Глава 2. Метка чародея

Глава 2. Метка чародея
Голосов: 13

Если земная жизнь Проклятого была довольно скучна, то вот его жена наоборот, развила на редкость бурную деятельность. Она активно интересовалась тем, как продвигаются работы в новом доме, и собиралась съездить и посмотреть все на месте. Искала специалистов, способных сделать для мужа как минимум удобную для его роста одежду и обувь. Сразу же приступила к экспериментам. Магрес предупредил, что полученные от него знания, необходимо тщательно проверять. Потому что работать эффект будет меньше чем в Этании, а затрат потребует намного больше Он обещал, что научит ее чувствовать насколько опасным будет откат, а в иделе минимизировать его, но это явно был материал не первых занятий. Впрочем, в том, что касалось чародея, не все было так шоколадно.
После очередной встречи с Магресом, происшедшей уже после того, как чародей представил ей Веару, у Иры и Миши состоялся серьезный разговор. Малыш увлекся телевизором, и Ира, взяв мужа на руки, отошла в дальний угол комнаты, слегка прибавив звук.
-Кот, — начала Ира.
Проклятый, достаточно хорошо знающий свою жену, сразу понял: она не знает с чего начать, и мучительно подбирает слова.
-Да, маленькая?
-Магрес попросил, ну как попросил, точнее, будет, приказал мне, не рассказывать никому ничего из того, что происходит за закрытыми дверями. Понимаешь… — и она замолчала.
-Иришка, и в чем проблема? — Миша понимал то, что она хочет сказать, но был не против еще затянуть разговор. Все что угодно, лишь бы время шло побыстрее.
-Всем, это включая тебя. И знаешь, — снова пауза. Ира налила воды, и в два глотка осушила стакан, — мне кажется, что этот разговор, он затеял именно ради тебя. Кому еще я могу что-то рассказать?
-Это немного неприятно, но я не вижу трагедии. Во-первых, ты можешь не рассказывать, а во-вторых, я уверен, что он не узнает о том, что происходит на Земле.
-А ты действительно в этом уверен?
Последнюю фразу Ира чуть ли не выкрикнула, и смотрящий очередную порцию мультиков про машинки Валик, удивленно повернул голову, посмотрев на маму. Но приключения неутомимых четырехколесных героев, показались ему интереснее, и малыш вернулся к происходящему на экране.
-Ира, — теперь и Проклятый стал крайне серьезен, — что случилось?
-Если я хочу быть его ученицей, ну или дочерью, я должна согласиться на татуировку. Знак инициации. У меня есть земная неделя на размышления, но половина срока уже прошла.
Теперь Мише все стало ясно. В ходе последних событий он как-то подзабыл о Этанийских татуировках. Самому Проклятому чужие метки не грозили, он уже имел один “знак отличия”, и по словам того же чародея, больше никто не мог пометить Михаила. Разве что, какой-нибудь бог, вернулся бы из своего небытия, но вероятность этого события была невелика, поэтому он успокоился. А сейчас сразу вспомнил свой страх. Страх и готовность отказаться от всех ништяков предлагаемых магом, лишь бы не получить непонятный символ чужой власти над тобой.
-Ира, маленькая, — начал он.
-Погоди, — нетерпеливо перебила она, — я думала об этом. Мне страшно, и я подозреваю, что такая метка позволит магу контролировать меня, но я склонна согласиться.
-Ирка! Не вздумай! — Теперь уже крикнул он, и Валик, покачав головой, повернулся к ним и нахмурился. Ира прикрыла мужа, и улыбнулась малышу.
-Что, сыночек? Кушать хочешь?
-Неа, — подумав, ответил малыш и вновь вернулся к телевизору.
-Мишка, не психуй, мне нужен наставник.
-Но не такой, же ценой….
-А какой? — Теперь в ее голосе возникло раздражение. — Какая же цена приемлема за наши жизни? Меня, нас, как минимум один раз спасло то, что передал тебе волшебник. Один раз я чуть не погибла. Ты сам говорил — нас снесло волной, и несет в неизвестность.
-Я уверен, что он сможет тебя контролировать. Просто не может быть иначе, — Проклятый опустил голову. — А он не добрый дядюшка.
-Я не думаю, что он достанет меня на Земле. А ты, если что, просто перестанешь ходить за мной.
Она в точности повторила его аргументацию, но странное дело, это совершенно не успокоило Проклятого.
-Может он сможет достать тебя и тут?
-Может. А возможно на моем земном теле, не появится никаких следов. Я же там во сне.
Это было правдой. Они не понимали механизмов перемещения, но судя по всему, Проклятый попадал в Этанию на самом деле, а для Иры это был лишь очень яркий сон. Миша даже как-то подумал, что в результате проклятия его тело разделилось, и на Земле осталась меньшая часть.
-Хорошо, — Проклятый помешкал, подбирая слова, — ты думаешь согласиться?
-Думаю, что надо.
Они помолчали. Миша, внутренне хотел, чтобы его жена согласилась. Хотел, и ненавидел себя за это. Ненавидел, но при этом не отговаривал, точнее особо не упорствовал.
-Мы нужны ему, — начал он, — и я не уверен, что до конца понимаю зачем.
-Мал… Кот, по большому счету у нас нет выбора. — Ира тоже убеждала и его, и себя. — Сам понимаешь, ничто не дается просто так. Пообещай, что перестанешь водить меня в Этанию, если я попрошу? — добавила она неожиданно.
-Хорошо, маленькая, — растерянно согласился он.
-В следующую нашу встречу, я соглашусь на метку. Магрес говорил, она наносится быстро. И главное, — тут она горько усмехнулась, — он обещал, что после этого мое обучение значительно ускориться. Мол, многие знания, станут передаваться чуть ли напрямую.
-Угу, по USB-порту, — пробормотал он.
-Что?
-Да, так. Шутить пытаюсь. Все-таки надо хорошо подумать, Ира. И… — он замолчал.
Да и возражал Проклятый лишь для проформы. Именно в этот момент, он вспомнил, как еще недавно думал, что Ира должна любой ценой стать ведьмой, и не простой, а сильной колдуньей. Вот теперь, похоже, они и заплатят эту пресловутую “любую цену”. Причем заплатит именно его жена.
-Тебя зациклило на слове “подумай”, — улыбнулась она, поглаживая мужа по спине указательным пальцем. Со стороны это напоминало игры с хомячком, но со стороны на них никто не смотрел. — Выше нос, котяра мой ненасытный — она улыбнулась. Все мы, так или иначе, от кого-то или чего-то зависим: людей, стихий, обстоятельств. Для большинства этанийцев, метка мага — это благо, за которое можно пару лет жизни отдать. Это мы, боимся.
-Просто мы больше знаем, — Миша вздохнул, — как в том анекдоте: “а умище-то куда девать?”
-А может, и нет?
Ира вдруг подняла мужа на уровень глаз, так что они чуть ли не соприкоснулись лбами. Миша впервые после уменьшения увидел Ирин зеленый глаз со столь близкого расстояния, и не смог бы описать свои эмоции. Все-таки не зря глаза называют зеркалом души. Есть в них что-то кроме зрачка и радужки. А когда эти “зеркала” принадлежат ведьме, пусть и любимой, и вдобавок увеличены в двадцать, а то и двадцать пять раз…. Иными словами, Миша оказался заворожен глазами своей жены, и тут явно обошлось без всякой магии.
-Кот? — Ирин голос вернул Проклятого на грешную землю, — все в порядке?
-Да, — неуверенно ответил он, — напомни, на чем мы остановились?
-Я хотела сказать, возможно, не правы мы? Из-за того, что боимся? И метка колдуна, наоборот, поможет. Я же не собираюсь выступать против него.
-Дело, в том, — начал Миша, и вдруг замолчал. — Знаешь, ты права именно в том, что нам, пожалуй, некуда деваться. Так что весь наш разговор простая болтовня.
-Не только. Мы еще наши страхи контейнируем друг в друга, тем самым — уменьшая их. Как психолог тебе говорю. — Если Ира и заметила, что Миша не договорил, то акцентировать внимание не стала. — Валик увлекся, и у нас еще есть время, по кофейку?
-Давай, маленькая.

На следующий день жена уехала вместе с отцом посмотреть, как продвигается ремонт. Миша не захотел трястись в ее кармане, без возможности спокойно выйти наружу, и остался дома. А вот Валика она забрала, не желая напрягать влюбленную сестру. К этому моменту, быт Проклятого слегка улучшился. Поняв, что на втором этаже можно жить, он попросил жену о покупке беспроводных клавиатуры и наушников, и теперь мог прямо со шкафа смотреть свои сериалы, или рыскать в интернете.
Прошло примерно полтора часа с момента их ухода, как прозвенел звонок. Миша на всякий случай сделал немного тише звук, и продолжил просмотр. Открыть бы он все равно не смог, даже если бы хотел. Звонок прозвенел еще два раза, и все стихло. Проклятый уже было расслабился, чье-то настойчивое желание попасть внутрь слегка раздражало, но тут его внимание привлек странный звук. Поставив кино на паузу, Проклятый похолодел. Кто-то пытался открыть дверь, но замок не поддавался. Первой мыслью было — “нас нашли, и подбирают отмычки”. Но затем Миша слегка успокоился. Уходя, Ира повесила на замок заклятье “Замкни”. Теперь его нельзя было открыть, не сняв магическое воздействие, или не выбив дверь. Скорее всего, пришел хозяин, решивший порыскать по квартире в отсутствие квартиросъемщиков.
Еще несколько минут, кто-то ковырялся в замке, видимо подбирая ключ, и негромко матерился. Потом смирился с бесплодностью своих стараний, и наступила долгожданная тишина. Миша вздохнул облегченно, и прибавил звук.

Вишнековка. Хотя сейчас вишнями тут и не пахнет. Ира вздохнула. Она так и не смогла понять, почему муж выбрал этот район для бегства. Чуйка? Скорее просто наугад ткнул в карту. Но сейчас это не имело особого значения. Выбор сделан, будем обживаться. Воздух уж тут точно почище, чем в столице, для малого будет раздолье, она сама деревенская, вспомнит детство босоногое, ну а муж хоть и городской, все равно будет дома безвылазно сидеть.
-Идем, дочурка — голос отца вывел ее из задумчивости.
Они прошли мимо покосившегося забора, Ира буквально чувствовала на себе пару любопытных взглядов, но никто не показывался на улице. Отец открыл небольшую калитку и пропустил ее вперед.
Участок оказался довольно большим, но не ухоженным. На нем дом, несколько подсобных помещений, недостроенный гараж. Сам участок практически полностью зарос бурьяном, и в целом при первом взгляде на все это, возникало ощущение полной заброшенности.
В самом доме было повеселее. Несколько рабочих курили на кухне, а на плите закипал чайник. При виде хозяев они встали, поприветствовать отца. Один — тот, что помоложе, бросил на Иру явно заинтересованный взгляд, но встретившись с ее ведьминскими глазами вдруг смутился, и принялся преувеличенно — заинтересованно слушать, о чем говорит его напарник. Прислушалась и Ира.
-Да, все сделаем, — убеждал он, — закончим, как и обещали.
Ведьма прошлась по дому. Ну что же, неплохой. Кухня, три комнаты, лестница на чердак, кладовка. Даже есть канализация, хотя почему бы и нет. Не глухое село все-таки. Для отопления, похоже, используется печка, а значит, намучается она с дровами.
Еще раз подошла к кладовке. Она небольшая, и практически пустая. Только на вешалке висит какой-то мотлох, да полуразвалившаяся полка на противоположной от двери стене. Ира внимательно смотрела на это помещение, ловя некую мысль. Кладовка не соприкасалась с внешней стеной дома, была чисто внутренним помещением, и решение сформировалась. Она позвала:
-Пап! Можешь подойти сюда?
-Да?
-Я бы хотела, чтобы это помещение привели в порядок.
-Эээ, как именно?
-Что бы тут можно было работать, как в небольшом кабинете. Розетки, дверь, стол. Пол пусть утеплят.
-Но, — отец явно удивился просьбе дочери, — это ж совсем маленькое помещение. Я вообще думал, что стенки сломают, и сделают комнату побольше.
-Папа, пусть сделают то, что я попросила. Очистят от мусора, утеплят, и пусть тут будет розетка и дверь. Договорились?
-Да. Дверь наружу будет открываться.
-Понимаю, само собой.
Ира еще прошлась по дому, и в целом осталась довольна. Пожалуй, через месяц, а если повезет, то и раньше, они смогут переселиться. Ее слегка угнетала съемная квартира, а особенно то, что она не чувствовала себя там хозяйкой.
Валик, с интересом осматривающий дом, видимо проголодался, и подошел к маме. Он уже довольно хорошо ходил, но все-таки, пока еще предпочитал ползать на четвереньках. Мама с улыбкой осмотрела пыльные колготки, рубашку, и, взяв малыша за руку, повела умываться. Пока она кормила сына супом из термоса, отец закончил разговоры со строителями.
-Ну, что, поедем обратно?
-Сейчас.
Ира задумалась, с одной стороны дома остался муж, а с другой, возвращаться в город пока не хотелось. Решив, что один час ничего не решит, она спросила:
-Пап, если не ты спешишь по работе, я бы прошлась по участку. Да и малой пусть воздухом подышит, чего в квартире сидеть?
-Хорошо, давай, а я тогда еще пару моментов обсужу. Ира кивнула, и одела сына.
Участок действительно оказался очень неухожен. От дома к воротам, и между подсобными помещениями были протоптаны тропинки, а остальная часть заросла сорняками. Десяток чахлых деревьев, часть из которых придется спилить — вот и вся растительность. Она прошла к сараю. Тот оказался завален дровами — это хорошо, не придется заниматься заготовкой перед зимой. Второе помещение, видимо планировалось под гараж, но не было закончено. Внутри оказалось сыровато, видать подтекала крыша. А третья постройка оказалась туалетом. Видимо оставалась с тех времен, когда тут еще не было канализации. А может гостевой вариант. В самом углу участка, находилась куча битого кирпича. Вокруг все заросло крапивой, и Ира не пошла туда, чтобы не пожалить малыша, хвостиком следующего за ней, но смогла увидеть, что забор в этом месте был полностью сломан. Скорее всего, когда-то куча содержала не только битый кирпич, а остальному приделали ноги предприимчивые соседи, но сейчас это было уже не важно. Новая хозяйка, просто сделала в уме пометочку: напомнить отцу, чтобы его работники не забыли починить забор. В идеале пусть сделают новый.
Они еще погуляли. Валик нашел какую-то палку, и, несмотря на тяжесть, упорно тащил ее в руках, периодически опираясь как на трость.
-Чаю хочешь? — Обернувшись, она увидела отца, стоящего в дверях дома, и кивнула — мол, буду, конечно.
Чай пили на кухне. Валик с любопытством смотрел на рабочих и на их инструменты, но близко не подходил, видимо стеснялся. Ира периодически ловила на себе заинтересованный взгляд молодого парня, и внутренне улыбалась, сохраняя на лице маску невозмутимости.
-А, — он решился, наконец, нарушить молчание, — а чего вы переезжаете?
-Игорь! — одернул его старший коллега, а может и родственник.
-Все нормально, — успокоила его Ира, слегка улыбнувшись молодому Игорю, отчего тот отвел глаза. — Врачи посоветовали малышу побольше свежего воздуха, а в городе с этим сложно. Вот решили переехать сюда.
-А ваш муж тоже приедет? — Судя по выражению лица второго работника, тот с трудом сдерживался, чтобы не влепить подзатыльник не в меру болтливому напарнику, но Ира сделал вид, что не заметила бестактности.
-Приедет. Знаете, — она улыбнулась, строя из себя этакую “прелесть, какую дурочку”, — он у меня занятой. Поездки, разборки…. При последнем слове напряглись все, включая отца Иры.
-А он, кем работает? — Не удержался паренек.
-Ой, я точно и не знаю, как его работа называется.
Ира снова улыбнулась, чувствуя, как у парня буквально испаряются остатки воли и здравого смысла.Серьезной необходимости в этом не было, но ведьма вдруг захотела проверить, как работает наука Веары. Никакой магии, ну может самая капля, и женское очарование.
-Он в охранном агентстве работает. Иногда, — тут она наклонилась через стол, приблизившись к Игорю, — такой злючий приходит, что лучше его ни о чем не спрашивать. Да и вообще о работе дома мы не говорим.
-Извините, — старший встал из-за стола, схватив молодого за плечо, — мы пойдем, нам работать надо.
Младший послушно поднялся, и отправился за напарником явно через силу. При этом он до последнего смотрел на Иру, повернув голову так, что она всерьез стала опасаться за его шейные позвонки.
Ведьма кивнула им, взяв чашку. Сейчас она в очередной раз убедилась, наука Веары дается ей очень легко, намного легче чем то, чему ее учит чародей. И, кроме того, хорошо работает в земных условиях.
Чай почти остыл, да и в любом случае пора было домой.
-Поедем, доча?
-Одну минутку, чай допью. — Ира напрягла слух.
Оказывается, когда речь шла об умении пользоватьсяженской сущностью, дело касалось не только очаровывания и соблазнения. Можно было использовать и другие особенности, причем самым неожиданным способом. К примеру — женское любопытство помогало в усилении слуха. И хотя сейчас в этом не было какой-либо необходимости, Ире интересно было потренировать свои новые умения.
Настроившись, она смогла вычленить из окружающего шума негромкий разговор. Концентрация заняла определенное время, и беседу Ира услышала не с самого начала, но было совершенно ясно, что пожилой работник учит молодого уму разуму.
-Но, дядь Петя, я же…
-Ты же, ты же. Она тебе практически прямым текстом сказала, что муж из бандюков. Охранник он, как же.
-Так я ведь ничего, просто спросил
-Ты просто спросил, а как ее муж, или этот, который с ней приехал, решат? Может ему эта баба и не нужна больше. Отправил ее и ребенка с глаз долой, а сам себе иолодую взял. Но такие типы любую свою бабу не дадут лапать. Понял?
-Но….
-Не перебивай! Откуда ты знаешь, чего она хочет? Вот решит с тобой замутить, а мужу потом, скажет, что ты сам на нее запрыгнул. Отделается парой синяков, а ты…
Разговор прекратился, но Ира дорисовала в голове, как пожилой мужчина, махнув рукой, закурил, а молодой стоит с виноватым видом. Значит, теперь некая репутация у них уже есть. И это еще до самого переезда. Ведьма вздохнула, непросто им придется. Хотя, с другой стороны, всегда можно использовать науку Магреса. В любом случае вряд ли они тут задержаться совсем уж надолго.
-Ну, что, допила? — Отец посмотрел на часы, и Ира поднялась.
-Да, пап. Поехали.
Они вышли на крыльцо. Работники как раз докуривали, и Ира, не без улыбки отметила, как у молодого вдруг резко нашлись дела около сарая. Отец попрощался с пожилым, а она ограничилась кивком.
-Как тебе? — Отец первым нарушил молчание, когда они вырулили на асфальт, и машина пошла ровно, без тряски.
-Нормально. — Ира задумчиво смотрела в окно. — Не забудь о моей просьбе.
-Ты про кладовку? Она же маленькая. Там стол поставить, так дверь не закроется.
-Папа, не забудь о моей просьбе. Пусть сделают, как я сказала.
-Хорошо.
Он понял, спорить или расспрашивать бессмысленно, во всяком случае, когда у его дочурки такое настроение. Некоторое время ехали в молчании, но потом отец не выдержал:
-Ты не расскажешь, почему все-таки вы бежите? Или от кого? И не будет ли тебе там опасно? Одной, с маленьким ребенком. Местная шпана, например. Да и неудобно, еще и без машины? Супермаркетов рядом нет. И, — тут он замешкался, подбирая слова, — твой муж, он точно вернется?
-Папа, слишком много вопросов. — Она невесело улыбнулась. — Мишка вернется, не сомневайся. Почему переезжаем? Так уж вышло, и надеюсь это временно. Насчет машины, знаешь, а это идея. — Ира замолчала, явно обдумывая новую идею. — Папка, тут ты прав, машина нам с Валиком не помешает.
-Но, — он явно растерялся, — ты водить-то умеешь?
-Права у меня есть, только давно за руль не садилась.
Это было правдой, водительское удостоверение у Иры появилось давно, еще до знакомства с Мишей. Парень, с которым она на тот момент встречалась — помог, и это осталось единственным приятным воспоминанием о том времени. Правда, реального водительского стажа у молодой ведьмы не было, но это дело поправимое. И в продолжение своих мыслей, Ира закончила:
-А насчет водить, что-нибудь придумаю. Тут, в конце — концов, не Киев, с его вечными тянучками и пробками.
Снова повисла тишина. Если Петр Артемьевич и ожидал ответа на остальные вопросы, то не дождался, но настаивать не стал. Ира же была уверена, что ни местная шпана, ни какие-нибудь деревенские ухажеры с их ревнивыми женами проблемой не станут, а вот преследователи — могут. Валик то смотрел в окно, то посапывал, и остаток дороги прошел в тишине.

Отец высадил Иру с внуком около подъезда, и поехал в офис. Назавтра у него была запланирована командировка, и он собирался готовиться к поездке. Услышав шум ключа, Проклятый привычно напрягся, особенно когда дверь открылась.
-Мы дома! – Возвестил такой родной и знакомый голос, и он успокоился.
Отвечать Миша не стал, они с женой заметили, что в последние дни малыш все чаще обращает внимание на папин голос. Он поставил кино на паузу и стал ждать пока Ира войдет в комнату.
Она появилась на пороге минуты через три. Уже раздетый малыш полз за ней, зажав в кулаке маленького солдатика. Ира подошла к шкафу, устало облокотилась об него.
-Устала? – Тихо спросил Проклятый.
-Есть немного. Сейчас покормлю малого, а ты голодный?
-Нет, конечно, — усмехнулся он, — то, что ты оставила, хватит еще до послезавтра. А вот от кофе не откажусь.
-Хорошо, погоди немного.
Мама с сыном вышли на кухню, а Миша вернулся к просмотру «Астрала». В последнее время его сильно тянуло на «ужастики», но обычно ничего стоящего не попадалось. А вот это кино – почему-то пробирало до кишок.
-Представляешь, малой уснул прямо в стульчике. – Ира появилась на пороге, с небольшим подносом в руках, как раз в тот момент, когда кино приближалось к кульминации. — Положила его во второй комнате, пусть поспит.
-Устал в поездке, — с трудом отвлекся от придуманных событий Проклятый, — зато можем спокойно поболтать.
-Ага, — она поставила поднос на стол, и, подойдя к шкафу, встала на цыпочки и протянула руку.
Миша оседлал ее указательный палец, обхватил его руками, отметив мельком, что как все-таки быстро люди могут привыкнуть к новым обстоятельствам. Вспомнилось начало его проклятия, первые дни в новом статусе, и ни он, ни Ира тогда и помыслить не могли, что она возьмет его на руки.
На подносе стояла ее чашка, блюдце с булочкой, и чашка Проклятого. Ира отщипнула ему кусок плюшки. Некоторое время сидели в молчании, каждый думал о своем. Ира первой нарушила молчание:
-Съездили неплохо. Дом ремонтируется.
-Слушай, Ириш, — он поколебался, затем продолжил: — так что ты все-таки решила? Я про предложение колдуна?
-Буду соглашаться. Ничего не изменилось.
По ее голосу он понял, да, она действительно решила. И не стал спорить, а отхлебнув кофе, сменил тему.
-Что там с домом?
-О, — оживилась Ира, когда речь шла об их гнезде, она, как и большинство женщин, могла говорить с долго и удовольствием, — лучше, чем я опасалась. Дом почти готов. И там, — она выдержала театральную паузу, — даже будет твой личный кабинет!
-Да? — удивился Миша, и Ира рассказала о поездке. Не стала только упоминать об интересе к ней молодого рабочего, и испытании своих новых умений.
-И когда увидела эту кладовку, до меня дошло: вот это тебе подойдет. Там будет дверь, ее можно закрывать, а ключ у меня. Перестанешь дергаться от любого лишнего шороха.
Он промолчал, любимая была права, но все равно Миша испытал легкое раздражение: “зачем все время напоминать о его увечье?”. Справившись с этим негативом, поблагодарил:
-Спасибо, Ириш.
-Да не за что.
Она поставила пустую чашку на стол, а Миша не удержался и погладил ее по руке. Ира улыбнулась в ответ, но при этом почувствовала странное раздражение. Оно было ничем не мотивировано, но это не успокаивало, даже наоборот. Вдруг ведьме расхотелось сидеть, болтать с мужем, и делать вид, что все хорошо.
-Солнышко, что-то вспомнила? — Миша все-таки улавливал малейшие изменения ее настроения, особенно после проклятия.
-Понимаешь, я ведь тоже все время думаю о татуировке. И да, я приняла решение, но от этого не легче. И прошу! – она подняла руку, не давая мужу вставить свои пять копеек, — не говори ничего.
Миша напрягся. Такой его Ира была редко, и такая она ему не нравилась. Раньше он мог ее послушать, или же сослаться на срочную работу и уйти от разговора, но теперь вторая опция была недоступна.
-Я веду тебя в Этанию только послезавтра….
-И ты сейчас мне скажешь, чтобы я отложила переживания? Не надо, я сама умею такое говорить, только вот легче не становиться. Лучше давай просто помолчим.
-Ира, что-то еще произошло? — Миша говорил встревожено, но одновременно ощущал нарастающее раздражение. Выбор, предложенный Магресом — не его вина.
Ира, бездумно, размешивала остывший кофе. Проблема была не только, и не столько в сложном выборе и будущей метке, ей банально не хватало секса. Встречи с мужем в Этании напоминали яркий, прекрасный и насыщенный сон. Просыпаясь, она еще некоторое время помнила их близость во всех деталях, даже с учетом того, что после интима у нее были интенсивные занятия с магом или лесной ведьмой. Но потом эти воспоминания быстро улетучивались, и никакого удовлетворения не оставалось. А вот ее муж, похоже, получал то, что хотел в обоих мирах. Вот постепенно сексуальный голод и давал о себе знать. Пока только в появившейся раздражительности, но Ира подозревала, что это не предел. Однако, о таком, мужу не скажешь. И она всерьез подозревала, что свидания во сне, наоборот, дразнят ее, усиливают желание.
-Маленькая? — нарушил он затянувшееся молчание.
-Все нормально, — возможно он бы вытянул из нее больше, но в этот момент закричал сын, и Ира, поднимаясь, спросила, — пойдешь на шкаф?
-Да.
-Тогда цепляйся, – она протянула руку.
Сразу разговор продолжить не получилось, хотя Проклятый и горел желанием, но Валик требовал внимания, еды, игры, и вообще разбегался. Отец, с легкой грустью, наблюдал за возней жены и сына, радовался за малыша, жалел, что не может присоединиться, и неприятное послевкусие от разговора, стало проходить.

А вечером в гости пришел хозяин. Ира радушно встретила его и провела в комнату. Миша спокойно сидел на шкафу, спрятавшись за коробкой с игрушками, и слушал разговор.
-Ирина, — Вадим помешкал, а затем продолжил, — помните, мы договаривались, что вы не будете ничего тут менять? Переделывать?
-Помню, — она удивленно похлопала глазами, — а что, разве что-то поменялось?
Повисла тишина, хозяину не нравилось, что он не смог днем попасть в квартиру, но с другой стороны — это был не совсем корректный поступок. Если бы тут жила группа гастарбайтеров, он бы быстро нашел что им сказать, но милая девушка, да к тому, же явно с какими-то связями, его немного смущала.
-Я про дверной замок, — решился он. — Мне неудобно, но сегодня я приходил, звонил, а когда никто не открыл, решил что зайду. Я забыл одну важную вещь, и мне просто необходимо было ее забрать. А дозвониться заранее я не смог.
Все это было ложью от первого до последнего слова, и Ира легко это поняла, но вида подавать не стала.
-Понимаю. Но дело в том, что никто замок не менял.
-Как? — Удивился Новиков. — Не может быть.
-Ну, вы попробуйте, — Ира улыбнулась, — думаю ключи при вас?
Она явно вышла из образа дурочки, в голосе появилась легкая язвительность, но женщина очень устала, и не видела никакого смысла притворяться перед хозяином квартиры.
-Да, конечно.
Он подошел к дверям, позвенел ключами, ища нужный. Ключ легко вошел в замочную скважину, повернулся. Вадим поиграл немного с дверью, закрыл, открыл, растерянно повернулся к Ире.
-Странно.
-Вадим, у меня сегодня был крайне тяжелый день, — она вздохнула. — Мне немного неудобно, но я даже чаю вам не смогу предложить. Вы не обидитесь, если я попрошу вас взять вашу важную штуковину и уйти? Ребенок кушать хочет, а потом спать.
-Ага. — Если Вадим и разозлится, то скрыл это за непроницаемым выражением лица. — Конечно, понимаю, ребенок, то — се.
Он скрылся в туалете, там над бачком унитаза висел небольшой шкаф, со всяким хламом. Позвенел чем-то и вышел с небольшим свертком.
-До свидания, Ира.
-До встречи, дверь закроете? У вас же есть ключ.
-А, конечно. — Хлопнула дверь, щелкнул замок.
Затем, когда Миша затих в своей коробке, а Валик засопел в кроватке, она поднялась и прошла на кухню. Ира вспоминала, что до знакомства с мужем, у нее были значительные перерывы, она редко шла на случайные связи, и соответственно могла по полгода обходиться без секса. Почему же сейчас ее начинает так трясти? Дело в ее теперешней ведьминской сущности, или встречах с мужем в Этании? Может она там себя дразнит, и ей становится только хуже? Или все-таки дело в чем-то другом?
-Спрошу Веару, она должна знать, — Ира не заметила, как заговорила вслух, — а потом куплю вибратор.
Это мог быть выход, никто и не узнает. Миша в последнее время спал очень крепко, и проснулся до срока лишь один раз, когда спас ее от отката после неосторожного заклинания, а Валик тоже не потревожит ее. Но в глубине души, ведьма опасалась, что это не решит ее проблему.
-Все, поговорю с ведьмой, а потом решаю.
Она вернулась в комнату и вздохнула. В следующий раз, в Этании ее ждет близость с мужем, и впервые Ира поймала себя на мысли, что не хочет этого.

-Через два твоих пробуждения, ты вернешься в Шаарн.
Магрес внимательно следил за Проклятым. Миша удивился, но не стал переспрашивать, он все больше проникался местной субординацией и не хотел нарываться по мелочам.
-Отвечаю на незаданный вопрос, — чародей остался доволен его сдержанностью, — Шаарн пал, но моя башня, и еще несколько мест уцелели. Итак, ты, Вайлес и еще два десятка бойцов, отправитесь в башню. Оттуда есть короткий подземный путь в те горы, где ты появился, попав в Этанию.
Магрес помолчал, словно прислушивался к чему-то, налил вина, протянул кубок Проклятому. Миша послушно сделал глоток, вино на этот раз было сладковато-приторным, пряный запах каких-то добавок ударил в ноздри, да так там и остался. Он несколько раз удивленно вдохнул, но ничего не изменилось, тот — же аромат, не сказать неприятный, но непривычный.
-Чувствуешь что-то необычное?
-Да, с носом что-то.
-Дело в том, что твари страшно смердят. Остальные решат вопрос с помощью специальных мазей, или заклятий, но и то, и другое магия, которая на тебя не действует. Ты только что выпил “Оса элли” — это настоянный на травах эликсир, убивающий все запахи, ну и обладающий легкими обезболивающим и опьяняющим эффектами. Там тебе придется периодически пить его.
-Много? — Проклятый опасался, что не справится ни с какой работой, если придется постоянно пить.
-Один такой глоток, в три такта Шаарнского маятника, — и увидев, как изменилось лицо Проклятого, пояснил: — Это одна из наших временных единиц. Про время нашего мира, тебе еще расскажут, сейчас некогда, Вайлес будет следить за этим. С опьянением ты будешь справляться быстро, не переживай. Теперь о твоем задании: вы пройдете в скалы, там есть одна аномалия, связанная с серыми территориями. Она открывается раз в определенное время. Ты, во-первых, должен ее найти, а во-вторых, понять, сможешь ли ты пройти в нее, и оказаться на коротком пути.
-Простите, — все же не сдержался Миша, — я, наверное, вообще ничего не понял.
-Долго объяснять. Я присоединюсь к вам позже и расскажу на месте. Это будет через одно твое пробуждение в скалах. Там расскажу. Пока тебе достаточно знать, что ты проверяешь свои собственные прогнозы, — и маг рассмеялся, увидев обалдевшее лицо Проклятого, — да, ты предсказал появлении аномалии там, и то, что твоя метка позволит тебе пройти через нее.

Миша молчал. Но не только из-за субординации. Он просто вспоминал уроки Тайрона. Эти бессмысленные с его точки зрения игры с рунами, постоянные броски кубиков, и вечное молчание наставника, с невозмутимым видом делающего пометки после каждой попытки Проклятого. До этого разговора, Миша пребывал в полной уверенности, что он просто тратит время, а оказалось, что это совсем не так. Интересно, что он еще напророчил? Но Миша знал, что ответа он не получит.
-Итак, вы вернетесь в Шаарн. Там твои сопровождающие займутся подготовкой, а твоя задача будет ходить возле скал, и стараться почувствовать нечто необычное. Это может быть похоже на то, как ты искал ворота в Солимбэ, а может быть что-то совершенно неожиданное, в этом вопросе я тебе не помощник. Да и никто, из тех, кого я знаю, не сможет проконсультировать Проклятого.
-Что мне делать, если я почувствую нечто этакое?
-Ничего. Запомнишь точку в скалах, скажешь Вайлесу, и будете ждать меня. — Миша, молча, кивнул. — Теперь следующий момент, — маг снова усмехнулся, и Проклятому совсем не понравилась эта улыбка. — Я знаю, что завтра у вас запланирована близость с супругой, но, к сожалению, ее придется отложить. Нас с Ирой ожидает очень важный момент в занятиях, придется потратить все время на это. В качестве компенсации, ты освобождаешься от тренировок, можешь посвятить сыну все время.
-Спасибо. — Проклятый смог произнести это спокойно, хотя боялся, что голос выдаст кипящую в нем ярость. Он знал, о чем говорит чародей, знал, но не мог показать этого.
-Инструктора подготовят поход, в Шаарне тебе придется быть все время, пока не обнаружишь аномалию, а оттуда в Солимбэ не попасть.
-А я не предсказал, сколько времени буду ее искать? — не смог сдержаться Михаил.
-К сожалению, нет. Но я надеюсь, управишься быстро.
На том и порешили. Остаток дня Миша провел в тренировках, физические нагрузки позволяли не думать о том, что завтра на его жену будет поставлена магическая метка. И никто из них даже не представляет, к чему это может привести.

Подхвативший простуду сын быстро шел на поправку. Ира даже не стала второй раз идти в поликлинику. И сегодня она решила погулять с ребенком, благо еще не успело похолодать по-настоящему.
-Кот, пошли с нами на улицу? — Ира, несмотря на вечерние переживания, прекрасно выспалась, и поймала себя на легком чувстве вины за вчерашние мысли которое, впрочем, довольно быстро прошло.
-Давай сходим, хотя погода для моей одежды не лётная.
-Поедешь по-королевски, — она похлопала себя по груди, — там карман, как для тебя шит.
-Хорошо, маленькая, поболтаем нормально.
-Совсем уж нормально не обещаю, Валик часто просится из коляски, но попробуем.
Утром прошел легкий дождик, потом тучи рассеялись, и неожиданно потеплело. Может это начиналось бабье лето, а может, и нет, но в такую погоду находится на улице одно удовольствие. Хотя солнышко не могло развеять мрачных мыслей Проклятого, они все время крутились вокруг метки мага.
Выйдя из подъезда, Ира сразу увидела знакомый автомобиль. На этот раз, он был припаркован вполне корректно, пройти с коляской не вызывало никаких проблем. Она даже хмыкнула удивленно, по ее мнению, такие, как хозяин этой машины, не способны научиться учитывать интересы остальных. А стоило ей подумать про хамоватого парня, как он вышел из-за угла, легок на помине. Ира непроизвольно напряглась и принялась разминать пальцы, как перед занятием с чародеем. И то, и другое, вышло у нее рефлекторно, но конфликта не произошло. Парень, заметив ее, просто кивнул, как старой знакомой и даже выдавил из себя улыбку. Ей даже показалось, что он не прочь подойти и заговорить, но в этот момент его отвлекли окриком. Ира не видела того, кто кричал, да и не интересовалась этим, просто надела гарнитуру, и сделала вид, что разговаривает. А когда он остался позади, заговорила с мужем.
-Мишка, я планирую снова начать водить машину. У нас там стоянка оплачена? Ее не могли забрать на штрафстоянку?
Вопрос застал Проклятого врасплох. В свете последних событий он и думать забыл о своем старом “Рено”.
-Думаю, что не забрали, но штраф впаять могут. Ира, ты, когда за рулем последний раз была?
-Еще до того, как с тобой познакомилась. Ну и раз уж ты забыл, то сам пару раз давал мне порулить.
-Не думаю, что этого достаточно. И зачем тебе за руль?
-Мишка, ну пока конечно не нужен, а в той глуши, куда мы переезжаем, еще как понадобиться.
-Там не совсем глушь. Я смотрел — эта, как ее, “Кувиловка” вроде, не помню. Скорее ПГТ, а не село, и от Чернигова недалеко.
-”Вишнековка” — машинально поправила Ира. — Вот я и буду в Чернигов за продуктами ездить. Не на маршрутке же мне это делать, да еще и с Валиком.
-Но…, — Проклятый замолчал, жена была права, но он сильно сомневался в ее мастерстве вождения.
-Не переживай, я все давно обдумала, движение там и близко не похоже на то, что творится тут, попрактикуюсь, а до магазина по навигатору доеду.
-Хорошо, Ириша, — решил он сменить тему, но, не удержавшись, спросил: — а как туда доедешь? Отца попросишь?
-Скорее всего, да. Он выедет за город, по пробкам, а потом поменяемся. Ну, или отъедем от Киева километров на сорок. Я еще подумаю.
-Лучше пусть он доедет до конца. Попрактикуешься уже на месте.
-Мишка, — она попыталась говорить мягко, — не переживай.
По ее голосу он понял, что обсуждение можно заканчивать, все равно сделает так, как решила. Проклятый замолчал, чувствуя легкую обиду, она же тоже не спешила нарушать тишину. Взгляд молодой ведьмы остановился на молодом светловолосом парне. Тот неторопливо шагал навстречу, уткнувшись в телефон. Чем-то он был похож на ее прежнего Мишу, только, пожалуй, чуть повыше и пошире в плечах. Ира вдруг поймала себя на желании, как бы невзначай подставиться так, чтобы он задел ее. И если парень не хам, то последуют извинения, обмен взглядами, улыбками. Ну а потом объяснения с возмущенным мужем, куда ж без них?
Молодая ведьма вздохнула, и чуть отошла, чтобы избежать только что придуманного сценария.
-Ира, завтра у нас не получиться уединится в Этании, — Проклятый приступил к неприятному разговору. — Магрес предупредил, что ты понадобишься ему на все время. Думаю, это из-за метки.
-Возможно, — Ира постаралась, чтобы в голосе не прозвучало ни радости, ни облегчения. — Жаль, но ничего не поделаешь. В следующий раз оторвемся.
-Иришка, у тебя есть время до вечера. Я могу просто перестать тебя водить туда.
-Ты опять? Мы ведь все обсудили, не надо снова меня дергать.
-Мы не то чтобы обсудили, — пробормотал он, — просто ты решила, а я не сопротивлялся. И я говорю лишь затем, что, если передумаешь, я пойму.
-Хорошо, но нет, веди меня сегодня. И закончим с этим вопросом. Знаешь, я ведь уже жду этого. Понимаю, что на самом деле, хочу избавиться от проблемы выбора, просто закрыть этот вопрос. Понимаю, что может стать хуже, но ничего не могу с собой поделать.
-Ладно, а можешь рассказать, чему тебя учит эта ведьма? Да и про мага тоже.
-Честно говоря, немного опасаюсь рассказывать. Он мужик старый, бывалый, может расколоть, что я нарушила его запрет. Да и потом, это ведь на тебя магия не действует, а на меня очень даже. Мало ли, вдруг он у меня в мозгах ковыряется, а я об этом и не подозреваю?
-Черт. — Проклятый вдруг почувствовал, как холодный ком страха растекается внутри. О такой возможности он не подумал, слишком уж привык к собственной магической неуязвимости. — Не думаю, но ты права, лучше перестраховаться.
-Но, поверь мне, учит он классно. И знаешь, — она помялась, — то, что я сейчас скажу, это лишь мои выводы, так что формально я никакого запрета не нарушаю. Так вот, я думаю, они реально готовили экспансию на Землю.
-Почему? В смысле, почему ты так решила?
-Заклятия. Они словно адаптированы под не магический мир. Он несколько раз акцентировал внимание на том, что его наука, те заклятия, которым он обучает, должны работать тут, быть почти безоткатными. Правда и не такими сильными, как в Этании. Когда рассказывает о некоторых ингредиентах, о том, что понадобиться для зелий, то все составляющие есть у нас. Я вот не уверена, что флора Этании и Земли одинакова.
-Тем лучше, — Миша усмехнулся, — значит, быстрее станешь первоклассной ведьмой.
Дальнейший разговор пришлось прекратить, они доехали до площадки, и Валик попросился наружу. Пока они лазили на горку, катались на качелях, и делали пасочки, Миша размышлял. Не о том, что Магрес пометит Иру, она была права, они давно все обсудили, и оба понимали — выбора нет. И уж тем более, не о Ирином предположении о вторжении, вот это, его вообще не волновало.
Проклятый думал о своем возвращении в Шаарн, и о том, что завтра у него не будет секса. И если второе огорчало, то первое, как ни странно, наоборот. Миша поймал себя на мысли, что ждет этого, испытывая нечто вроде ностальгии. Интересно было вернуться, но еще больше, Миша хотел посмотреть, во что превратилось место, после того как странные твари с серых территорий захватили его. Он все больше ловил себя на мысли, что эти загадочные места, интересуют его намного больше, чем остальные чудеса магического мира.
Когда они возвращались домой, позвонила Оксана. Слушая ответы жены, Миша сделал вывод, что парень ее сестры опять уехал, и она хочет напроситься в гости.
-Мишка, Оксанка завтра заедет, ее парень утром улетает по работе.
-Хорошо, не вопрос.
-И, так как я не буду ночью спать, то, скорее всего, буду наверстывать упущенное, после ее прихода.
-Боюсь, что Валик тоже ее разочарует, и будет спать полдня.
-Возможно, но не думаю, что сестричка сильно расстроится.
-Она там замуж еще не собирается?
-Она-то может и собирается, но пока не предлагали. Хотя думаю, это вопрос времени.
-В любом случае в “Вишневку” она не наездится, так что няньки у нас все-таки не будет.
-”Вишнековку”. Там будет легче. Поставим забор покрепче, и малого можно будет во дворе одного оставить. Я еще освою магические круговые преграды, и тогда вообще можно будет спокойно оставлять его гулять во дворе.
-Что ты освоишь? — вообще-то Проклятый уже готов был психануть, из-за ее правок. В конце концов, для него название не очень-то важно, но последняя фраза жены, заинтересовала его.
-Да так, всякие защитные практики.
Ира все-таки не хотела обсуждать свои уроки.Остаток вечера прошел спокойно. Проклятый поужинал прямо на шкафу, а потом смотрел кино, а Ира хлопотала с ужином, и играла с малышом. Говорить не хотелось обоим, каждый думал о предстоящей ночи.

Снова скалы, ворота в Солимбэ. Миша поймал себя на мысли, что начинает ходить в Царство снов, как на работу. Один и тот же маршрут, привычные действия. После того, как покуролесил там, пугая Виктора, а потом чуть не свалился в пугающую темноту, он решил, что хватит нарываться. Проклятого не отпускало ощущение, что ему было сделано предупреждение. Неясно кем, но не стоит его игнорировать, ведь еще пара таких “залетов”, и могут попросить с вещами на выход, поэтому Миша решил стать паинькой. По итогу получился один и тот же отработанный алгоритм. Открыть ворота, найти нити жены и сына, закрыть глаза, отрешаясь от всего, открыть их и убедиться, что попал в лес. Затем короткая пробежка, дом без привидений, и обратно через темноту подвала. Выход из Солимбэ и рывок к лестнице, который с каждым разом становился все легче. Ира уже не мешала, видимо тоже привыкла смотреть куда надо.
Маг ждал их на балконе. Они обменялись с Ирой взглядами, а затем чародей, как галантный кавалер, подал ей руку, и оставил Мишу с сыном. Сегодня Проклятый не повел малыша к фонтану, а захотел спуститься с ребенком в тренировочную зону. Ему было интересно, как малыш отреагирует на турники, брусья, кольца. Папа есть папа, а какой отец не хочет, чтобы малыш рос сильным?
Малыш с интересом осмотрел все что смог. Постарался залезть на стенку, но на второй ступеньке передумал, затем с папиной помощью повисел на турнике.
-Идем, покажу то, что малышу будет гораздо интересней, — произнес Колпес. Он говорил медленно, но они уже могли общаться без переводчика.
И вскоре Валик, впервые в своей жизни, оказался на батуте. Он выглядел совсем не так, как выглядят батуты в парках развлечений, но главное было то, что на нем можно прыгать. Конечно, стоять и прыгать малыш еще не мог, но все равно, все участники получили массу удовольствия от процесса. Затем был бассейн, и Михаил рискнул спуститься с сыном в воду.

-Ты готова? — Вопрос был задан весьма будничным тоном, и Ира постаралась ответить так же спокойно:
-Да.
-Раздевайся.
Ира выполнила и это приказание.
Впрочем, было видно, что ее нагота не волнует старого колдуна, причем абсолютно. Чародей подошел сбоку и коснулся правого плеча. Молодая ведьма ощутила некое жжение, затем в глазах потемнело, закружилась голова и появилась пульсация. Начавшись в плече, она, казалось, распространилась по всему телу, точнее не распространилась, а пробежалась. Скользнула по груди, по животу, ногам. А затем по затылку растеклось тепло, и Ире показалось, что в голову ей вогнали мягкий гвоздь, от которого волнами начал расходиться жар. Мысли стали вялыми и бессвязными, зрение затуманилось, и ей показалось, что в комнату заходят какие-то тени, но тут она погрузилась в темноту.
Из забытья ее вырвал резкий и очень неприятный запах, наверное, местный аналог нашатырного спирта. Ира резко поднялась, широко распахнув глаза. Нет, кроме нее и чародея в помещении не было никого, но она была одета в темное с серебряными нитями платье. Вряд ли маг сам одевал ее. Но в следующую секунду ей стало не до размышлений о том, кто и что были в комнате. Плечо слегка покалывало, а из-под рукава платья выглядывал краешек метки мага, и Ира, стянув рукав, благо платье было с открытыми плечами, увидела ее целиком. Татуировка напоминала глаз Магреса. Черный зрачок, окруженный несколькими тонкими концентрическими кругами. Чем дальше от центра — тем светлее. Внутри черного зрачка желтело несколько точек, казалось образующих некий узор. Но может Ира и ошиблась, возможно, они были просто хаотично расположены. От “глаза”, во все стороны расходились тонкие протуберанцы, также черные у основания, они постепенно бледнели при удалении от центра, и полностью исчезали сантиметров через пять, но Ира была уверена, что они, незримыми нитями опоясывают все тело.
-Поздравляю, дочь моя, теперь ты готова к обучению настоящей магии.
-Да, отец.
Произнеся это, ведьма с легким удивлением поняла, что слово “отец”, очень уж легко слетело с ее губ, и не вызвало никакого душевного дискомфорта.
-Помнишь заклятие “Перчатка”? — Ира утвердительно кивнула, — помнишь основную сложность трансформации? — и снова кивок. — Смотри и пробуй еще раз, — Магрес вытянул левую руку ладонью вперед.
Ира, облизнув враз пересохшие губы, закрыла глаза. На этот раз картина сразу возникла перед ее мысленным взором. Серебристо-голубоватое свечение охватило ладонь, аккуратно сжало пальцы, словно перчатка. Ведьма мысленно замкнула заклятие и свечение исчезло. Сразу пришло ощущение правильности, некой завершенности. Она открыла глаза, покрутила головой. В двух шагах от нее, на столе находился небольшой каменный блок, размером примерно, как два кирпича. Подойдя, Ира резко выбросила правую руку вперед, нанося удар. Каменный блок треснул посередине, и упал на стол двумя обломками.
-Не стоит повторять это на Земле, во всяком случае, с такими прочными камнями.
Магрес говорил ни на русском, ни на этанийском, но Ира понимала его. Она слышала будто не ушами, а каким-то новым, доселе незнакомым способом.
-Не забывай о том, о чем я говорил, у вас заклятия могут действовать намного слабее при больших усилиях.
-Да, мастер.
-Не жалеешь, что согласилась на мою метку?
Казалось, маг заглядывает ей прямо в душу.
-Нет, отец – спокойно ответила ведьма, и это была истинная правда.

Самолет, следующий рейсом из Санкт-Петербурга, приземлился в Варшаве. Филипп, послушно дождавшийся, пока запрещающая табличка погаснет, отстегнул ремень, и поднялся, разминая затекшие ноги. В Варшаве было необходимо проконсультироваться с одним экспертом, и в зависимости от результатов этого разговора, наметить дальнейший маршрут. А заодно, при необходимости, доукомплектоваться бойцами и парочкой людей со специальными способностями. На этом рейсе не было случайных пассажиров, только сотрудники. Сейчас несколько человек, включая самого Филиппа, поедут на встречу, а остальные займутся своими делами.
Питерская командировка оказалась мало результативной. Нет, для самого Филиппа, она была крайне полезна. Полезна и познавательна. Он вздохнул. До того, как встретиться с Габриэлой – ведьмой, входящей в высшие эшелоны власти, он проработал на организацию много лет. Раньше сама мысль, что ведьма может быть в руководстве организации, казалась ему кощунственной. Но, как оказалось, он вообще ничего о ней не знал, даже названия. Подумав об этом, Филипп усмехнулся. «Аусграбун», так они назывались в Германии. И ведь, если разобраться, он слышал о ней. Слышал и не раз. Но если бы его попросили заполнить анкету, указав место работы — не смог бы.
Сейчас-то он понимал, как это работает. Не до конца, но знал намного больше, чем раньше, и радовался, что смог подняться чуть выше в иерархии. Радовался, одновременно понимая, что теперь его уже никто и никогда не отпустит.
Пока они сидели в самолете и ожидали отмашки, чтобы отправиться к этому неведомому эксперту, мысль Филиппа лениво скользила. Она перескакивала с Питерских событий на то, что он узнал теперь, и обратно, к его первым годам в организации. Как их обрабатывали, всех новичков, а точнее, поправил он себя не всех, а тех, кого не собирались допускать до серьезных дел.
Правильно дозируемая информация, НЛП (Нейро-лингвистическое программирование), с примесью гипноза и экологические продукты с правильными пищевыми добавками. Даже тот кофе, который они пили в перерывах, мог содержать легкие примеси специальных препаратов. В итоге, как результат, никто не задумывался о том, что им рассказывали. Не воспринимал информацию об организации с критической точки зрения. Никто не считал странным, что не может вспомнить ее названия и все казалось простым и очевидным.
-Но ведь мы не были тупыми, — прошептал он, — просто воздействие было крайне избирательное. Или нет? Или мы еще что-то упускали? Теряли что-то?
Сомнения, сомнения. Никуда от них не деться. Впрочем, лично для него, это было уже не важно. Он поднялся выше, и его вряд ли будут пичкать таким дерьмом. Если он провалит задание, или решит сыграть в свою игру, то просто исчезнет. Что ж высокие ставки всегда сопряжены с риском. Филипп кинул взгляд на часы. Странно, по времени они должны были уже выдвигаться.
-Нам придется задержаться, — голос принадлежал Ларсу, командиру группы, здоровенному, белобрысому шведу. – Принимающая сторона, пока не готова.
Под принимающей стороной, естественно подразумевались отнюдь не поляки, а именно тот человек, ради которого они совершили посадку. Филипп опустился в кресло. Раз надо подождать – подождем. Постарался усесться поудобнее и расслабиться, в идеале нужно поспать. Заснуть не получилось, и он погрузился в воспоминания о Питерской командировке.

Продолжение следует.

© Арет

2 комментария к “Глава 2. Метка чародея

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели