Путь проклятого. Глава 25

Путь проклятого. Глава 25
Голосов: 8

Глава 25. Отъезд.
Минуту, не меньше, он просто стоял и смотрел на них, чувствуя, как усиливается сердцебиение, понимая, надо что-то делать. Ведь время неумолимо бежит, и в любой момент можно проснуться, хоть ему, хоть жене или сыну, но Михаил никак не мог заставить себя сдвинуться с места. Он слишком давно мечтал об этом моменте. И вот эта близость выполнения желания, повергло Проклятого в ступор.
Разозлившись на себя, Миша все-таки сдвинулся с места и приблизился вплотную. Скрипнули половицы, Ира зашевелилась, но не проснулась. Проклятый бездействовал еще и потому, что никак не мог представить, как лучше поступить. Хотелось разбудить только Иру, хотя бы на полчасика, но они спали, обнявшись, и он не знал, как это лучше сделать. А еще не был уверен, что стоит долго оставаться в Солимбэ, это местечко никак не тянуло на дом свиданий. Значит необходимо будить обоих, и выводить их в Этанию. Мысль, что это всего лишь сон для Валика, и можно оставить его здесь в одиночестве, даже не пришла папе в голову.
Как иногда случается, колебания Проклятого ни к чему не привели, и ситуация решилась сама собой. Пока Миша топтался возле кровати, скрипя половицами, Валик заворочался, что-то пробормотал, и вдруг, открыв глаза, посмотрел прямо на папу. В течении пары секунд, на его личике менялись выражения: удивление, легкий испуг, затем задумчивость. Все-таки для малыша те пара месяцев, которые он не видел отца, большой срок, и он успел подзабыть его, и наконец, узнавание. Валик улыбнулся, произнес: “Паа”, и начал подниматься.
Ступор Михаила моментально сменился жаждой бурной деятельности. Он подхватил сына на руки, подбросил малыша вверх, и, словив, прижал к себе. Валик радостно рассмеялся, и принялся крутить головой.
-Просыпайся, сова, медведь пришел, — Миша потеребил Иру за ногу, — Только прошу, не просыпайся на Земле.
Ира вздохнула, попробовала повернуться на бок, и Проклятый схватил ее за руку. Держа одной рукой Валика, он слегка наклонился, и коснулся губами ладони жены.
— Вставай маленькая.
Ира улыбнулась и открыла глаза. Спектр эмоций на ее лице был немного меньше чем у сына: изумление и радость.
-Кот, ты вернулся? — спросила она.
-Не полностью, я тебе снюсь маленькая. Все подробности потом, нам нужно спешить.
-Но, — у Иры явно было множество вопросов, и она, скорее всего, собиралась их все задать прямо сейчас, но Проклятый уже перешел от бездеятельности к бурной активности.
-Нет времени! — с металлом в голосе произнес он, и помог жене подняться, — Иришка, чтобы не случилось, не вздумай отпускать мою руку. Прижав сына, и на всякий случай крепко сжав Ирину руку, он вывел их из комнаты, и уверенно повел к лестнице. Но на второй этаж они не стали подниматься, Проклятый распахнул дверь в подвал. За ней оказалась темнота.
-Мишка, ты уверен, что, — начала Ира, но Проклятый обернувшись, приложил палец к губам: мол, все вопросы потом.
Проблема заключалась в том, что за дверью действительно было темно. Проклятый понял, что стоит закрыть за собой дверь, а в этом месте, она вполне может закрыться и сама, или отойти от нее на десяток шагов, и вообще перестанешь видеть. Малыш посмотрел за дверь, затем вздохнул, и обнял папу двумя руками. Надо было сказать, что малыш не боялся темноты, не просил включить свет, не кричал, когда комната погружалась во тьму. Но как он отреагирует, если окажется в кромешной тьме, да еще и незнакомом месте? Вопрос, который не хочется проверять.
— Ладно, — разозлился Миша, — за мной! – Раз уж в последнее время ему несколько раз приходилось не использовать зрение, значит так тому и быть.
Сжимая левой рукой Ирину ладонь, а правой прижав к себе сына, он наклонил голову, зажмурился, и взглянул на правое предплечье. Татуировка проявилась моментально, Проклятый все с большей легкостью начинал видеть ее с закрытыми глазами. Шагнул в темноту, тут же раздался удивленный вскрик Иры, и радостный возглас сына.
Миша открыл глаза. Впереди видна лестница в резиденцию мага, значит, они вышли из Солимбэ. На секунду он удивился, как-то слишком уж легко получилось. Отбросив все сомнения, произнес:
-Ириша, мы в Этании, ты и Валик спите на Земле, как и я. Поэтому все вопросы ты задашь мне уже там. У нас очень мало времени, а сейчас, главное, не отпускай мою руку, и молчи.
Проклятый повел их к выходу с Серых территорий. На этот раз было тяжело. Физически, казалось, он несет Иру на плечах, а не ведет за руку. Сейчас Миша понял, зачем Магрес настаивал на том, чтобы он научился проходить этот путь быстро. У него просто не хватило бы сил вести их долго. Каждый раз, когда Ира крутила головой, а он не мог винить ее за это, давление возрастало, и казалось, его рывком дергают за руку, и одновременно кладут на плечи мешок с песком. Его рука стала потной и скользкой. Он начал опасаться, что Ира выскользнет и потеряется, поэтому сжал ее руку крепче, так что жена вскрикнула:
-Потерпи маленькая, —  пробормотал он, стараясь удержать крутящегося сына, — Пара шагов осталась.
Вот уже и каменная дорожка. Шаг, еще один. Пот заливает глаза, но он не может даже вытереть его, руки заняты. Ира молчит, а Валик радостно крутит головой и что-то лопочет. Для малыша это явно веселое приключение.
Заветную ступеньку, Миша готов был расцеловать. Стоило встать на нее, как давление исчезло, он больше не нес жену, а просто вел ее за руку.
-Выбрались, Ириша, — прошептал он, поднимаясь на балкон.
-Добро пожаловать в Этанию! — эти слова принадлежали магу, ожидавшему их, — Я так и думал, что ты приведешь обоих, — усмехнулся он Проклятому.
-Не мог же я оставить Валика одного. Ира, говори на русском, тебя поймут, — на всякий случай посоветовал он супруге.
-Здрасте, — неуверенно произнесла она, смотря на мага во все глаза.
Если Миша, видел в своем покровителе просто очень влиятельного и могущественного человека, то Ира, прошедшая инициацию, как говориться, нутром и носом чуяла, насколько могущественный перед ней человек. И это подавляло молодую ведьму.
-Давайте все вопросы отложим на потом, — Магрес улыбнулся, — Я уверен, сейчас вам хочется остаться наедине.
Сказал он это так естественно, что даже Ира не почувствовала никакого смущения, несмотря на смысл сказанного. Дверь на балкон приоткрылась, и на сцене появилось новое действующее лицо. Молодая девушка, немного полноватая, с зелено-черными волосами.
-Знакомьтесь, это Лаа, — представил ее маг, — Лаа обладает талантом няни, и с ней вашему сыну никогда не станет скучно.
-Она такая же няня, как Вайлес — полиглот? — уточнил Проклятый.
-Именно так.
-Иришка, думаю сына можно оставить с ней, а точнее, я уверен в этом.
-Но, — начала, было, Ира, однако Проклятый уже приблизился к девушке.
Вблизи оказалось, что в ее волосы вплетены серебристые нити, и когда Лаа ими встряхнула, они издали мелодичный звон, словно колокольчики. Валик сразу обратил на это внимание, и с любопытством потянулся к ним. Девушка протянула руки, и Миша передал ей сына.
-Но, — вновь попробовала протестовать мама, — Я не уверена…
-Маленькая, во-первых, тут ему никто не причинит вреда, а во-вторых, настоящий Валик спит в своей кроватке.
Лаа тем временем уже ушла с балкона, унеся, абсолютно не возражающего малыша. Миша сразу обхватил Иру за талию, чувствуя при этом, как нарастает возбуждение.
-Ира, Миша, — окликнул их Магрес, — Я понимаю, вы соскучились по нормальным отношениям, но мне необходимо поговорить с Ирой, как с моей ученицей. Я буду ждать вас здесь, этот разговор не стоит откладывать на следующую ночь.
-Хорошо, Магрес, — согласно кивнул Проклятый, и повел, немного растерянную жену, к своим покоям.
Для Иры все происходило очень быстро. И то, как легко они отдали сына незнакомой женщине, пусть и во сне, и то, как она увидела мага, вторым зрением. Она, между прочим, не особо подозревала о существовании этого второго зрения до сего момента! Ну и, конечно, сам факт попадания в другой мир и встреча с мужем, нормального, человеческого роста. Все это довольно сильно выбило ее из колеи, и Ира, молча, шла за супругом, погруженная в собственные мысли.
Миша же думал о том, сможет ли довести любимую до комнаты, или возьмет ее прямо в коридоре? Как в том анекдоте: “а потом я снял лыжи”. Выдержки хватило, довел, но стоило захлопнуться двери, как Проклятый обнял жену, и впился ей в губы. Может быть, она и была растерянна, но тоже истосковалась, и на поцелуй ответила моментально, чувствуя нарастающее в ней возбуждение.
-Все, маленькая, — прошептал он, поднимая жену на руки, — Сейчас я припомню тебе, как ты меня дразнила.
-Жду, не дождусь, мой милый кот, — и она царапнула его по спине.
В Солимбэ Ира спала в одной ночнушке, и сейчас Миша избавил ее от этой лишней, в данный момент, одежды. В воздержании больше не было ни малейшей необходимости, и они набросились друг на друга. Миша заново познавал свою жену. Она изменилась, возможно, видимо все дело было в ведьминской сущности. В какой-то момент, Проклятому показалось, что глаза Ирины отливают какой-то нечеловеческой желтизной, но ему уже было не до наблюдений. Да, она действительно стала иной, не такой, как он запомнил ее. Сейчас Ира неистовая, как стихия, словно пожар, разносимый ураганным ветром, но и Миша тоже как-то изменился. То ли из-за проклятия, то ли из-за этого нового мира, он готов был принять эту стихию так, как опытный сёрфингист ловит волну.
Кульминация неумолимо приближалась. После столь длительного воздержания, ни один из них, не был готов к длинному забегу. Ира крепко обхватила мужа ногами и впилась ногтями в спину:
-Ни с кем, и никогда! Ни с кем не буду тебя делить! — страстно шептала она, — Ты останешься только моим, и на Земле, и во всех остальных мирах.
Супруг молчал, ему было совсем не до разговоров. Потом они лежали, обнявшись, а Миша ловил ее дыхание, и Ира, потянувшись как кошка, положила голову на его грудь.
-Здорово, маленькая, — нарушил он молчание, — Тебя так изменили на каких-то курсах молодой ведьмы, про которые ты мне не сказала?
-Дурачок, — шепнула она, — Не можешь не шутить?
-Не могу, оно как-то само получается.
-Я и сама в шоке, от себя, что-то такое раскрылось. Эх! Как жаль, что на Земле мы так не сможем.
Они немного помолчали, а затем рука Иры скользнула вниз живота любимого.
-Ты хочешь повторить? – и он развернулся, обнимая ее.
-Хочу! — глаза ведьмы вновь блеснули желтизной.
Теперь все было немного иначе, спокойнее, без подростковой торопливости. Море успокоилось, и вместо серфа по волнам, они предались нежной неге в волнах.
-Жаль, что надо вставать, — вздохнул Миша, — Я бы поспал, как мужику в такой ситуации и положено, но, увы, как та девочка из “Звонка”, я уже никогда не сплю.
-Кот! У тебя остались силы для того, чтобы поболтать? — возмутилась Ира
-Маленькая, поболтать у меня силы есть всегда. Это моя такая суперсила, и я боюсь, тебе тоже сейчас придется этим заняться.
-В смысле? — она приподнялась на локте.
-Магрес хотел с тобой поговорить, а он твой наставник. Сейчас ты не в той ситуации, чтобы разбрасываться хорошими наставниками, и игнорировать такие приглашения.
-А тут найдется что-то типа душа? Ну и переодеться нужно. Не хочу предстать перед наставником в мятой ночнушке.
-Идем дорогая, я покажу тебе чудо здешней сантехники.
Пока Ира плескалась в ванной, Миша звякнул колокольчиком, и потребовал женскую одежду, а заодно узнал, где искать своего сына. Из комнаты они вышли минут через сорок. Для Иры принесли платье, туфли, и даже нитку бусинок, похожих на жемчуг на шею. Проклятому даже показалось странным, что все это подготовили, несмотря на то, что Ира исчезнет отсюда, стоит лишь ей проснуться у себя дома. Но с другой стороны, не в застиранном халате ей встречаться с чародеем?
На выходе из покоев их встретил Вайлес. Он галантно поприветствовал Иру на русском, и поцеловал ей руку.
-Я отведу вас. Магрес встретиться с Ирой, а ты, думаю, хочешь поиграть с сыном?
-Хочу, конечно. А та встреча…
-А та встреча между учеником и учителем. Процесс этот интимный, хоть и отличный от того, которым вы перебудили всю отдыхающую прислугу, — при этих словах, щеки Иры покрылись легким румянцем, — И там не должно быть посторонних, за исключением тех, кого выберет сам мастер. А теперь идем.
Проклятый первым добрался до места, Вайлес распахнул одну из дверей, и Миша увидел сына, увлеченно играющего на полу, покрытом толстым, цветным ковром. Инструктор, не мешкая, повел Иру дальше, а он зашел внутрь. Няня сидела на полу, скрестив по-турецки ноги, и что-то показывала малышу. Миша увидел множество игрушек, кораблики, животные, солдатики, ярко раскрашенные, и по всей видимости изготовленные из дерева. Валик сжимал в одной ручке дракончика, а в другой кораблик, с уже слегка обломанным парусом. При этом малыш пытался взять еще несколько игрушек, не желая расставаться с уже присвоенным. Он даже немного сердился, а может просто недоумевал, из-за того, что это у него не получалось.
Миша, подхватив сына на руки, радостно крутанулся вокруг себя, и услышал давно забытый, веселый смех. Валик обнял папу, при этом, так и не выпустив из рук свои новые игрушки. Они ощутимо ударили отца по плечам, но сегодня ничего не могло испортить настроения Проклятого.
-Пойдем, сынок, погуляем, — и, обращаясь к успевшей подняться Лаа спросил, — Где тут выход наружу?
Няня поняла его Этанский, и указала на небольшую дверь, расположенную напротив той, в которую зашел Проклятый.
Миша с сыном вышли в небольшой, красивый дворик. Приятное журчание фонтана, тепло, вокруг множество экзотических деревьев и цветов. Малыш крутил головой во все стороны, и даже Проклятый невольно засмотрелся на это разнообразие красок. Папа быстро отвлекся от созерцания такой красоты, и занялся сыном, что-то рассказывая, подкидывая вверх и крутя за руки вокруг себя. Валик счастливо улыбался, пытался рассказать папе о чем-то своем, о детском, но Проклятый еще не понимал его языка.
Они гуляли по кромке фонтана, и Валик как мог, перегибался, чтобы рассмотреть рыбок, а Миша поддерживал его за ручки. Потом даже умудрились поймать одну рыбку специальным сачком, лежащим тут же, но малышу не понравилось, что она мокрая, и рыбку отпустили назад без сожаления. Время пролетело незаметно, и когда к ним присоединилась Ира, Миша даже удивился. Он ожидал, что Магрес продержит свою ученицу до самого ее пробуждения.

***

В общем, то он, не очень и ошибся. Не успели они перекинуться парой слов, как Валик, которого Миша продолжал держать на руках, вдруг просто исчез, а затем, спустя несколько секунд, за ним исчезла и Ира. Это и неудивительно, малыш проснулся, а естественно сразу разбудил маму.
Проклятый вздохнул. Слишком мало было у них времени, после столь долгой разлуки.
-Надеюсь, вы там хотя бы выспались? — пробормотал он, — Хочу и на следующую ночь с вами повидаться.
-Как тебе все происшедшее?
Вопрос Магреса застал Проклятого врасплох. Точнее не вопрос, а то, как неожиданно рядышком появился волшебник.
-Мне очень и очень понравилось. Я уж думал, что больше не испытаю подобного удовольствия с женой. Да и сына уже не надеялся подержать на руках.
Миша был слишком доволен и расслаблен, чтобы лукавить и играть.
-Когда очнешься у себя, — Магрес оставался серьезным и спокойным. Если он и испытывал какой-то триумф от того, что теперь Проклятый ему обязан, то внешне никак этого не продемонстрировал. -Так вот, сразу проверь, как Ира себя чувствует. Гости из Солимбэ большая редкость в любом из миров. Твоя семья, жена и сын, могли и не спать на самом деле.
Проклятый слегка помрачнел:
-Будет обидно, надеюсь, они, как и я нормально спали.
-Вот и проверишь. А теперь о наших делах. Ира, стала моей ученицей, и это накладывает некие обязательства на меня, ее и естественно на тебя. Будешь приводить ее ко мне на занятия. Их регулярность и частота, будет зависеть от ее утреннего состояния после пробуждения.
Миша кивнул, он весь обратился вслух.
-Теперь дальше. Мне скоро понадобится твоя помощь, как прогноста, и я хочу, чтобы ты научился ходить в мире Солимбэ, как по своему дому. Уверен, что это будет полезно нам обоим, — сказал маг внимательно посмотрев на Проклятого.
-Я все понимаю.
Миша действительно понимал. Магрес многое подарил ему, а главное, возможность быть с семьей. Скорее всего, он теперь захочет получить свои купоны.
-Тебе придется много тренироваться и работать. Скоро прибудет мастер, способный обучить тебя тонкостям работы ясновидца.
-Он сильный прогност? — не удержался от вопроса Проклятый.
-Нет, он может кое-чему обучить тебя, но сам, такими талантами не обладает.
-Хорошо, — Миша решил больше не задавать вопросы, просто часть ответов была слишком дикой для него, но, по всей видимости, нормой для Этании.
-Кроме этого, Колпес даст тебе советы по тренировкам в твоем мире, и по духовным практикам. Желательно, чтобы ты спал, как можно больше, но без вреда для твоего земного тела. Я уверен, что и тут наши интересы совпадают.
Проклятый кивнул, будь его воля, он бы вообще не просыпался. Скорее всего, маг собирался сказать, что-то еще, но тут время Проклятого в Этании подошло к концу, и он очнулся дома.
Еще вчера, Ира переставила его коробку — дом на стол. Ее отец старался не заходить к ней просто так, поэтому переночевал в Мишиной комнате, а утром уехал на работу. Проклятый опасался, что со шкафа сам не сможет спуститься, и настоял на варианте, его коробка — дом, на столе.
Валик, скорее всего, уже не спал, и Миша сидел тихонько, стараясь определить, где сейчас малыш. Но в квартире было непривычно тихо, и он рискнул выбраться на открытое место. К его огромному удивлению, супруга с сыном сладко спали. Валик в своей кроватке, а его любимая на их супружеском ложе. Ирина лежала на спине, полностью раскрытая, при этом ночнушка задралась, обнажив красивые ножки и притягательный животик, а в правой руке она сжимала телефон. Миша сразу вспомнил предупреждение мага и помрачнел. Возможно, жена действительно не спала все это время, и потому только сейчас уснула? Но после такой, своей, ночи, он просто не мог предаваться унынию, и наоборот чувствовал небывалый душевный подъем. Еще раз, посмотрев на любимую, на ее стройные ножки и узенькие черные трусики, он поймал себя на мысли, что подобно “Карлсону живущему на крыше”, очень хочется пошалить.
Ирине было сложно определить, что ее разбудило. Может легкое прикосновение, а возможно луч солнца, пробравшийся сквозь неплотно задернутые шторы. Она широко зевнула. Очень хотелось спать, а вот вставать, и начинать, что-то делать, она не испытывала никакого желания.
-С добрым утром, маленькая! — донеслось откуда-то снизу.
Ира, с нехорошим предчувствием, опустила глаза. Так и есть, ее красавец муж, нахально разместился внизу живота, спиной к ее лицу, усевшись прямо на резинку трусиков. Он, немного откинувшись назад, руками опирался о живот, а ногами постукивал как раз по….
-И что ты там делаешь? Кот мой ненасытный? — с веселым возмущением поинтересовалась она.
-Проверяю! — серьезно ответил он, даже не обернувшись.
-Боюсь даже поинтересоваться, что именно, — пробурчала она, стараясь не шевелиться, — Но все-таки поинтересуюсь, что?
-Повлияла ли сегодняшняя ночь там, на мое тело здесь.
-И какие результаты проверки? — Ирины губы непроизвольно разошлись в улыбке, хотя она и собиралась сохранить серьезность.
-Удовлетворительные. Могу сидеть в… э…, таком очаровательном месте, и при этом, думать той головой, которой и положено думать.
-Ооо, как ты завернул! — Ира скорчила задумчивую гримасу, — Мне, глупой бабе, так сразу и не понять. Но от себя добавлю, что вот я, до конца не уверена в своей удовлетворительности, ну или удовлетворенности, и если ты, муж мой ненаглядный, не планируешь совершить сейчас глубокое погружение, то найди, пожалуйста, какое-нибудь другое место для своих посиделок.
Миша встал, прошелся по ее животику туда-сюда, при этом с его лица не сходило крайне серьезное, задумчивое выражение.
-Сменить место говоришь, — он прошел вверх почти до груди и посмотрел прямо в лицо супруге, — Это можно, хотя и не так уж просто. Не просто выбрать, правая или левая?
-А вот я думаю, совсем не сложно! – И не надо так смотреть на мою грудь.
Ира, подхватив его левой рукой, пересадила на подушку. Сама повернулась на бок, так что муж, оказался напротив лица.
-Вот теперь, намного лучше.
-Я бы с этим поспорил, — широко улыбнулся Миша, но шутливое настроение ушло, и он стал серьезным, — Ириш, ты сильно не выспалась?
-Сильно, — она вздохнула, и широко зевнула в подтверждение своих слов.
-Магрес предупреждал об этом, значит, каждую ночь у нас не получиться встречаться. Расскажи, о чем вы говорили?
-Он официально принял меня в ученицы…
-Вы говорили на русском? — перебил Проклятый
-Да, а на каком же еще? Он крутил какую-то юлу, и мы понимали друг друга. А что?
-Просто интересно. Я думал маги, ну или там учитель и ученик могут общаться как-то иначе.
-Нет. Во всяком случае, я думаю, не в начале обучения. Потом он, как бы правильно выразиться, продиагностировал мои способности.
-Надеюсь, методика диагностирования не была не похожа на начало нашей встречи? — пошутил Миша.
-Кот! Хватит меня перебивать! Он вообще не прикоснулся ко мне, водил руками, дал подержать какую-то штуковину, которую я даже описать не смогу.
-Все, маленькая, — прервал он ее возмущение, — Постараюсь больше не влезать со своими ценными замечаниями.
-Затем, Магрес рассказал мне о заклятии поиска. Это оказывается несложно, и позволит мне всегда найти тебя, если вдруг ситуация повториться.
-А как это происходит? — не выдержал Миша.
-Ты же обещал не перебивать меня! – возмутилась Ира, и продолжила, — Происходит так: нужна хоть какая-то вещь, которой ты пользовался, носил, трогал, ну и так далее. С нее, снимается слепок, я не буду вдаваться в эти подробности. Затем читается коротенькое заклятие, и ты словно чувствуешь, далеко или близко тот, кого ищешь, и в каком направлении надо двигаться.
-Как в игре горячо — холодно?
-Ну, да, примерно так. Еще он спросил, согласна ли я официально стать его ученицей, или как у них принято называть — дочерью. Врать не буду, это название меня коробит, но отказываться я конечно не стала. Поэтому при следующей встрече, он проведет какой-то ритуал, и сможет обучать меня быстрее.
-Наверно этот ритуал будет иметь и побочный эффект? Из серии, что он будет как-то всегда связан с тобой, может, даже знать, где ты и о чем думаешь?
-Может и так. Но я уже точно знаю, мне нужен наставник. А он хорош, настолько хорош, что мне даже страшновато.
-Ты что-то почувствовала?
-Да. Стоило посмотреть на него, это сложно описать, но я уверена, что Ксана ему и в подметки не годилась, хотя Ксану я и не знала.
-Ладно. Я тоже думаю, что ты должна учиться. А еще, мне кажется, хорошо, что ты живешь на Земле, а он в Этании. Это возможно защитит тебя, если что-то будет не так. В крайнем случае, я перестану бегать за тобой в Солимбэ, и, мне кажется, Магрес не пойдет туда ни за какие коврижки.
-Кстати о Солимбэ. Мишка, а тебе гулять там не опасно?
-Еще не знаю. Но в любом случае это не имеет особого значения, просто я не смогу не видеться с тобой и Валиком, зная, что это возможно.
Они помолчали, а затем Миша встрепенулся:
-Эврика! Ирчик! Похоже, я освободился от давящего мой мозг сперматоксикоза. Мои мозги, наконец, стали работать лучше!
-Что ты придумал?
-У тебя же остался пистолет с пальчиками этого урода?
-Да. Но ума не приложу, что с ним делать. Блеф не прошел, а знакомых у нас нет.
-Попробуй найти его по методу Магреса.
-Зачем? — вот теперь Ира удивилась по-настоящему, — Ты хочешь, чтобы я его убила? Или избила и потребовала долг?
-Нет. — Миша жестом попросил ее замолчать.
Мысль, посетившая его, была нечеткая и ускользающая, и он боялся, что не сможет сформулировать то, что хочет. В раздумье походил по подушке, а Ира, зная такую особенность супруга, просто наблюдала за ним, периодически широко зевая.
-Виктор же среди прочего, замазан в делишках с рейдерством недвижимости? Пусть он отожмет нашу квартиру! — вот оно. Идея довольно парадоксальна, но она полностью завладела Проклятым.
-Чего?! — а вот ведьма наоборот, подумала, что муж слегка перегрелся, — В смысле отожмет?
-Ты ему отдашь документы, все, что нужно, подпишешь, и заберешь наличными стоимость квартиры. Думаю, у него найдутся деньги, и даже если чуть продешевишь, то и фиг с ним. Ну и припугнешь его, конечно, я думаю тот факт, что ты его нашла, произведет впечатление. Тогда есть шанс, что наш след затеряется, пусть не навсегда, но все-таки мы получим еще время.
-Хорошо, — Ира задумалась, — А если он уже где-то в Африке?
-Тогда пойдем традиционным путем.
-Сложно, Кот. Найти, отобрать налик, мне долго придется быть под воздействием заклинания воина. Не знаю, как я выдержу потом откат.
-Так убей кого-нибудь.
-Кот! Ты серьезно?!
-Почти. Иришка, если он еще в Киеве, найди его. Остальное еще раз, позже, обсудим. Кстати, Магрес тебе сказал еще что-то интересное?
-Да. Наверное, да, — поправилась она, — Обещал научить чему-то, что будет уменьшать откат. Но я так понимаю, что это сложно, и ничего конкретного я пока не узнала.
-Жаль, — Проклятый подошел вплотную, — Женщина, готова слушать своего мужа?
-Да, мой босс!
-Тогда читай над собой заклятие снятия усталости, и тренируйся в поиске на мне, на Оксанке. Кстати, у нее, всегда, можешь узнать, где она, для проверки, и уже потом на нашем любимом Витьке. О, чуть не забыл, ты поговорила с отцом?
-Да. Он звонил утром, сказал, что сегодня едут в баню, и он там поговорит с шефом.
-Отлично, даже символично. В нашей стране, все важные дела, решаются в саунах и банях. А сестра твоя сможет посидеть с Валиком?
-Попрошу. Вроде ее парень уехал на пару дней, и она с одной стороны грустит, а с другой ищет на кого растратить нерастраченную нежность
-Тогда приступаем, моя королева!
-Слушаюсь, мой маленький принц, но за одним исключением, — добавила она, поднимаясь, — Пока что, для бодрости, я все-таки выпью кофе.
Миша не ответил супруге. Он в очередной раз наблюдал за ней с близкого расстояния и ловил себя на мысли, что до сих пор не привык к тому, насколько она, для него, выглядит большой.
-Пойдем дорогой, побудешь со мною рядом. — Ира протянула руку ладонью вверх, и Миша, без колебаний, уселся в нее.
Пока варился кофе, он сидел на подоконнике и размышлял. У них было так много дел, а времени абсолютно не хватало…. Ира, тем временем, взяла его старую рубашку, и готовилась опробовать новое заклятие поиска.
-Маленькая, — нарушил он тишину, — Ты говорила, что вы тренировались в поиске?
-Да, учитель давал мне вещи разных людей, а я, пыталась определить направление и расстояние до их владельцев. Похоже, что колдун всерьез обеспокоен твоей земной безопасностью.
-Конечно, любой человек будет переживать за свои вложенные инвестиции, продолжай, рассказывай.
-Ну, у меня довольно быстро стало все получаться. Знаешь, там, в Этании, намного легче колдовать, просто несравнимо легче. Я подозреваю, что откатов там, возможно, нет совсем.
-А ты что, не спрашивала?
-Я немного нервничала, потому больше слушала его и выполняла все задания. И не отвлекай меня, уже скоро закончу. Несколько раз, я не могла нащупать владельца предмета, но как оказалось это вполне нормально. Оказывается, один был мертв, а еще двое очень далеко, как мне показалось, сейчас находятся вообще не в Этании. Но, самое лучшее из этих уроков, я нашла тебя.
-Хоть со мной, проблем не было?
-Совсем, я уже немного набила руку, и быстро нашла тебя. Кстати, Магрес похоже, был очень доволен этим фактом!
-Хорошо, любимая, но есть еще одна вещь. Я тоже хочу выпить кофе! — вскрикнул он.
Ира бросилась к плите, ловить, норовящий ускользнуть напиток из джезвы. У нее это почти получилось, и лишь всего несколько капель упало на ее поверхность. Ведьма опять начала широко зевать, но, разлила кофе по чашкам. При этом, она уже наловчилась наполнять миниатюрную чашку мужа, практически не разливая жидкость вокруг нее.
Миша с удовольствием сделал глоток напитка, а затем продолжил:
-Еще Магрес говорил, что магия на меня не действует, а точнее, ее результат непредсказуем, и может быть плачевен для мага. Не знаю почему, но я не стал рассказывать ему о том, что ты сумела снять мое похмелье, да и иногда усыпляешь меня. Я, почему-то уверен, что ему не надо об этом знать, и поэтому, если он спросит о чем-то таком, говори, что я предупредил тебя об опасности и ты даже не пыталась.
-Я совсем не уверена Кот, что способна соврать ему, но постараюсь.
Дальше они пили кофе в тишине, и каждый думал о чем-то своем. Время…, оно поджимало. Мысленно они уже прощались с квартирой, понимая, что придется уехать и очень скоро, и поэтому, каждый хотел насладиться моментом еще хоть несколько минут
-С чего начнем? — спросила Ира.
Ответить Михаил не успел, проснулся малыш. Валик был не выспавшийся, и наверно спал бы еще дальше, но сильно проголодался. Ира отнесла супруга в его комнату, и занялась сыном. Покормив малыша, постаралась увлечь его игрушками. Она тоже чувствовала, как убегает время, но при этом не хотела, чтобы Валик весь день спал, для этого есть ночь. А вот свою, еще одну бессонную ночь, она может не выдержать.
Наконец, когда сын увлекся игрушками, она поспешила к Мише, но стол оказался пуст.
-Мишка, ты где? — позвала она.
Не дождавшись ответа начала волноваться. После того, как похитили сумку с мужем, ей было спокойнее, когда он был на виду. Тут ее внимание привлек монитор и большой текст на пол экрана: “Найди меня заклинанием”. Остается только удивляться, почему эта яркая надпись сразу не бросилась ей в глаза?
-Сейчас найду! — пригрозила она, — Сначала найду, а потом выпорю, чтобы не пугал меня больше.
Если Проклятый и испугался ее угрозы, то вида не подал, и никак себя не обнаружил. Ира подхватила брошенную им накидку, и приступила к заклинанию.
Итак, первое это снять слепок, сказать слова начала, и провести пальцами. Сейчас, в этом новом, доступном ей зрении, многое поменялось. Её пальцы, на мгновенье, меняют цвет на бледно-синий, почти прозрачный. Затем, все исчезает, и наступает время самого заклинания. Тут уже не надо никаких дополнительных действий, сразу определяется направление и чувство расстояния.
Само собой, Миша очень близко, но не там, где она подумала. Ира была уверена, что муж бесхитростно спрятался за шкаф, но оказалось, что он умудрился заползти под диван.
-Вылезай, мой домовой, буду тебя пороть, — улыбнувшись, сказала она, но молчание было ей ответом.
-Хорошо, — устало вздохнула Ира, — Вылезай из-под дивана. Так лучше?
-Лучше — раздался приглушенный голос.
Он выбрался, и сразу чихнул:
-Ира, под диваном надо бы пропылесосить, — глубокомысленно произнес он, — Я еле сдержался, чтобы не демаскировать себя громким чихом.
-Когда в следующий раз туда залезешь, просто позови меня, и я пропылесошу.
-Какая у меня послушная жена, — с гордостью произнес Проклятый, подойдя к ноге супруги.
Ира замерла, боясь пошевелиться, а муж, которого никак не покидало озорное настроение, приблизился вплотную.
-Дорогая, — вдруг спросил он, — У тебя ведь есть карандаш?
-Зачем?
-Буду измерять свой рост, ставя отметки на твоей ноге, для будущего сравнения. Вдруг я все-таки расту?
-Кот, давай не сегодня, — она вдруг почувствовала усталость. Игривое настроение испарялось, и снова хотелось спать.
-Хорошо, Ириш. Попробуй еще найти Оксанку.
-Сейчас, — она вышла в коридор и вернулась со шлепками, в которых ее сестра ходила по квартире, — Один момент.
Оксана была гораздо дальше, чем спрятавшийся перед этим супруг. Ведьма, руководствуясь своими ощущениями, определила направление, и предположила, что она, в своей съемной квартире, а точнее комнате.
-Хорошо, потом проверим, теперь ищи соседа Виктора.
Ира кивнула, и пошла за пистолетом во вторую комнату. Вздохнула, увидев, что сын уснул прямо на полу, уж он точно не выспался, впрочем, как и она сама. Придется будить его, иначе выспавшись днем, Валик не даст ей спать ночью. Но пока, важно заняться делом, и взяв пистолет, она повторила ритуал. Странное дело, но, похоже, Виктор был где-то недалеко.
-Звони сестре, пусть посидит с Валиком, а мы нанесем ему визит, — сказал Миша, выслушав супругу.
-Мы?! — переспросила она. — Ты тут, каким боком?
-Ну, а зачем мне дома париться, по коробкам прятаться. Поеду в твоем нагрудном кармане, мне, кстати, там понравилось.
-Кот, нет, а если в драке тебя случайно раздавят?
-Ира, ты рассказывала, что положила пятерых за несколько секунд, и ни разу к тебе не прикоснулись. Думаю, там будет одно из самых безопасных мест.
Немного поспорив с супругом, Ира позвонила сестре, которая с радостью согласилась приехать. Затем они продолжили обсуждать поход в гости, и каждый стоял на своем. Он решил, что пойдет с ней, даже если придется спрятаться в ее ботинке. В конце концов, супруга психанула и ушла будить сына, а Миша вернулся на стол. Малыш немного повозмущался, поплакал, а потом попросил поесть, и пока Ира хлопотала на кухне, в дверь позвонили. Пришла Оксана и Проклятому пришлось прятаться. Валик и тетя обрадовались друг другу и принялись собираться на улицу. Ведьма, тем временем, приготовила воду, повторила слова заклятия и тоже начала одеваться.
-Ира, я иду с тобой.
-Кот, — начала она шепотом, и вдруг замолчала, увидев его взгляд.
Замолчала, сжав зубы, чуть ли не до треска, вспомнила, что она же психолог, и должна немного разбираться в мужской психике. Может там и будет опасно, но оставлять его дома, как маленького…. Нет, она не может сделать этого. Муж итак ходит по краю, и в любой момент может свалиться в очередную черную меланхолию.
-Хорошо, пойдем вместе.

***

Виктор действительно был недалеко, всего в паре километров. Он уже окончательно успокоился по поводу соседки, и просто завершал дела. В данный конкретный момент это была сделка по продаже квартиры, в которой жила мать. Ее он уже перевез, новый паспорт был готов, и теперь, уже бывший юрист, собирался поменять климат. Почти все деньги, конвертированы в наличную, твердую валюту, так что незачем цепляться за этот, ставший таким опасным город.
Стоило его клиенту закрыть за собой дверь, как из второй комнаты, нетвердой походкой, вышел хозяин квартиры, где проходила сделка. Когда-то они были подельниками, и Олег, так звали хозяина, наверное, до сих пор считал, что это по-прежнему так. Но Виктор давно не имел с ним общих дел. Олег был туповат, иногда баловался наркотой, хотя чаще просто бухал, и Виктор так и не понял, как он жив до сих пор. Но при всех минусах, был у парня и плюс. Большой жирный плюс — это его папа, занимающий некий высокий милицейский пост. К сыночку он относился прохладно, но скандалы ему были ни к чему, потому он спровадил того с глаз долой, а местные полицейские знали, что трогать его — себе дороже.
Виктор же, хоть и перестал бояться последствий, но встречаться с Ирой не хотел, потому в квартиру матери в ее доме вернуться не мог. Вот и решил, воспользоваться его хатой, благо ее хозяину достаточно поставить пузырь хорошего коньяка, и пригласить девочку нетяжелого поведения.
Сделку завершили, контрагент покинул квартиру, а он сам решил задержаться здесь, переночевать и с утра рвануть на вокзал. Виктор собирался напоить Олега до синих ежиков, а если не получиться, то добавить клофелина. Ночевать под одной крышей с непредсказуемым наркошей он не хотел.
Хлопнула дверь, это девочка покинула их. Интересно, почему шлюх так часто называют девочками? Мелькнула нелепая мысль, но тут, же пропала, и Виктор выбросил путану из головы. Заглянул к Олегу, тот, в чем мать родила, валялся на смятой кровати и курил, плюя на технику безопасности. Юрист прошел на кухню, глянул на остатки коньяка, поморщился, но налил в немытый стакан. Надо было придумать, чем заниматься дальше, но в ближайшие полгода — год, он решил просто греть пузо под солнцем и ни о чем не думать.
Сестры вышли из подъезда вместе. Оксанка покатила коляску к набережной, а Ира быстрым шагом направилась в направлении, которое интуитивно чувствовала верным. Миша, завернутый в свою новую накидку, лежал во внутреннем кармане, и пытался комментировать свои ощущения. Ира понимала, что супруг нервничает, ведь он только слышал ее рассказ, но не видел того, на что она способна после произнесения заклятия. Ведьму не пугало то, что может произойти в квартире, ее больше страшил возможный откат. Ведь соседа придется оставить в живых для того, чтобы он закрутил рейдерское колесо, а просто так убивать непричастных, она была абсолютно не готова, и была уверена, что даже под меняющим ее мировоззрение воздействием вряд ли сможет.
Сложно описать ее ощущения. Она шла по дворам, и понимала, что приближается к цели, а значит ехать никуда не надо, цель рядышком. Вот и дом, при взгляде на который, Ира сразу понимает — Виктор тут. Подошла к подъезду. На двери домофон, но магнитный замок сломан и тяжелая дверь легко открывается. Ведьма идет по лестнице ощущая, что игра в “горячо-холодно” подходит к концу, и становится все горячее. Вот и квартира, металлическая дверь с глазком, и даже, как ни странно, это глазок видеокамеры. Хорошо хоть ведьма заметила это раньше, чем попала в ее поле зрения. Ну что же, пора.
Ведьма достает воду и приступает к ритуалу. Ее восприятие меняется, и вновь скачком, при этом она начинает видеть намного больше, чем раньше. Вот часть стены повреждена и рядом валяется несколько камней. Ира берет булыжник поувесистей, и несильным, выверенным броском, посылает его в направлении камеры. Раздается негромкий треск и аппарат превращается в бесполезное украшение, но ведьма, на всякий случай, достав из сумочки платок, повязывает его, закрывая верхнюю часть лица.
На двери два замка. Короткое заклятие и негромкие щелчки подтверждают, что замки открыты. Ведьма легко толкает дверь и заходит внутрь квартиры. Узкий, темный коридор с закрытыми дверями в комнаты и, по всей видимости, на кухню. Чутье подсказывает — здесь два человека, и один из них ее цель. Чтобы добраться до Виктора, надо повернуть направо, но тут она замирает. Дверь во вторую комнату медленно раскрывается, и на пороге появляется голый мужик, с практически пустой бутылкой. Немая сцена. Ира “прокачивает” ситуацию, прикидывая, насколько опасным может быть хозяин квартиры. Олег же в легком замешательстве, но потом в его глазах появляется нечто, заставившее ведьму приготовиться.
-Я же сказал тебе убираться! — Олег явно перепутал ее с только что ушедшей барышней легкого поведения, — Ненавижу тупых, навязчивых блядей!
Он грохнул бутылку о косяк, делая розочку, и двинулся в направлении девушки, тем самым решив свою судьбу. Возможно, Ира бы и пощадила его, но в этот момент, он напомнил ей свихнувшегося мясника, из ее родного села.
Здоровый мужик, у которого что-то перемкнуло в голове, зарубил жену, а затем гонялся с топором, по двору за своей дочкой. Он был так же, голым. Все, кто это видел, предпочли не вмешиваться, посчитав, что связываться с ним себе дороже. В итоге он догнал девочку, а потом отправился на улицу, в поисках новых жертв. Народ разбегался, да и сама Ира, которой тогда было десять лет, чудом осталась жива. Она успела пролезть под забором, а здоровенный дядька, в тот лаз, не смог поместиться. Мясника в итоге успокоили поленом по затылку, все-таки нашлись храбрые ребята. Потом рассказывали, что он был зарезан в КПЗ.
Все эти воспоминания пронеслись в ее голове вихрем, и когда Виктор, привлеченный шумом в коридоре, выглянул из комнаты, все уже было кончено. Олег медленно опускался на пол, хрипя и выкатывая глаза. В правой руке, он по-прежнему сжимал розочку, острый конец которой, торчал из его горла. А Ира уже приближалась к Виктору, обманчиво неторопливо. Мужчина замер в ужасе, а потом бросился к окну, прыжок с третьего этажа, в этот момент казался наиболее лучшим выходом. Потому что одного взгляда хватило чтобы понять, перед ним не соседка – это вновь вернулся Яблочник.
Не успел. Ведьма, помня, что надо беречь свое тело, кинула в него второй из подобранных в подъезде камней. Попала точно в затылок, не сильно, но картинка перед глазами юриста слегка поплыла, и он замер на мгновенье, а потом было уже поздно. Ира прихватила его за руку, и Виктор застонал от боли. Есть много способов причинить человеку страдания, если знать как, если разбираться в человеческой анатомии. В своем теперешнем состоянии, ведьма в этом разбиралась. Она подтолкнула юриста в направлении дивана, и тот рухнул, прижимая к груди временно парализованную от боли, правую руку.
Ира спокойно поставила сумочку на стол, и негромко произнесла:
-Да, уже все в порядке.
Она ответила на неслышимый никому кроме нее вопрос мужа, но Виктор окончательно испугался, решив, что она привела кого-то по его душу. Ведьма тем временем, извлекла из сумочки на свет божий обычный кухонный нож, с узкой рукоятью, легко и изящно прокрутила его в руке, и приблизилась. Выглядела она крайне эффектно. Черная, короткая куртка, недлинная юбка, чуть выше колен, и высокие сапоги. Просто вылитая красотка из кино, которая, невзирая на хрупкое телосложение, мочит плохих парней повзводно и побатальонно. Но Виктор не мог видеть эту ситуацию со стороны, как на экране, он вообще не заметил ее одежду. Все внимание бандита притягивали ее глаза, пустые, стеклянные глаза, и здоровый мужик чуть было не заскулил, как потерявшийся щенок.
-Витя, — начала она медовым голосом, — Ты ни о чем не забыл?
Он глубоко вздохнул, баюкая руку, и взял себя в руки:
-Давай, сдавай меня в ментовку, или кому ты там ствол собиралась отдать? — начал говорить он довольно уверенно, но под конец голос дрогнул, а взгляд так и не оторвался от кончика ножа.
-Я решила тебя не сдавать. Вот думаю, отрезать от тебя что-нибудь на память, или может ты, предложишь какой-то иной вариант?
Разговор перешел в конструктивную фазу, и юрист слегка успокоился.
-У меня нет сотки, только пятьдесят пять, зато прямо здесь, — он указал на сумку.
В ней лежало вырученное за материнскую хату, и еще кое-что по мелочи. Остальное хранилось в банковской ячейке, и он планировал все забрать сегодня, ближе к вечеру. Сейчас благодарил всех богов, что не сделал это вчера, или утром.
-Посмотрим, — Ира подошла к столу, впрочем, не теряя юриста из виду, — Так ты теперь Малаев Виктор Олегович — усмехнулась она.
Виктор мысленно выругался. Новый паспорт валялся в сумке, и теперь эта сучка знает его новое имя.
-И далеко собрался? Впрочем, мне это не интересно, надо будет, итак найду, — она приблизилась, поигрывая ножом, — Витя, так как денег у тебя не хватает, придется оказать мне услугу.
-Какую? — напрягся он.
Ведьма извлекла из сумочки сложенную вдвое папку с бумагами и кинула ему на диван.
-Это документы на мою квартиру. Хочу, чтобы ты продал ее, и это все выглядело, как обычный развод лохов.
Бандит остолбенел от изумления, а Ира продолжила:
-Сделаешь это быстро, и половину суммы от продажи оставишь в камере хранения на ЖД вокзале. Деньги положишь в непрозрачный пакет, а номер ячейки и ее код, пришлешь СМС, думаю, ты пробил мой номер в прошлый раз?
-Да, только отжатая хата стоит дешевле, и за скорость покупатель скинет.
Ира, казалось, не услышала его:
-Глянь, там все необходимое есть?
-Надо было бы, чтобы ты подписала еще кое-что — произнес он после непродолжительного изучения, — Договор купли-продажи.
-У тебя на руках все документы, хочешь сказать, что не справишься? Даже с учетом того, что претензий от пострадавшей стороны не предвидится?
-Ладно, сделаю — пробурчал он после непродолжительного молчания.
-Если попробуешь еще раз кинуть, то во время нашей следующей встречи, я накормлю тебя сосиской с парой яиц.
Она поднялась, переложила деньги в свою сумочку, и уже уходя, обернулась:
-Надеюсь, больше не встретимся, для твоего же блага.
Только когда хлопнула входная дверь, бандит позволил себе слегка расслабиться. Он до последнего ожидал удара ножом. Минут через пять он поднялся и прошел на кухню, по дороге брезгливо перешагнув через натекшую кровавую лужу. Пошарил в холодильнике, но ничего из крепкого алкоголя не нашел, только бутылка с пивом, сиротливо приютилась в уголке. Тогда он вернулся в комнату, и еще раз просмотрев документы, потянулся за телефоном.
-Казик? Привет еще раз. Далеко отъехал? Нарисовался еще один вариант, буквально пять минут назад. Тот же подъезд, и даже квартира такого же плана, только третий этаж. Да, небольшая проблема есть. Хозяева передали все документы, но так спешили, что уехали, забыв подписать договор. Нет, с концами уехали, возвращаться не будут. Да, отвечаю. Через два часа? Вполне устраивает, подожду.
Ира вышла на улицу, но заклятие воина снимать не спешила. Мало ли, как ее тело отреагирует, не охота быть скрученной болью на улице. Миша сидел в кармане как мышка. Он не хотел признаваться даже себе, но понимал, с такой Ирой он не будет шутить, и даже не обозначит свое присутствие. Дело в том, что она изменилась, и такую жену, он боится. Стоило ей произнеси заклятие, как Проклятый сразу ощутил эти перемены. Ему даже показалось, что ее грудь, около которой он сейчас находился, перестала быть живой и теплой. Ее словно залили алебастром, превратив в ударный инструмент. Поэтому они шли в молчании. Ира хотела быстрее оказаться дома, и скорее снять заклинание, чтобы уменьшить откат, а Миша же хотел, чтобы быстрее вернулась его, горячо любимая жена.
Открыв входную дверь, ведьма поняла, с прогулки вернулись сестра с Валиком. Из комнаты доносилось Оксанкино:
-Мы уже больсой? Не хотим какать в памперс? Нам надо на горсочек?
Ира вздохнула, она бы предпочла, чтобы они вернулись чуть позже. Крикнув:
-Ксюш, я уже дома, сейчас умоюсь — она скользнула в ванну, не дожидаясь ответа.
Закрыв на задвижку дверь, ведьма включила воду, и постояла пару секунд, глядя на свое отражение в зеркале. Сущности, которая владела ее телом, страх был неведом, а настоящая Ира, испытывала эмоции очень приглушенно, словно сквозь толстое одеяло, но все равно чувствовала страх. Тем не менее, дальше затягивать было незачем, каждая секунда только усиливала откат, и Ира произнесла заветные слова.
На этот раз все было проще. Всего один противник, минимум затрат, плюс была жертва. Очень похоже, что обойдется без последствий. Она вышла в коридор, на ходу снимая курточку, и планируя извлечь мужа, но в коридоре ее встретила сестра с Валиком на руках. Мишу пришлось оставить внутри.
-Уже вернулась? Быстро, — сестра частила, и Ирины ответы ей были не нужны, — А он захотел по большому, и домой попросился, а я считаю, что и правильно, уже не такой маленький…
Ира кивала, даже поддакивала, но мыслями была далеко. Ей хотелось поговорить с мужем, обсудить возможность того, что Виктор, возможно, снова попробует обмануть их.
-В общем, — закончила Оксана, — Мы сейчас снова на улицу. Пойдешь с нами? Поболтаем, кофе выпьем. Мой послезавтра вернется, тогда извини, но пару дней я буду занята.
-Понимаю. Ксюш, ты иди, я к вам присоединюсь минут через двадцать.
Сестра кивнула в ответ. Они вдвоем быстренько одели малыша, который улыбался маме, но, когда за дверь его вывезла только тетя, возмущаться этому не стал.
После их ухода Ира обнаружила, что повесила куртку с мужем в шкаф, и даже не помнит, в какой именно это момент произошло. Она пошла за ним, опасаясь, что сейчас вернется неугомонная сестра, и тогда ее мужу придется провести весь вечер в кармане.
-Кот, ты готов?
-Ага, маленькая, просовывай свой палец сюда, буду цепляться.
-Ну что, кофе? — уточнила она, неся его на кухню.
-Ты же Оксанке обещала. Иди, пройдись с ней, поболтайте, а мы еще наговоримся вечером.
-Ну, тебе в любом случае сварю.
Через минуту Ира спросила:
-Мишка, как думаешь, он испуган?
-Думаю сильно, но мне кажется, он все равно попробует сбежать. И денег не оставит. Я, конечно, могу ошибаться, но сильно не рассчитывай на них.
-Я и не рассчитываю. Гораздо хуже будет, если он начнет болтать.
-Жалеешь, что не убила? — пошутил он.
-Не ерничай по этому поводу! — попросила она с легким раздражением, — И так тошно.
-Ладно, извини дорогая, мы с тобой итак оба замазались по уши, но это не наша вина. Ириш, я хочу ночью, когда буду в Этании, попробовать одну штуку. Очень надеюсь, что сработает.
-Какую?
-Скажу завтра, боюсь сглазить, а когда пойдешь к Оксанке на улицу, оставь меня у компа. Отец же должен быть поздно?
-Да, из бани он рано точно не вернется, а может и вообще ночевать не придет.
-Попроси его, как только переговорит с шефом, пусть позвонит тебе. От его согласия или отказа будут зависеть все наши дальнейшие действия.
-Хорошо, Кот, — голос Иры был тусклым и безжизненным.
-Тебе плохо, маленькая? — участливо спросил он, отчаянно жалея, что не может заключить жену в объятия.
-Не плохо, а просто тоскливо. Мишка, я все-таки пройдусь и поболтаю с сестричкой. Может немного отпустит.
-Иди, конечно, только в комнату меня не забудь перенести.
За супругой захлопнулась входная дверь. Проклятый привычно нырнул в интернет. Он нервничал и ждал ночь. Ему не терпелось в Этанию, он хотел еще раз прогуляться по Солимбэ.

***

Опасения Миши оказались не напрасны. Виктор действительно не планировал начать играть честно. Когда первый шок, вызванный тем, что Ира смогла его найти, прошел, юрист вернул привычное спокойствие. От свалившейся на него квартиры Стариковых, бандит отказываться не собирался, и планировал компенсировать хотя бы часть отобранных стервой денег. Убитого хозяина он затащил в комнату, и по максимуму запихнул под кровать. Его же одеждой, он как мог, затер кровь в коридоре, и кинул на пол ещё пару мокрых полотенец. Затем дождался клиента, с которым оформил еще одну сделку, как и предыдущую, за наличные. Если гость и понял, что в квартире произошло нечто неладно, то виду не подал. Его не интересовали проблемы подобного рода. Как только он покинул квартиру, начал собираться и Виктор.
По началу, бандит думал открыть газ, а потом пусть разбираются в причинах утечки, повлекшей за собой взрыв с многочисленными жертвами, но затем передумал. Во-первых, в доме жило много пенсионеров, которые учуют запах, поднимут кипишь, и вместо взрыва будет ненужное внимание. Во-вторых, пусть папа Олега и не общался со своим чадом, но все-таки на произвол судьбы его не кинул. А значит, разбираться в том, что произошло, будут очень тщательно. Виктору же нужна была фора во времени, поэтому взвесив все за и против, бандит решил оставить все как есть.
Он закрыл окна и опустил жалюзи. Гости в этом доме были редки, так что пару дней никто не хватится непутевого хозяина. Да и соседи будут даже рады тишине и спокойствию. А потом он покинет страну, и ему станет все фиолетово, как быстро найдут тело, и кого решат назначить крайним.
Теперь еще нужно прикинуть, как позаботиться об этой соседке. У нее явно были неприятности, видать наступила на хвост более крупному хищнику. Само собой, думать и гадать, а особенно искать, какому монстру, эта терминаторша перешла дорогу, он не планировал, а просто решил добавить ей проблем.
-Ждешь СМС с кодом, я пришлю его тебе, сука, – шептал он, занимаясь написанием письма.
Бандит писал по старинке, шариковой ручкой, на обычном тетрадном листе. Он решил, что напишет в прокуратуру письмо, о том, что Старикова убила Олега. Если у нее есть связи, то стерва отмажется, а может и вообще избежит пристального внимания, но в любом случае хуже ему от этого не будет. А в камеру хранения он положит фигу, а точнее куклу, с парой купюр, помеченных как взятка.
Его немного смущало то, что она нашла его, но затем Виктор нашел легкое и рациональное объяснение: какой-нибудь осведомитель заметил его, и стуканул ей. Видать, она не фраер, но в то, что за ней стоят очень уж серьезные ребята он не верил. Люди с такими связями, которые достанут его за границей, не нуждаются в тайной продаже недвижимости.
Письмо он решил отправить завтра утром, перед самым отъездом в Одессу, причем обычной почтой. Благодаря неторопливости всех без исключения государственных аппаратов, у него будет та самая фора во времени. Оставалось посетить банковскую ячейку, и снять номер в мотеле, в таком, где за дополнительную мзду не требуют никаких документов.
****
Остаток вечера Проклятый откровенно скучал. Оксанка осталась до позднего вечера, и Ира, которую слегка мутило после заклятия этому не возражала. Михаил тихо сидел в своей коробке на шкафу, и в качестве развлечения мысленно откручивал головы врагам. То, что у части врагов, головы уже давно были откручены, он решил не принимать во внимание.
Когда стрелки часов подошли к девяти вечера, и Ира принялась укладывать малыша, а Оксана осталась на кухне, Миша тихонько, стараясь не привлекать внимания малыша, позвал супругу.
-Да, Кот?
-Отец звонил уже?
-Рано еще, они там только париться в такое время начинают. Не переживай, он проникся важностью момента, обязательно поговорит.
-Можешь усыпить меня?
-Кот, не стоит это делать. Я забыла тебе сказать, что Магрес предупредил: это самое простое заклинание сна, и при частом употреблении, действует просто, как снотворное.
-В смысле? – не понял Проклятый.
-Оно вызывает привыкание, и потом будут проблемы со сном, которые тебе, я думаю, не нужны?
В этот момент Валик заинтересовался, с кем это там мама разговаривает? Разговор пришлось прекратить.
Проклятый валялся в коробке на вате. Глядя в потолок, он считал баранов, овец, козлов. С последней живностью вообще не было никаких проблем, козлов в последнее время в их жизни хватало. Сон никак не шел. Было еще рано и скучно, хотелось пива, поиграть с сыном, и посидеть за компом. Малыш уже уснул, а сестры болтали на кухне, Оксана никуда не спешила. А время… оно тянулось так медленно, как только могло. В конце концов, Миша выбрался из коробки, вытащил кусок ваты и улегся на нее на шкафу так, чтобы видеть пейзаж за окном. Он просто смотрел на улицу, и даже не заметил, как уснул.
Очнулся в своей кровати, уже не удивляясь этому факту. В Этаннии его всегда переносят, укладывают, оставляют чистую одежду. Тут он нашел свое место, и, похоже, скоро будет его отрабатывать. Магрес грамотно поступил, показав Проклятому, как можно встретиться с семьей. Теперь ему есть, что здесь терять, а значит, придется договариваться с волшебником, если конечно он будет находиться в этой резиденции.
Умывшись, Миша отправился к балкону, и конечно встретился с Магресом, который жестом пригласил его за собой. Проклятый, вздохнув, пошел за чародеем.
-Как семья?
-К сожалению, они жутко не выспались – вздохнул Проклятый, — Я сегодня обещал не беспокоить жену.
-Хорошо, постарайся привести ее через две потери сознания. Я познакомлю твою жену с одной ведьмой, которая будет обучать женским магическим трюкам, недоступным мужчинам.
-Попробую…
Проклятый с трудом сдерживал нетерпение, и колдун заметил это.
-Говори, — кратко бросил он, — Что тебя беспокоит?
-Магрес, я хотел сегодня пойти в Солимбэ, попробовать найти там одного человека. Это необходимо для безопасности нашей семьи на Земле.
-Там не так уж и безопасно, я не думал, что ты будешь ходить туда каждый день. – Магрес задумался, что- то прикидывая в уме, – Хорошо, но по возможности вернись сюда до того, как проснешься на Земле. Скоро у тебя усилятся тренировки, да и с сыном думаю, ты захочешь видеться, и с женой, а дел много, поэтому пора начинать.
-Я постараюсь.
-Тогда не теряй времени, — усмехнулся маг.
Миша торопясь выскочил в дверь на балкон, и не заметил, как губы мага тронула улыбка. Очень довольная и хищная улыбка.
На этот раз он без всяких проблем прошел сквозь скалу, оказавшись в Царстве снов. Видимо с каждым разом это будет все легче. Сейчас Проклятый не спешил, прошлый раз показал, что спешка в этих местах не нужна, не добежишь. Ему нужен Виктор, а в отличии от жены и ребенка, он плохо помнил этого хамоватого соседа. Больше всего они пересекались, когда Миша еще учился в институте, а будущий респектабельный юрист ездил на стрелки. Сосед никогда не пытался задевать, или как-то наезжать на “вшивого интеллигента” опасаясь его папу. Ну а Проклятый, которому всегда была чужда тюремная романтика, старался не замечать его. Потом юрист уехал, и практически перестал появляться в доме. Оба последних раза, на набережной и в квартире, Проклятый так и не увидел Виктора, но сейчас ощущал острую необходимость найти его.
Миллионы огней, мириады чужих снов. Наверняка есть местные жители, которым может очень не понравится, что некий Проклятый, нахал, лазит тут, как у себя дома. Вдобавок, даже нет уверенности, что нужный ему человек сейчас спит, и, хотя бы теоретически доступен.
-Я марионетка, меня повесили над торпедой и везут в неизвестном направлении — пробормотал он, садясь прямо в клубящуюся под ногами тьму.
-Поэтому я знаю, что мой друг, товарищ и сосед, где-то тут. – Иначе просто не может быть.
-Что я знаю про него? — продолжил Проклятый свой монолог, — Только то, что я его ненавижу. Он угрожал моей жене, а я отсиживался в коляске, чтобы меня не обнаружили.
Тут накатила первая волна злости, и, прокатившись по спине, вышла через ноги, слегка взбодрив его. Миша усмехнулся, как ему показалось весьма злобно, по типу классического злодея из дешевого боевичка.
-А ненависть, — продолжил он, облизнув почему-то пересохшие губы, — Это моя путеводная нить. Приведи меня к юристу, а? — попросил он кого-то, по всей видимости свою ненависть.
Михаил закрыл глаза, расслабился, вспомнил набережную и ссору с соседом. Горький комок подкатил к горлу, а в теле возникла живительная злоба, злоба, смешанная с азартом. Сейчас он способен потолковать с бандитом на своих условиях, только надо его найти. Открыл глаза — картинка вновь изменилась. Вместо ночи сумерки и туман. Слышаться голоса, но слов опять не разобрать. Все верно — он в тумане, он ищет призрак.
-Ты нужен мне, ублюдок, — процедил Миша, — Ты оскорбил мою жену, и тебе придется ответить за базар!
Проклятый пытался ввести себя в некое состояние, настроиться на одну волну со своей будущей жертвой. Он сделал шаг в туман, и оказался в полупустом помещении. Каменный пол, стены, выкрашенные серой краской. Вдоль стен какие-то ящики, а пол украшен уже знакомыми нитями, видимо это был один из самых близких Проклятому образов. Путеводная нить. Он коснулся разноцветного пучка, и тот пылью рассыпался под его пальцами. Тупик. Миша досадливо скривился. Конечно, никто не обещал ему, что будет легко, хотя он на это очень рассчитывал. Слишком мало времени, и слишком многое надо успеть, а с юристом-бандитом, он был уверен, счет идет на часы.
Так, нужно закрыть глаза и глянуть на татуировку. Она светиться черным, и сквозь нее видны какие-то тени, которые волнуют Проклятого. Они пока не агрессивны, но и дружелюбными их назвать не получается. Возможно, это стражи, о которых говорил Магрес. Запоминают, чтобы найти потом во сне, и устроить веселенький кошмар. Что ж, ждите, удачи вам. А ему нужен сосед, он хочет набить ему рожу и пересчитать ребра. Объяснить, что больше не стоит играть с его семьей. И он это сделает, надо лишь найти юриста.
Почему-то вспомнился двор своего дома. В одном из таких зданий, Ира нашла Витю. А что если попробовать самому пройтись там? По ночной улице? В прошлый раз его вела нить, а в этот он пройдется по бровке. Эта мысль появилась словно ниоткуда. Пройти по бровке, по бордюру, ограждающему раздолбанную дорогу от тротуара. И в очередной раз он убедился, что вот благодаря таким, неожиданным мыслям, тут можно что-то найти. Сейчас он был на улице, а местность смутно похожа на его двор. Бровка, подсвеченная каким-то мутновато-голубоватым свечением, начиналась у ног и вела в неизвестность. Она была достаточно широка, чтобы идти по ней, и Проклятый сделал шаг.
Реальность исчезла. Верх, лево, право, низ — все это перестало существовать. Он шел по светящейся полоске, понимая, что если упадешь, то можешь уже и не встать. Все повторялось. У него снова есть ориентир и путеводная нить, смотри, иди, и не сбейся с дороги. Вот за такими размышлениями, Миша добрался до металлической двери. Она открылась от легкого толчка, и Проклятый попал в квартиру, может быть даже ту, где сегодня он побывал с Ирой. Миша осмотрелся по сторонам. Возле стены, в куче мусора валялась металлическая труба, тонкая и короткая. Вспомнив, что бандит парень не маленький, пусть и с пузом, он прихватил ее с собой. Поможет в переговорах.

***

Виктор проснулся от странного звука. Проснулся и очень удивился. Он был уверен, что засыпал в гостиничном номере, а теперь вновь оказался в квартире убитого Олега. С нехорошим предчувствием поднялся, вышел из комнаты и замер. Вместо коридора — какое-то помещение, с голыми стенами, и металлическим стулом, крайне неприятного вида. В следующую секунду он понял: за спиной кто-то есть, но обернуться уже не успел.
Управление сном, чужим сном. Ощущения Проклятого можно было сравнить с чувствами марафонца, который видит финишную ленту, понимая при этом — он оторвался настолько, что никто уже не догонит его. Ныла татуированная рука, возможно на нее сейчас пришлась какая-то незримая, но хорошо ощутимая нагрузка. Тени, которые он заметил на пути сюда, кажется, возмущались столь наглым поведением визитера, но к открытой агрессии не переходили, а возможно не были на нее способны. Проклятому показалось, что он присоединился к сну бандита. Он просто подтолкнул Виктора в направлении персонального кошмара, быть привязанным к стулу, где-нибудь в подвале, и сполна получить блюдо, которым до сих пор, потчевал других. Никакой мистики — очень реальный риск, для людей определенного рода деятельности.
Воля Проклятого, а может быть это его татуировка, и то, что она символизировала — лепила реальность для спящего. Миша боялся даже предположить, какие силы тут могут быть задействованы, и есть ли кто-то, способный выразить неудовольствие его действиями. Но отступать он не собирался, слишком давно он не чувствовал себя полноценным человеком, чтобы сейчас поджать хвост.
Виктор очнулся от резкой боли. Кто-то вогнал ему иголку под ноготь, и это действие моментально привело его в чувство. Затылок раскалывался от боли, а руки оказались пристегнуты к металлическим подлокотникам.
-Ну, здравствуй сосед, — от звука незнакомого голоса бандит вздрогнул и поднял голову.
Человек перед ним был смутно знаком, он точно видел его, но не мог вспомнить где.
-Мы знакомы? — спросил он, постаравшись, чтобы голос не дрожал
-Миша я, Стариков. Ты тут с моей женой недавно зажигал.
Вот тут Виктор испугался по-настоящему. Неужели они следили за ним, и видели, как он писал письмо.
-Что вы от меня хотите? Ваша проклятая семейка?!
-Проклятая. Забавное слово, — усмехнулся Стариков, — Я тут, чтобы уберечь тебя от опрометчивого поступка. Мне кажется, в твоей тупой башке могла завестись мысль, не платить за Ирину квартиру, а то и настучать кому-нибудь на нас?
Бандит вздрогнул и отвел глаза. За последние сутки его бравада поубавилась, и нервы начинали рваться.
-Так вот, на самом деле мой отец не сбежал, а просто уехал. Ну а я работаю на него. Ты же знаешь, что я очкарик без очков, ну или вшивая интеллигенция. Как вы там нас называете промеж собой? — Виктор молчал, и Миша продолжил, — Так вот, мы разработали устройство для того, чтобы влезать в человеческие сны.
Проклятый наклонился к голове бандита, и прошипел:
-Если ты, падла, сделаешь хоть что-то, что навредит моей жене или сыну, то лучше сразу пусти пулю в свою тупую башку. Куда бы ты ни сбежал, где бы ни спрятался, ты не сможешь не спать, и я найду тебя. Буду находить каждую ночь, и превращу твои сны в череду нескончаемых кошмаров. Пока ты не сойдешь с ума, или не покончишь с собой. Понял?
Бандит продолжал молчать, и Миша, усмехнувшись, поднял трубу. Сейчас он блефовал, но его жертве незачем было знать об этом.
-А теперь небольшая демонстрация.
Труба опустилась на правую руку Виктора, раздался хруст, а боль ослепила. Он кричал, стараясь проснуться, но труба еще трижды опустилась на руку, на колено, и прямо в раскрытый в безумном крике рот, прежде чем бандит буквально подскочил на гостиничной кровати.
Во рту привкус крови и рука болит. Он подбежал к зеркалу, но все было нормально. Никаких травм. Да и боль уже стихает. Чувствуя безмерное облегчение из-за того, что он не успел отправить письмо, Виктор вытащил его из сумки. Щелчок зажигалки, и через пять секунд компромат превратился в кучку пепла. На часах 1-16. Он планировал уехать в шесть, но уже незачем ждать. Сейчас на ЖД вокзал, оставить деньги, ну его нафиг связываться с этими Стариковыми. Он все сделает, как ему сказали, а потом его ждет Одесса. Круизный лайнер отплывает послезавтра, а у него есть знакомые, которые помогут получить там местечко, не привлекая ничьего внимания. Через двое суток он будет за границей и сюда уже не вернется.
Скрипнула дверь, Виктор отправился к стоянке такси.

***

Стоило Мише нанести удар по зубам, как сосед исчез, просто растворился в воздухе.
-Надеюсь, ты запомнил этот урок, — пробормотал Проклятый и осмотрелся.
Следовало выбираться из Солимбэ, а его действия явно не понравились местным. В углах появились тени, и казалось, они сверлят его множеством глаз, да еще шипят, как коты перед разборкой.
-Ребята, — он поднимает руки ладонями вверх, демонстрируя миролюбие, — Уже ухожу, просто-таки испаряюсь.
Миша пошел обратно, голая стена, никакой двери, через которую он проник в это помещение. Проклятый покрутил головой, тени были тут, но к нему не приближались, только шипение усилилось, и в нем теперь явственно слышалось что-то из серии:
— Бысстрроо ваалли отссюдовааа!
Он подавил нарастающую панику, двери нет, потому что он сам, перекроил это помещение в подвал, который соответствующий одному из страхов Виктора. Значит и дверь тут может быть совсем в ином месте. Миша прошел насквозь все помещение, туда, куда не долетал свет тусклой лампочки под потолком. Так и есть — приоткрытая, тяжелая металлическая дверь. Именно благодаря этому Проклятый ее увидел. Тусклый, почему-то сиреневатый свет, проникал сквозь узкую щель.
-Я открываю дверь, и оказываюсь в Этании — громко произнес он.
Сказал в голос, то ли для недовольных его появлением тенеобразных пацанчиков с этого района, то ли для самого себя. Задерживаться в Солимбэ, он не испытывал ни малейшего желания. Перед тем, как потянуть на себя дверь, Миша закрыл глаза, боясь, что увидит лишь лестницу, ведущую куда-то наверх, поэтому посмотрел на нее сквозь татуировку. Затем, не открывая глаз, потянул за ручку. Раздался жуткий скрежет несмазанных петель, и щель неохотно стала расширяться. Было тяжело и Проклятый взмок, пока не открыл дверь достаточно, для того, чтобы выйти. Неожиданно возникло конкретное ощущение пинка под зад. Нет, не физическое, а исключительно ментальное, но Миша все равно не удержался, и потер рукой место воображаемого удара
Он непроизвольно оглянулся и увидел скалу, на которой начал таять рисунок ворот:
-Извиняйте ребята, скоро вернусь, я теперь у вас часто буду и обещаю не наглеть. Мне нужно будет туда-сюда, за ребенком и женой.
В ответ тишина, и Проклятый пошел к лестнице. Вообще-то опасности, имеется в виду реальной для себя, он не чувствовал. Видимо эти ребята не могли причинить ему прямой вред, пока он приходил туда, как гость, а не как спящий. Попугать — это да, а вот навешать ему по башке, у них, скорее всего не получится. При этом Проклятый был уверен, спать в ближайшее время ему не стоит, хоть он и забыл, как это.
-Эх, Магрес, как хорошо ты меня подсадил на Этанию. Теперь буду держаться за нее руками и зубами.
Странное дело, но такое впечатление, что происшедшее в Солимбэ, очень его утомило. Ноги подрагивали, а глаза слезились. Возможно, творя реальность Викторова сна, он использовал какие-то свои внутренние ресурсы, и сейчас начал испытывать серьезные затруднения.
Четыре раза…, целых четыре раза ему пришлось проходить путь до лестницы, и, в конце концов, он напоминал паралитика, с трудом переставляющего ноги, но он смог не затеряться на короткой, но одновременно такой бесконечной тропинке.
-Сделал что хотел? — Магрес сидел на балконе, с кубком вина и смотрел на Проклятого.
-Надеюсь, что да. Запугал одного ублюдка, который мог бы вывести на нас преследователей. Правда, насколько он испугался, не знаю.
-Хорошо. По тебе вижу, что сегодня ты не сможешь ни тренироваться, ни обучаться. Поэтому завтра ты никуда не ходишь, а попадаешь в руки Колпеса. Затем приведешь жену, исключительно ко мне, как мастеру.
Миша кивал головой, стараясь все запомнить. Он так устал, что не хотелось абсолютно ничего.
-Отдыхай, — сказал маг и поднялся.
-Магрес, могу я задать вопрос? Точнее несколько.
-Валяй, — и чародей вновь вернулся в кресло.
-Не знаю, вопрос по адресу или нет. – Он помялся, — я прочитал пару статей, когда я стал проклятым, моя масса значительно уменьшилась, намного сильнее чем рост. Я по идее должен хорошо прыгать, лазить и все-такое.
-А что стало с Ксаной, той ведьмой, которую я убил и оставил в заключении? И, как может сказаться на мне мое клятвопреступление?
-Ксана, — маг помолчал, — Она будет продолжать торчать в своей тюрьме очень долго. Не вечность, но долго, пока стены не истончаться, и она не получит шанс на свое перерождение. Хотя, — он задумался, — Тут есть разные версии, возможно, что она просто исчезнет бесследно. Понимаешь, все связанное с “Норспеерамонусом”, окружено слишком большим количеством ложной информации, а уж посмертие убитого мага…
-А, как мне, может помешать то, что я не отпустил ее? — спросил Проклятый, убедившись, что продолжения не последует.
-Ты потерян для того, чтобы работать на некоторые магические школы. Или для вступления в орден “Сварлетия”, хотя последнее тебе и так не светило. Если ты умрешь, то можешь быть снова привязан к ней, то есть остаться там, рядом с ней, пока не закончиться ее срок заключения. Правда, это сомнительно, говорят, что людей, с твоей меткой, за пределами смерти, принимают по-особенному.
-Как? — Проклятого передернуло
-Не знаю. Никогда не интересовался, и найти что-то по этому поводу тяжело даже мне.
-А как можно выполнить мою клятву?
-Не переживай ты так сильно, — маг улыбнулся, — Метка “Норспеерамонуса”, все равно поведет тебя по своей, особой дороге. Я даже думаю, что все эти страхи про загробную жизнь, специально распускаются, чтобы вы, проклятые, слишком не расслаблялись.
-И все-таки? Есть такая возможность?
-В твоем случае, думаю, что нет. Проклятый может попасть к убитому им магу, используя рукоять клинка. Как, даже не знаю. Об этом ты сам должен был знать, если бы забрал ее с собой. В твоем же случае все сложно, вы должны найти ее, и рукоять будет огромна для тебя, а твоя жена не может к ней прикасаться, да вообще, никто кроме тебя не сможет прикасаться к ней.
-Ясно, — Миша опустил голову, и в первый раз серьезно пожалел, что не отпустил ведьму.
-Если вопросов больше нет, я пойду. Отдохни сегодня, с завтрашнего дня у тебя начинается и работа, и интенсивные тренировки.
Миша кивнул в ответ, говорить еще ему совсем расхотелось.

***

          Ничем не примечательный дом. Один из многих. Игнатов лениво осмотрел искомый подъезд, как и ожидалось, ничего тут не происходило. Да он и не ожидал какого-либо сюрприза, просто выполнял работу. В детали, таких как он, не посвящали, но надо быть слепым, чтобы не понять, кого-то ищут. Начальство роет носом землю, а отдуваться приходится простым работягам, впрочем, как и везде. Нет, Игнатов не жаловался, даже и в мыслях не было. Он, простой сельский паренек, немного со странностями, в детстве часто видел яркие сны, яркие, но далеко не всегда такие веселые как в мультиках. Иногда то, что видел во сне – происходило на самом деле. Он всего пару раз попробовал рассказать об этом взрослым. Сначала матери, вечно занятой, рано постаревшей, усталой женщине, а потом деду. Мама, занятая очередной стиркой, просто потрепала его по волосам, а когда попробовал рассказать еще раз, нагрузила домашней работой: раз нечем заняться – сделай что-нибудь полезное.
Деда маленький Сергей любил больше всех, потому что в отличие от родителей и старшего брата, у него всегда было время для внука. Он научил его работать лобзиком, лепить забавных животных, рассказывал сказки. Слушая внука, дед неожиданно испугался. Честно говоря, в тот момент, пацан не понял, что это испуг, осознание пришло значительно позднее.
-Никогда никому больше не рассказывай об этом, – видя по лицу внука, что тот вряд ли последует совету, продолжил: — Это такая сказка, приходит к тебе во снах. Но сказки заглядывают в гости только к тем мальчикам, которые умеют хранить секреты. Если ты кому-нибудь расскажешь об этом, она больше не придет к тебе.
Что ж, секрет, это просто и понятно. Хранить секреты – хорошо, а быть болтливым – плохо. Деду он верил безоговорочно. Поэтому сны, стали личной тайной мальчика. Когда Сергей подрос, он понял – дед что-то знал, и, наверное, рассказал бы внуку, но не успел. Инфаркт.
С возрастом сны потускнели, но зато он начал понимать, что иногда знает что-то такое, недоступное остальным. Про таких людей говорят – жопой чувствует. Вернувшись из армии, помыкавшись в поисках работы, парень шел по вокзалу, и увидел, как играют в наперстки. Пяти минут хватило, чтобы Сергей понял, каким образом разводят прохожих. Ему казалось, он видит, как шарик в нужный шулеру момент, скрывается в ловких пальцах. Он наблюдал за игрой, удивляясь, почему остальные, те, кто проигрывают, не видят этого. Игнатов был молод и глуп, и когда в очередной раз, рыжий кидала, перебросил шарик в руку, он просто громко, во всеуслышание, сказал об этом. Поднялась суматоха, наперсточник исчез, как по волшебству, проигравшая женщина громко вопила, возмущаясь беспределом, и милицейским произволом, а Сергею ничего не оставалось, как пойти дальше.
Его встретили через десять минут. Четверо. Били страшно. Не добили только потому, что проходящему патрулю, не нужен был жмурик на своей территории. Игнатова отвезли в больницу, где выяснилось, что ему сломали три ребра и правую руку. Кроме этого многочисленные гематомы, сотрясение мозга, и возможно внутренние повреждения. На вопрос врача: с кем из родных можно связаться для обсуждения вопросов, связанных с лечением, Сергей ответил, что никого у него нет. Вешать себя на родителей, с которыми перестал общаться после ухода в армию, он не собирался. Сложно сказать, как бы сложилась его судьба дальше, но неожиданно парню повезло. На следующий день, когда он валялся на больничной койке, чувствуя, как постепенно поднимается жар, в палату вошли двое мужчин в дорогих костюмах. В этой бесплатной больнице, они смотрелись также инородно, как роскошный автомобиль в трущобах. Один из них, несколько секунд пристально рассматривал Сергея, а затем шепнул что-то на ухо второму, и вышел. Второй обратился к парню:
-Здравствуйте. Сергей Игнатов?
-Здравствуйте, да. Но я вас не знаю.
-Я тут для того, чтобы предложить вам работу, — проигнорировал его заявление гость, присаживаясь на краешек кровати.
-Какую работу? — несмотря на всю тяжесть его положения, Сергей крайне удивился.
-Детали мы обсудим позже, а пока вам достаточно знать, что это связано с вашими способностями.
-Какими? — он чувствовал, как ему становится хуже, и понимал, денег на лечение нет, и не предвидится, поэтому, как его будут лечить — неизвестно.
-Теми, которые привели вас сюда, — и понизив голос до доверительного шепота, продолжил: — Таким способностями надо пользоваться с крайней осторожностью.
-А что, от меня требуется? — Сергею хотелось спать, и одновременно усилилась боль. Меньше всего парень думал про будущую работу.
-Пока только устное согласие. В этом случае, наша организация заплатит за ваше лечение, вас перевезут в нормальное лечебное заведение, а после того, как встанете на ноги, обсудим условия и обязанности.
Сергей согласился, о таких делах как использование в темную, или бесплатный сыр в мышеловке он не думал. Согласился и ни разу не пожалел. Его перевезли, куда он не запомнил, большую часть пути проспал. Теперь лежал один, в отдельной палате, со звонкого вызова персонала, лекарствами и своим личным врачом. Тот самый мужчина, заглянул к нему через пару дней, принес какие-то бумаги на подпись. Сергей подмахнул не глядя.
Когда он смог покинуть больницу, сказка продолжилась. Оказалось, что он не один такой, который видит вещие сны, и иногда знает то, что остальным недоступно. Оказалось, что есть места, где таких ребят, или девушек берут на работу. Сергей прошел обучение, причем ему даже платили стипендию. В евро! После обвала национальной валюты, да еще и для деревенского паренька — это оказались огромные деньги. Работа, правда, казалась иногда скучноватой, сиди, просматривай новости, фотографии, читай сотни статей и прислушивайся к внутренним ощущениям. Каждый раз, когда снится сон — пиши максимально подробный отчет. Иногда надо ездить куда-то, смотреть на людей, стараться понять о них — кто, что, владеет ли какими-то способностями, схожими с его, или банально врет, не врет, скрывает что-то, или говорит начистоту.
Но все это было ерундой, Сергей наслаждался новой жизнью. Наконец исполнил мечту детства — купил машину и даже один раз съездил в Польшу. Жизнь наладилась, и он искренне считал, что вытянул джек-пот.
В последний месяц стало сложнее, что-то случилось. По официальной версии — убили двоих сотрудников, и необходимо найти убийц, собственными силами, не прибегая к помощи полиции. Работать стали посменно, добавились ночные дежурства. Сергей не жаловался, у него и в мыслях такого не было. Единственное, что слегка напрягало, это отношение приехавшего из Германии начальства. Таких как он, они в упор не видели. Сергея прикрепили помощником к настоящему профессионалу, Андреасу. Парень чувствовал, как тот силен, и преисполнился к нему уважением. Тот же, напротив, относился к парню с полным равнодушием, ограничиваясь короткими приказами, и ничего болею. Игнатов решил, что это нормальное отношение мастер-ученик, хотя никто его ничему и не учил. Представить то, что гостю на самом деле наплевать на дальнейшее развитие помощника, и он просто презирает всех жителей этой страны, он не мог.
Сегодня пришло распоряжение проверить один адрес. Андреас был слишком уставший, и Сергей поехал в сопровождении еще одного напарника, который не обладал никакими особыми способностями, но зато, как говориться, знал все входы-выходы. Кому какую корочку сунуть под нос, чтобы задать вопрос, или наоборот, чтобы отпали все ненужные вопросы к ним. Что и как спрашивать, с кем связываться, а с кем не стоит.
Несмотря на то, что Андреаса Сергей уважал, за его мастерство, сейчас он был доволен тем, что поехали без него. Холодное презрение, которым обдавал его приезжий, все-таки было неприятным, да и задача выглядела довольно простой. Побеседовать с какой-то старушкой о ее сыне, а он проверит, не станет ли она врать. Заодно просканировать окрестности, было ли там что-то использовано, есть ли следы какого-либо воздействия.
Обычный дом, стандартный двор. Хотя район неплохой, тихий, да и застройка относительно небольшая. Привыкший к деревенским просторам, Сергей предпочитал места, с хоть какой-то растительностью и свободным пространством. На звонок в домофон никто не ответил, и помощник (а может и начальник) Сергея, посмотрев на магнитный замок, достал один из своих ключей. Пешком поднялись на пятый этаж. На лестничном пролете между третьим и четвертым этажами, Сергею показалось присутствие чего-то интересно, и он сделал в голове пометку — проверить позже.
На звонки и стук никто не ответил. В соседних квартирах царила тишина, но парню показалось, что в квартире напротив, кто-то прилип к дверному глазку. Он показал напарнику на дверь, и тот без колебаний вдавил кнопку звонка.
-Кто, там? — вопрос прозвучал через несколько секунд, в нем слышалась неуверенность.
-Полиция, — негромко ответил напарник, небрежно взмахнув перед глазком удостоверением, — откройте, мы зададим вам пару вопросов.
-Еще чего! — теперь голос превратился в голос очень сварливого человека, — Знаю я вас!
-Послушайте, мы действительно из полиции и…
-И из какого отделения? Скажите, я перезвоню, удостоверюсь.
-Не утруждайтесь, нас только лишь интересует ваша соседка. Малинова. Не подскажите, когда он бывает дома?
-Это Зинка чтоль? У нее неприятности? — теперь в голосе слышалось злорадное любопытство.
Виталий, хоть и не обладал талантами считывать людей, но жизненного опыта ему было не занимать, моментально смекнул, какой выбрать тон.
-Да, и у нее, и особенно у ее сына. Вы не подскажите где они?
-Где сын я не знаю, — теперь соседка была готова поговорить, даже без звонка в отделение, но дверь так и не открыла, — А Зинка упала, да так удачно, что ногу сломала. Теперь хромает, туда ей и дорога, прости господи.
-А не подскажите, она в больнице? И если да, то в какой?
-Не знаю! Я ей передачки носить не собиралась. Вы полиция, вы и выясняйте! — и тут же без перехода, — А что с ними случилось?!
Она явно горела желанием узнать побольше, но напарники поняли, что пользы от нее уже не будет. Сергей успел просканировать дверь и убедился, что тут нет ничего интересного.
-Тайна следствия, всего хорошего, спасибо за помощь, — и они отправились вниз по лестнице.
Внизу хлопнула дверь подъезда. Доводчик не работал, и если дверь не придерживать, то закрывалась она с грохотом схожим с пистолетным выстрелом. Кто-то зашел, или вышел.
-Погоди, — сказал Сергей на площадке между третьим и четвертым этажами.
Он решил проверить свои ощущения, тут была какая-то неправильность. Первое — он никак не мог понять, где источник. Второе — вообще не мог разобраться в природе своих ощущений. Вроде как слышишь знакомый запах, но он не соответствует ожидаемому, как будто принесли жареное мясо, а ты услышал запах свежей краски. Он жестом попросил напарника подождать, и принялся спускаться вниз. Вначале стоило осмотреть третий этаж. Одна из квартир привлекла его внимание, но в этот же момент, в карту его ощущений добавилось новое чувство — опасность. Сергей вытащил телефон. О таких случаях, по инструкции, полагалось сообщать немедленно, но в этот момент на лестничной клетке появились новые действующие лица.
Малыш, лет трех — четырех, усердно топая маленькими ножками, поднимался по лестнице. Увидев телефон, он широко улыбнулся, протянул ручку и требовательно пролопотал:
-Дядя, телефон, а? — Сергей улыбнулся мальчику, и, наклонившись, ответил:
-Не, не могу, я должен позвонить.
-Не попрошайничай! — по лестнице следом поднимался мужчина, по всей видимости, отец ребенка, — Извините, обратился он к Сергею, телефоны нас очень и очень интересуют.
Игнатов не ответил. Наклонившись, он посмотрел в глаза ребенка, и вдруг понял, что не может отвести взгляд. Нет, у ребенка не изменилась радужная оболочка, глаза не налились желтизной, или там не почернели. Внешне все осталось без изменений, вот только оператор не мог пошевелиться, не был способен даже моргнуть.
-Вы извините, — вновь произнес отец приблизившись.
Напарник понял, происходит нечто экстраординарное, и потянулся за пистолетом, одновременно стараясь увеличить дистанцию между собой и вновь появившимся мужчиной. Он не успел ни того, ни другого. Незнакомец схватил его за руку, и мир для Виталия исчез.
Из подъезда они вышли вчетвером. Сергей держал за руку малыша, а незнакомец и Виталик шагали рядом, и, казалось, о чем-то беседовали. Вся компания подошла к припаркованному невдалеке “Фольксвагену”. Сергей помог малышу усесться в детское кресло, а сам сел рядом. Отец занял водительское сиденье, а Виталик сел рядом. Проходящая мимо Ира, находящаяся все еще под воздействием заклинания, бросила на машину внимательный, но равнодушный взгляд. Опасности для нее компания не представляла, и ведьма равнодушно проследовала мимо, а “Фольксваген” аккуратно выехал на дорогу, и вскоре растворился в городских джунглях.

***

Филипп просмотрел последние отчеты. Все шло нормально, так сказать по плану. Почти все связи убитых неизвестным бойцом были проверены, осталось лишь несколько человек. Во всяком случае, из тех, кого успели вычислить. Парочка сейчас отбывала срок за грабеж, а трое были в бегах, и довольно давно. Вероятность их участия, даже косвенного, оценивалась весьма низко. Оставался еще один, который за это время успел сменить спортивку, на деловой костюм, Виктор Алексеевич Малинов. Он тоже исчез, просто перестал появляться на работе. Вот его исчезновение, по времени очень совпадало с происшедшим в промзоне. Самого юриста давно и след простыл, потому решили переговорить с его матерью. На этот счет, особых иллюзий Филипп не питал, Виктор уже не был мальчиком, рассказывающим маме о своих проблемах. Вот если он был магом, или связался с колдунами, то следы этого могли найтись где угодно. Кроме того, хороший оператор мог вытащить из человека правдивую информацию, даже тогда, когда сам человек не знал, что он хоть что-то знает.
Дело выглядело простым, поэтому уставший Агдреас остался отдыхать, а по адресу выехал местный паренек, с помощником и телохранителем в одном лице. Однако с задания они не вернулись, во всяком случае, вовремя. С учетом сложности всей обстановки, были введены особые меры: — установлены временные точки, и каждый поехавший на любое внешнее задание, был обязан своевременно отчитываться. Но его подчиненные, Сергей с помощником, имя которого Филипп честно забыл, никакого отзвона не совершили, поэтому тревога была поднята незамедлительно.
Филиппу все больше казалось, что он крепко увязает в болоте. Сейчас стало ясно, наконец — то рыбка клюнула. Что-то не так с этим юристом, раз уж при его проверке пропали его люди. Казалось, пошли туда группу побольше, и все выяснится, но он был уверен, ничего из этого не выгорит, и обязательно что-то помешает. Например, вмешается вероятность в виде несчастного случая, и все опять полетит в тартарары.
И вот сейчас, словно в подтверждение его сомнений, прозвучал вызов сверх защищенного канала связи. Уже предвидя крайне неприятный разговор, Филипп ответил:
-Слушаю.
-Привет Филипп, Карл беспокоит, — сказать, что он был удивлен, значит, ничего не сказать.
Филипп был уверен, что Карл уже давно занят иными проблемами.
-Да, Карл, я слушаю.
-Через три часа, двадцать восемь минут, начинается регистрация на рейс Киев — Мюнхен. Ты, Андреас и Карлос, должны быть на этом рейсе. Руководство филиалом на это время возьмет на себя Левицкий. Через час, он получит соответствующие полномочия.
-Но, — начал, было говорить Филипп.
Его абонент не был склонен к дискуссии.
-Отсутствие любого из вас на самолете, будет приравнено к измене интересам организации.
Карл отключил связь.
Вот и все. В Мюнхене, его точно не ждет ничего хорошего, а бежать уже поздно. Колебался он не долго. Набрал отсыпающегося в гостинице Андреаса, а затем вызвал Карлоса. Сухо и без подробностей продублировал приказ Карла, и они собирались, молча, без вопросов и уточнений. В аэропорт поехали, не проронив по дороге ни слова, и оказались там даже раньше указанного срока. В этой поездке каждый думал о своем.
Филипп не ждал ничего хорошего от этого отзыва, его мысли колебались от ссылки туда, куда не ходят поезда, до банального несчастного случая.
Андреас, тихо радовался, что, наконец, возвращается в цивилизацию.
А Карлосу, по большому счету было наплевать, где и над чем работать.
В Мюнхенском аэропорте их ждал автомобиль. Андреаса с Карлсом сразу отпустили, отдохнуть после возвращения, а Филиппа провели в приемную. Там он сидел в мягком кресле, все больше чувствуя, как натягиваются нервы. Безумно хотелось выпить, но сейчас было нельзя.
Наконец дверь распахнулась. Из кабинета вышел Карл и кивнул Филиппу, мол, заходи. Вначале ему показалось, что кабинет пуст, и сейчас Карл сев в кресло начальника будет решать его судьбу. Но уже в следующую секунду он понял, что ошибся, навстречу ему поднялась женщина. Филипп обратил на нее внимание, лишь в тот момент, когда она пришла в движение, худенькая и не высокая, на голову ниже Филиппа. В ее волосах седина, и если присмотреться, то можно увидеть морщинки вокруг глаз. Но он был, не в силах присматривался. Филипп был сильно испуган, и стоило ему посмотреть на нее, как он сразу понял, перед ним ведьма.
-Здравствуйте, Филипп. Я читала ваши, и не только ваши отчеты, так что не будем терять время. Карл, вы свободны.
Она дождалась, пока за Карлом закрылась дверь, и вернулась к Филиппу.
-Садитесь, наш разговор будет долгим.
Он повиновался, но понял, что во рту пересохло, и без разрешения потянулся к кувшину с водой. Хозяйка кабинета уселась напротив, и, дождавшись пока он поставит стакан, продолжила:
-Филипп, а почему вы провалили операторский экзамен, и тщательно утаили свои способности? — он ожидал чего угодно, но не этого вопроса. Хотя, после ведьмы, приказывающей Карлу, удивляться было нечему.
-Я хотел карьерного роста, — врать он не собирался, в основном потому, что был уверен — это бесполезно, — А операторы, обычно остаются оперативниками, ну или простыми аналитикам.
-Разумно. В вашем случае, ошиблись те, кто предлагал вам работу. Вас необходимо было определять в иную группу, но теперь это уже не имеет значения, кто был не прав в этом выборе.
Она помолчала, затем продолжила:
-Филипп, вы задумывались, чем занимается наша организация?
-Поиск людей со способностями, слежение за магами, поиск возможных выходцев из других миров, известных широким массам как рай и ад….
Она прервала его:
-Я спросила, задумывались ли вы, а не знаете ли содержание первых лекций в организации?
-Задумывался, — признался он, — и понял, что не знаю ответа на вопрос.
-Хорошо, — хозяйка кабинета казалась довольной его откровенностью. Ожидая продолжения, она помолчала, но так и не дождавшись никакой реплики, продолжила:
-Хорошо, что задумываетесь, сейчас это редкое качество, поэтому, немного просвещу вас. Итак, наша сфера деятельности не ограничивается тем, что вы перечислили. Миров, отличных от нашего, их иногда еще любят называть параллельными мирами, не два, а немного больше. Они, эти миры, сильно отличаются друг от друга. Дело не только в тех, кто их населяет. Отличия во всем: физические законы, форма планеты, время. Она налила воды, пила медленно, маленькими глотками, а Филипп постепенно успокаивался. Все…, такое не рассказывают приговоренному человеку. Скорее всего, организация решила использовать его для какой-то работы, возможно, даже наверняка, смертельно опасной, но это в любом случае лучше того, что он успел себе вообразить.
-Соответственно, — напившись воды, продолжила хозяйка кабинета:
-В организации существуют несколько направлений деятельности. То, в котором работали вы, это поиск и анализ. Есть боевое звено, которое занимается опасными гостями, и следит за внутренним порядком. Ну как следят, — улыбнулась она, — помогают поддерживать. Еще, есть исследователи, пытающиеся проникать в чужие миры. И все эти группы, не связаны между собой. Нельзя сказать, что бойцы главнее аналитиков, или исследователи могут отдавать приказы бойцам. Все работают параллельно, и друг о друге знают мало, а в идеале вообще ничего не знают.
-А почему, — не удержался от вопроса Филипп, — В Киев не послали бойцов, способных решать такие проблемы?
-Нервничаете, — она не спрашивала, а утверждала, — Ответ ведь очевиден.
-Ну, да, — он сглотнул и потянулся за водой, — Некого бить…
-Теперь вернемся к ситуации в Киеве. Ошибка случилась в самом начале, когда никто не понял всей серьезности ситуации. На самом деле, стоило бы задаться всего одним вопросом, а откуда Святослав узнал, как заполучить “Норспеерамонус”?
-Я даже не представляю, — вставил Филипп, просто чтобы заполнить возникшую паузу.
Хозяйка кабинета улыбнулась:
-В том-то и дело, что об этом знает очень мало узконаправленных специалистов. Кто-то подбросил отравленный подарок, а мы не смогли найти его. Действовали по стандартным инструкциям и не смогли достичь никакой цели.
-А… — начал, было, Филипп, но женщина прервала его властным жестом:
-Теперь о том, почему вас так резко выдернули в Мюнхен. В Санкт-Петербурге мы потеряли тридцать два человека.
Заметив, как округляются глаза ее собеседника, уточнила:
-Шестеро убитых, и двадцать шесть пропавших, но есть основания полагать, пропавших с концами.
-Но, — снова влез он, и сразу замолчал, натолкнувшись на ее взгляд.
-Через двенадцать часов после этого, двое пропавших появились у вас. Как вам известно, и Киев, и Питер, входят в так называемый блок SF., следовательно, стоит предполагать, что этот блок, нами уже потерян. Произошло это вследствие недавней игры отщепенцев против Париса, или может там появилась новая сила, или и то, и другое, но больше играть в темную мы не можем. Сейчас формируется группа, для поездки в Санкт-Петербург, чтобы вести расследование по горячим следам. Мое мнение, которое совпадает с официальным решением: — некто опробовал свои силы в Киеве, и когда все прошло гладко, нанес более сильный удар. Подозреваю, что центр наших врагов не находится в этих точках, никакой приличный хищник не станет охотиться вблизи своей норы.
Филипп сидел, ни жив, ни мертв. Он понимал, что сейчас ему будет сделано предложение, от которого он не сможет отказаться. Сидящая перед ним ведьма, не зря дала информацию, не положенную знать по его статусу.
-Итак, вы едете в составе группы. У вас будет возможность посмотреть, как работают профессионалы других направлений, и мне кажется, ваши таланты, для них, тоже будут полезны. При удачно выполненной миссии, вам простят то, что, скрывая свои способности от организации, вы потеряли двоих сотрудников.
-Но, у меня нет, ни опыта, ни…
-Вы в составе группы, — Филиппу стало ясно, вопрос решен.
-А что с Киевом? С оставшимися моими подчиненными?
-Всех, кто представлял ценность, мы уже забрали. Остальные сыграют роль живца, а может даже, и раскопают что-то.
-Я, понял.
-Не переживайте Филипп, — произнесла ведьма, поднимаясь, и тем самым давая понять, что разговор окончен, — Мы еще вернемся туда.
И, взглянув на него, добавила таким тоном, что мужчина казалось, покрылся ледяной корочкой:
-Мы всегда возвращаемся.

***
-Ну, готова?
-Практически, — Ира осмотрелась.
Они забирали не так много вещей. Детскую кроватку, часть самых любимых игрушек малыша и коляску. Некоторую технику, деньги и документы, да и кое-что по мелочи. С перевозкой помог отец, и он же забрал деньги из камеры хранения. Сосед, уже точно бывший сосед, все же не рискнул их обмануть. Тесть помогал спокойно, без излишних вопросов, или нравоучений, и пообещал, что будет курировать ремонт купленного дома, во всяком случае, в те моменты, когда не будет находиться в командировках. Не Ире же этим заниматься. Когда он привез деньги, то задал всего один вопрос:
-Куда же ты влезла, доченька?
-Это не я влезла, это в нашу жизнь влезли, — ответила она, и разговор не получил продолжения.
Ира прошлась по ставшей теперь чужой квартире, и повторила:
-Все забрали.
Валик игрался на полу, и Ира вышла с мужем на кухню.
-Что же будет с нами дальше? А, Кот?
-Сейчас мы будем бежать. А позже…, ты, встречаться с магом, и учиться мастерству, а я работать на него, встречаться там с сыном, и стараться воспитать его. Иногда мы будем отрываться с тобой, моя огненная и страстная ведьма.
Ира слегка покраснела, а на лице расцвела довольная улыбка.
-Ты же будешь кем-то вроде Сары Коннор. Научишься заставлять людей, делать то, что тебе необходимо.
-Кот!
-Ирка, ну а куда ты денешься? Раз уж нам раздали такие карты, надо ими играть, и не строить из себя целок-передвижниц. А если твоему телу будет нужен мужик…
-Кот!! — Голос Иры приобрел опасные обертоны.
-То, главное не ставь меня в известность.
-Нет, я тебе сейчас точно дам в лоб!
-Не стоит. Зачем тебе мелкий муж, да еще с сотрясением?
-Вот и не неси всякую чушь.
-Слушаюсь любимая, а ты вызывала такси?
-Еще нет.
-Вот и хорошо, пойдем, прогуляемся, а Валик пусть еще поиграет на этой площадке. Мне всегда нравился наш двор, хочу попрощаться с ним, пусть даже и из твоего кармана. Кстати, ключи запихни под коврик, раз уж у нас отжали квартиру, и дали аж один день на отъезд. Мы совсем не обязаны соблюдать вежливость.
-Так, что, такси вызовем потом?
-Да, маленькая.
Ира подставила мужу ладонь. Она подождала пока супруг переберется в ее карман, и устроится там поудобнее, а затем взяла за руку сына, и вышла за дверь.

Эпилог

Ира с улыбкой смотрела на играющегося в песочнице сына. Она стояла чуть в сторонке, возле лавочки. На ее плече сумка, а во внутреннем кармане любимый муж. Сегодня она отдала ключи от квартиры, юрист не обманул и оформил сделку. Съехали они на съемную квартиру, так, как выбранный, и честно купленный начальником отца дом, нуждался в неком ремонте. Временное жилище сняли без особых формальностей. Подписали договор, нужный лишь для прикрытия задницы хозяина от налоговой. Светить его, самому хозяину, нет смысла.
Они поживут там с месяц, может два, и уедут из города, а дальше будут действовать по обстоятельствам.
Валик игрался, катая машинку. Подошел другой малыш и попытался ее отобрать, не получилось. Они немного повозмущались, и затем поменялись игрушками. Ира не вмешивалась, но подошла и потрепала сына по голове, а затем вернулась к скамейке.
-Здравствуйте. — Ира резко обернулась.
Молодой мужчина, среднего роста, держит за руку мальчика, чуть постарше, чем Валик, на вид года три.
-Добрый день. Мы с Вами знакомы?
-Нет, — улыбка незнакомца обезоруживала, — Мы недавно переехали, и никого тут не знаем.
-А…, но мне кажется, что мы уже встречались.
Стоило произнести эти слова, как ведьма поняла, она действительно уверена, что они встречались, но даже приблизительно не может вспомнить где.
-А сколько вам? — мужчина перевел взгляд на Валика, и тепло улыбнулся.
-Год и три, а вам?
-Мы уже большие, почти три с половиной. Знаете, немного скучаю по тем временам, когда нам было всего год.
Он потрепал сына по голове. Сомнения Иры потихоньку рассеивались. Похоже, обычный отец подошел поболтать с симпатичной молодой мамой.
-Ира, мы скоро поедем? — это муж подал голос из кармана.
-Извините, супруг звонит, — она отошла от кивнувшего мужчины, надела гарнитуру и стала имитировать разговор по телефону:
-Я еще не вызывала такси, а ты спешишь?
-Не то, чтобы очень, но вот разговоры с незнакомцем, перед самым отъездом, они меня напрягают.
-Я же ничего не сказала, да и не собиралась.
-Хорошо, но пожалуйста, соблюдай осторожность.
-Не переживай, Кот, я уже большая девочка.
Во время разговора, она наблюдала за подошедшим мужчиной, и за Валиком. Вот папа подхватил своего ребенка, и каким-то странно знакомым жестом усадил на плечо, а затем отправился прочь с детской площадки.
Ира вернулась к сыну и присела рядом на корточки. В любом случае Мишка был прав, хочется или нет, но ехать надо.
Если бы она продолжила наблюдать за мужчиной, то не заметила бы ничего необычного. Отец и сын подошли к спортивной площадке, там, где иногда занимались спортсмены, и пытающиеся к ним примазаться. Сейчас на ней было пусто. Отец покрутил ребенка на руках, а затем подсадил на турник, не переставая при этом подстраховывать. Нет, если на них смотреть со стороны, ничего необычного, а вот, если бы кто-то услышал то, что папа говорил сыну, он бы сильно удивился. Однако никого, способного подслушать, рядом не было.
-Что думаешь, интересная девушка? — пауза, он подбрасывает сына и ловит его.
-Ах, ты еще не оцениваешь девушек в таком плане? А что насчет ее особенностей?
Снова пауза. Если сын что-то и отвечал, то случайный наблюдатель, которого тут все равно не было, ничего б не услышал.
-В том-то и дело, что сразу и не скажешь. Ни про нее, ни про весьма необычное содержимое карманов, ни про ребенка.
Пауза, и отец, переворачивая сына головой вниз, поднимает на вытянутых вверх руках. Затем несколько раз прокручивается вместе с ним вокруг своей оси. Ребенок хохочет.
-Да, ее ребенок не такой как ты, но уже и не совсем обычный мальчик. Хотя…
Помолчав, он ставит мальчика на землю и присаживается на корточки.
-В общем, весьма любопытная семейка, но мы им слегка помогли? – и подумав, добавил:
-Помогли, помогли, — он, словно убеждает малыша.
-Рано им еще сталкиваться с врагами острием против острия. И вообще, я бы за ней еще понаблюдал. — Пауза.
-Что? Мама мне наблюдалку оторвет? Во-первых, тебе еще рано знать такие слова, а во-вторых, — он подхватывает малыша, зажимает его под мышкой, и вновь раскручивается вокруг собственной оси, — Ты же не станешь рассказывать ей? – пауза.
-Ах, от нашей мамы все равно ничего не скроешь? Ну, тут я соглашусь.
Мужчина ставит ребенка на землю, а малыш хватает папу за указательный и средний пальцы. Они не спеша уходят с площадки.
-В любом случае, нас она не узнала, а значит, не помнит о Блеклых территориях, — подумав, добавляет:
-Да, ее муж, уверен, запомнил бы путешествие туда… – пауза.
-Да, и я думаю, мы с ними еще встретимся.
И они действительно еще встретились, но это уже совсем другая история.

@Арет
Конец

11 комментариев к “Путь проклятого. Глава 25

  1. Конец?! Серьезно?!
    Ну нет же, все так закрутилось завертелось и стало на столько интересным … а тут конец …
    Арет, ну не надо нас, так сильно полюбивших «проклятого», так обламывать и оставлять без такой годноты!
    Ну позязя ))))

  2. Всем добрый день)
    Никто Проклятого не собирается оставлять.
    Сейчас я взял тайм-аут, и буду писать план второй книги
    Так лучше чем тянуть первую, теряя качество. У меня и так в ходе написания, было много импровизаций)
    Так что надеюсь первая глава второй книги, появиться в начале января 2018 года, но пока не буду загадывать)

    Спасибо всем за отзывы)

  3. Как же хорошо что на эту книгу наткнулся, когда она уже дописана. Как минимум первая книга. Читал не отрываясь 8 часов. 🙂
    Буду. Нетерпением ждать ародолжения!

    Автору — спасибо!!!

  4. Вот так всегда! На сааамом интересном месте!!! (Голосом кота из мультфильма про попугая Кешу, и с его интонацией!😃)Музе автора энергетика налить, чтоб быстрее писалось продолжение! Так захватило, так необычно! Как я переживала за проклятого, наконец-то он может пообщаться с семьей!

  5. С ума сойти!! Прочитала последних механиков и как обычно расстроилась, что мало(
    Решила посмотреть, что ещё пишут… Арет, честно я в восторге. Пишите, читается взахлёб, легко и супер интересно. Спасибо, понимаем как нелегко уделять время для этого!
    Р.s. Тоже расстроилась, что так мало(

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели