо бы удалился, оставив бывшего истязателя, страдать от чужого благородства и неопределенности будущего бытия.
Миша не был героем. Сейчас, глядя в испуганные и просящие глаза, он вдруг испытал ярость, бешенную и неконтролируемую. Его поврежденные пальцы вдруг нашли лучший момент, чтобы напомнить болью о себе, и проклятый понял, что хочет крови, а главное, он может ее пролить. Взгляд упал на кочергу.
Тяжелая, она удобно легла в руку. Взглянул на крепыша, а тот сидит и не думает шевелиться. Почему то вспомнился Алик, здоровый и туповатый одноклассник, который постоянно попортил Мише кровь в старших классах. Вспомнился случай, когда после очередного избиения, Стариков наплевал на все пацанские понятия, пожаловался отцу. Батя отвез его в травмпункт, и оказалось, что у Михаила трещина в ребре и гематома. Тогда сняли побои, отец задействовал все свои связи, и невидимые шестеренки закрутились. Через два дня, все встретились в кабинете директора, сам хозяин кабинета, Миша с отцом, Алик, и двое незнакомых мужчин. Один из них оказался участковым, а второй не представился. Оказалось, что побои, нанесенные пострадавшему, при желании можно квалифицировать как средней тяжести, а с учетом того, что Алик уже имел привод, то при неком содействии со стороны органов, и наличии связей, его можно отправить в колонию, на годик-полтора.
Когда все это было озвучено, то до грозы школы, здоровяка и любимца большинства одноклассниц дошло, что шутки кончились, и он, вполне реально может поменять место жительства, вот тут Миша увидел, как резко может измениться человек. Как буквально на глазах, презрительно-снисходительная ухмылка начинает превращаться в неуверенную и заискивающую улыбочку, как меняется выражение глаз. В них вместо презрительного выражения хозяина жизни, начинает плескаться страх. При этом его спина сгорбливается, а руки начинают подрагивать. О да…, это было очень наглядная демонстрация такой расхожей фразы “молодец среди овец”.
И сейчас он видел вот такое же преображение. Стариков редко дрался, и ни разу не избивал беспомощного. У него не было опыта пинания бесчувственного тела, или нанесения ударов связанному человеку. Вот и сейчас, стоя над не связанным, и не бесчувственным, но все равно, каким-то беспомощным мужиком, он колебался, в нем боролись ненависть и привитые в детстве установки, мешающие бить тех, кто слабее его на данный момент.
В итоге установки начали побеждать, и Михаил хотел было уже уйти, но тут он как-то неудачно повернулся, и его ребра отозвались болью. Ненависть вновь вспыхнула, словно бензиновая лужа от неосторожного окурка. Ведь этот ублюдок избивал его бесчувственного, а он еще колеблется?? И Михаил, неожиданно даже для себя, нанес удар. Просто удар кочергой, сверху, метя в голову. Крепыш не вскочил, и не постарался увернуться, а единственное что он смог, это прикрыться рукой. Раздался хруст и вскрик, лицо охранника искривилось от боли…. И тут проклятый слетел с катушек, он начал наносить удары, хаотично, даже не глядя куда. Он бил, выплескивая всю ярость, всю накопившуюся ненависть последних дней, и мстил за свою теперешнюю физическую беспомощность. Бил и кричал:
-Защищайся! Защищайся, гад! Ответь, ну ответь же!
Крепыш дергался под ударами, стараясь прикрыть голову. Он уже сполз со стула, и лежа на полу, просто вздрагивал, когда кочерга соприкасалась с его телом. Михаил успокоился только тогда, когда избиваемый перестал даже дергаться под ударами. Отброшенная кочерга со звоном откатилась в угол, и проклятый, обернувшись, увидел инструктора.
-Выпустил пар? — Как обычно, без каких либо эмоций поинтересовался он.
-Даже не знаю, мне кажется, я уже его никогда не выпущу.
Он посмотрел на крепыша, и понял, что никакого чувства вины перед ним не испытывает, а скорее всего хочет добавить еще.
-Что делаем дальше? Какие планы? И что будет с этой тушкой?
-Что ты скажешь, то с ним и будет.
-В смысле?
-Он теперь полностью твой, хочешь суп из него свари, а хочешь, просто прикажи вылечить.
-Не слабо, – проклятый был не то, что изумлен, он скорее испытывал от такого поворота событий шок. – Ну, у вас и порядки.
-Хозяин ценит тебя, так что с ним сделать то?
— Да пусть идет на все четыре стороны, – махнул рукой проклятый, – мне он больше не интересен.
-Любопытное решение. – Сказал инструктор.
Затем он подозвал молчаливого человека, который находился в помещении все это время, но был настолько тихим и незаметным, что Миша увидел его, только когда тот начал двигаться. Инструктор что-то сказал ему, а тот, кивнув в ответ, подошел к Бараку.
-Идем? – спросил инструктор у проклятого, — Хочешь отдохнуть? А может женщину? Или парочку?
-Пока, пожалуй, откажусь.
-Смотри, тут есть кошечки с соответствующими талантами. Как у меня есть склонность к изучению языков, так у них к ублажению мужчин. Помощники Магреса получают их за особые заслуги, и они такое вытворяют…
-О…! Нет…, пока, нет.
Сложно сказать из-за чего он отказывался. Измена во сне, вроде, как и не измена. Но проклятый пока не мог переступить через себя.
-Тогда перейдем к делу, Магрес кое-что оставил для тебя. Попросил написать на твоем языке. Тебе все это надо будет выучить все наизусть. Взять ведь ты отсюда ничего не сможешь?
-И много там?
Миша начал ощущать лихорадочное возбуждение, то о чем он столько думал, то на что так надеялся, но даже не представлял, как это получить, вдруг оказалось так близко. Вот только протяни руку и возьми. Наставник для Иры! И этот наставник такого уровня, о котором можно только мечтать.
-Не очень много, — инструктор открыл одну из боковых дверей, и поманил проклятого за собой.
-Не очень много, — повторил он, но лучше не теряй времени.

Миша, закончил рассказывать сон и замолчал, глядя за окно. Дождь уже закончился, ветер разогнал все тучи и наступил вечер. Из комнаты доносился звук телевизора, там герои «Свинки Пеппы», обсуждали свои мультяшные проблемы. Ира задумчиво постукивала по столику ногтями, с красивым маникюром.
-Как ты думаешь, насколько можно доверять этому магу?
-Честно говоря, Иришка, думаю ровно настолько, насколько любому нашему олигарху. Он будет играть в свою игру, но при этом мы с тобой ему не конкуренты, а скорее всего инструменты. А такие люди, как я думаю, склонны заботиться о своем оборудовании, пока оно им нужно.
-Умеешь ты подобрать приятные сравнения. Хорошо, он тебе продиктовал заклинания, ты их записал на русском, и их можно использовать тут. Давай, диктуй, я их запишу, и буду учить.
-Да я их уже напечатал, Ириш — усмехнулся проклятый. — Не знаю почему, но не хотелось произносить их вслух, да и размяться надо было. Вот и побродил по кнопкам.
-Тогда расскажи о них, какие и для чего используются?
-Сейчас маленькая.

Инструктор завел Михаила в небольшую, роскошно обставленную комнату. Вокруг ковры, мягкая мебель и несколько кресел, в одно из которых тут же уселся его провожатый.
-А что, за заклинания то? И сколько их? – его азарт все усиливался, и появилось ощущение, что наконец-то они смогли «ухватить бога за бороду».
-Пока два, из самых простых. – Инструктор положил перед Михаилом два листка сиреневатой бумаги. – Писать на твоем языке я не умею, это не входит в мои таланты, поэтому записывай под диктовку.
Опасения проклятого, что придется писать пером и чернилами не оправдались. Внешне предмет был похож на карандаш, и оставлял после себя на бумаге, тонкие черные линии.
-Сей, ВарЕн, ТарксЕн, ФокЕн, АйтЕн, Лаосс.
Побуквенно и выделяя ударения, продиктовал инструктор.
-Твоя жена сказала слова, и сделала глоток воды. Простой воды. Заклинание начнет действовать после слова Лаосс. Сразу же.
-А что оно делает?
-Это что-то вроде вызова духа воина. После него твоя жена будет драться, как бог войны пока действует заклятие.
-А какое время оно действует?
-Пока она не произнесет его в обратном порядке. Только начинать надо со слова АйтЕн, а завершать тем же Лаосс.
-А в чем подвох? Выглядит это как очень сильное колдовство.
-Подвохов несколько. Во-первых, если в бою, она будет вытворять всякие штуки из серии пробить рукой дубовую дверь, или удар ногой голову, а на самом деле растяжки у нее нет, то сразу после отмены действия ее тело получит соответствующие переломы и разрывы связок. Во-вторых, действие заклинания сильно истощает организм, и если она слишком долго не будет отменять его, то может умереть от обезвоживания, или отказа каких-либо жизненно важных органов. Ну и действует оно только на нее, из другого человека временного бойца не сделаешь. Естественно, что не каждый раз в экстремальной ситуации тебе дадут пить воду. А самый последний минус, это то, что использовать его можно не чаще чем раз в десять ваших дней.
-Тогда еще второй вопрос, а какая от него вообще польза? При таких побочных эффектах?
-Она может действовать очень аккуратно: — короткие удары в горло, в пах. Может завладеть чужим оружием и использовать его. Да и находиться под воздействием заклинания можно недолго. Или…, — тут инструктор немного помолчал, словно размышляя: говорить или нет, — она просто может убить нападающих. Дело в том, что с этим духом, можно расплатиться чужими жизнями. Тогда воздействие на вызвавшего его будет значительно более слабое.
-Это жестоко, хотя и оправдано во многих случаях.
-Так Магрес, по вашей, земной терминологии черный маг. Так что и заклятиям он будет учить соответствующим. Без всяких соплей.
-Хорошо, я сейчас заучу.
Миша сразу вспомнил парк. Прирезать наркошу его же ножом, всего за пол минуты. Наверное, это было бы более безопасно для его жены.
-А какое второе заклинание?
-Оно для снятия боли, ведьма должна держать руку над больным местом и произнести слова. Как раз после первого заклинания, если она вдруг переусердствует, можно использовать второе. Но при этом учти, снимает оно только боль, а не причину.
Остаток времени проклятый использовал, чтобы заучить их, и многократно повторяя подаренные заклятия.

-Вот так, моя маленькая, — закончил Миша свое повествование.
-Даже не знаю, сказать шесть слов, делая при этом по глотку воды…, не думаю, что кто — то позволит мне это сделать.
-Так ты же женщина, ну изобразишь панику, или дикий страх, и при этом жалобно поморгаешь глазками. Это по любому лучше, чем ничего. Ну, или как худший вариант, если вдруг будут выбивать дверь в квартиру.
-Ладно, дорогой я, конечно же, выучу их.
Ирина повернулась в сторону комнаты, и сказала:
-Наш малыш хочет уже спать, наконец — то насмотрелся мультиков. Я пойду, уложу его и вернусь к тебе, посидим еще немного, хороший вечер.

-Ты точно уверен, что они лохи?
-Зуб даю. – Виктор мерзко ухмыльнулся.
В разговорах с братками, он чувствовал себя как рыба в воде.
-Она вообще никто, простая сельская баба, а он сынок богатеньких родителей. Но они были в силе пару лет назад, а сейчас свалили, так что семейка без крыши.
-Ну, хорошо, – бандит сплюнул, и добавил, — значит, свозим эту телку покататься. Проведем эту, экскурсию по промышленной зоне. – Добавил он и заржал.

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели