Путь проклятого. Глава 14

Путь проклятого. Глава 14
Голосов: 1

Путь проклятого

Глава 14. Гости

Солнце. Приятное летнее солнце, в лучах которого так хорошо загорать. Впрочем, насчет загара, Миша испытывал сильные сомнения. Редкие солнечные лучи, попадали на него, сквозь приоткрытую щель. Для нормального загара, этого было маловато. Полностью выбраться из Ириной сумки он не мог. Точнее мог, но не хотел. А еще точнее, пожалуй, хотел бы, но это было бы неблагоразумно. Прошло три дня, с того момента, как он покинул плато с запертой там ведьмой, и попал в новый мир. Сейчас, от нечего делать, мужчина вспоминал свой разговор, с незнакомцем с той стороны. Называть его сны — другим миром, Михаил почему-то не мог. Для него, это была — та сторона.

— Ты понимаешь меня?

Слова, как будто рождались прямо в мозгу. Было непривычно, потому что не ощущалось связи между тем, как собеседник открывает рот, и самими словами.

— Да, понимаю — немного неуверенно и запинаясь, ответил он.
— Хорошо. Меня зовут Балтон. Ты понимаешь мои слова, потому что мы пили “Сонку”, этот напиток, позволяет, временно понимать друг друга.

— Временно? — вопросов было миллион, но внимание уцепилось именно за этот факт.

— Как только один из нас уснет, мы перестанем понимать друг друга. Меченный, расскажи, как и откуда ты сюда попал? Рассказывай быстро, часто пить “Сонку” нельзя, можно потерять разум.

Миша немного помолчал, собираясь с мыслями, затем уточнил:

— А почему ты зовешь меня меченым?

— Из-за вот этого — жест в сторону татуировки.

— Просто, у нас, меня назвали проклятым. Как-то привык

— Это не проклятие, это метка, пока не знаю чья. Проклятие — хуже, но, все-таки, расскажи о себе.

— Мне сложно объяснить. Я живу в другом. Наверное, правильно сказать, в другом мире. Когда я засыпаю там, то оказываюсь здесь.

— Давно?

— Сегодня вторая ночь. Ну, или день.

И решившись, Миша начал рассказывать. О том, как жил, не верил в магию, точнее просто не задумывался о ее существовании. О встрече с ведьмой, изменившей его жизнь, странной болезни сына, и предложении незнакомца. О ритуальном кинжале, и том, как он убил ведьму. О тумане, в котором он плавал, и том, что сумел найти путь сюда. О разборках с организацией Витольда, демоне и Ксане — упоминать не стал.

— Я слышал о таких местах, как то, откуда ты родом. Там чародеи и маги не в чести, вынуждены действовать тайно, а то и вовсе изгои. Думал сказки.

Балтон встал, разлил по чашкам какой-то отвар. Запахло чем-то мясным, и Миша непроизвольно сглотнул слюну, вспомнив, как он хочет есть.

— Пей, — хозяин протянул ему чашку, — это притупит чувство голода. Пей маленькими глотками и слушай. Метка на твоей руке — это что-то вроде знака отличия. Моя — жест на рисунок на шее — означает, что я знахарь, алхимик и окончил такую-то школу. Твоя — с ней сложнее, она не была сделана людьми, и большинство, при виде нее, решат, что это демоническая метка.

При этих словах, Михаил, непроизвольно поморщился, вспомнив о демоне.

— А как видно, по каким признакам, что моя татуировка, ну или метка, не людских рук дело?

Балтон задумчиво пожевал губы, сделал глоток отвара:

— Сложно сказать. Во-первых, она словно светиться. Причем, если смотреть на нее, то с одной стороны, кажется, что светиться, а с другой, понимаешь, что ночью, ее все-равно не будет видно. А во-вторых цвета. Красный не используется людьми.

— Значит, я кто-то типа демона или их посланника?

— Не совсем. Ты просто меченый. Отношение к тебе будет настороженно опасливое. Я имею в виду обычных людей. Знаешь, трогать не будут, мало ли что, зачем на себя навлекать беду? Но и на порог, на всякий случай никто не пустят. Разве что, докажешь свою полезность.

От всех этих поворотов, голова пошла кругом.

— Полезность? — Переспросил он.

— Да, ты можешь обладать какими-то способностями, вот я, например, знахарь, местный целитель, и отношение ко мне соответственное. Но если бы я был плохим знахарем, то обходили бы десятой дорогой.

— Пацан, которого я встретил, схватился за нож, но увидев эту метку, передумал. Получается испугался

— И да, и нет. Если бы ты напал на него, не переживай, дрался бы он на совесть и попытался бы убить. Но раз ты был не агрессивен, то зачем испытывать судьбу, нападая самому?

За этим разговором, проклятый сам не заметил, как допил отвар, и только поставив пустую чашку на стол, понял, что совершенно не помнит вкуса. Но чувство голода, действительно притупилось.

— А почему ты со мной разговариваешь? И помогаешь мне?

— Я учился, жил в большом городе, и общался не только с людьми. Поэтому, смотрю на такие вещи спокойнее. Кроме того, с такой меткой, ты можешь быть весьма интересен.

— Кому?

— Для начала мне. Давай я пока расскажу тебе о месте, где ты оказался?

Алхимик явно переводил тему, но Мише выбирать было не из чего, и он, просто кивнул.

— Итак, Артания — это королевство. Довольно большое. Мы же находимся в небольшом поселке, Шаарне. Но сейчас, его обычно называют Шаар. Тут добывают железо, и не только. Сейчас в Артании, началась большая война, и цены выросли. Нам помогает довольно удачное расположение. Шаар, находится в тупике, с одной стороны, окружен скалами, через которые нет перевалов. Со второй — болота, тянущиеся на сотни километров. Из внешнего мира, сюда, ведет лишь одна дорога, и этот единственный вход в долину, зажат между скал. Он узок, и при попытке войти силой, любой агрессор понесет серьезные потери. — Тут Балтон слегка усмехнулся, — хотя серьезную армию там не остановят, но речь идет скорее о бандах мародеров, каковых обычно много в смутные времена.

Миша слушал, стараясь представить, где он оказался. Все это до боли напоминало компьютерную игру. Добываем металл и дерево, чистим территорию, тут надо башенку поставить, чтобы стрелять во врагов, а тут стенку. Играть в такое было интересно, лишь в качестве кукловода, с мышкой в руке, но отнюдь не крестьянина, являющегося мелкой разменной монетой. Балтон, тем временем продолжал рассказывать, и проклятый с трудом отвлекшись от аналогий, продолжил слушать. Несмотря на все, вышеперечисленное: как, изолированность от внешнего мира, отсутствие разбойников и прочее, места тут весьма опасные. С болот, периодически лезет всякая нечисть. Когда-то от нее тут вообще спасения не было, и места считались непригодными для оседлой жизни. Но потом, кто-то узнал, что для болотных монстров, серьезной преградой, является обычный, сухой песок. Вот тогда и создали полосу отчуждения, гигантскую насыпь, шириной около сорока метров, отделяющую болота от остальной территории.

Что касается скал — с ними проще. Почти все дороги там, заканчиваются тупиками, пещер, во всяком случае, длинных, практически нет. Иногда, там появляются люди, типа Миши, или существа пострашнее, но это редкость. Остальная часть территории покрыта лесом. Поселенцы отвоевали у него некоторую часть, и сейчас там раскинулся поселок. Есть еще парочка поближе к горам, но большая часть все-таки не обжита. В лесу тоже не безопасно, хватает хищников.

***

От воспоминаний его отвлекла гигантская тень, закрывшая солнце. Над сумкой, склонилась Ира, протягивающая мужу бутерброд. Кусок хлеба, с мясом, смотрелся совершенно несерьезно, на ее исполинской ладони. Сегодня они выбрались на местный пляж. В будни тут было малолюдно, в основном вот такие мамы с колясками, иногда подростки, устраивали прыжки в воду, или играли в пляжный волейбол, присутствовали и пенсионеры. Но в целом, было весьма просторно.

— Хочешь погреться на солнышке? — Прошептала Ира. — Малой спит в коляске, мы тут за кустами в уединении. Тебя никто не увидит.

Миша задумался. Затем все-таки кивнул, и ухватился за ее указательный палец. Оказавшись на покрывале, он немного размялся, и осмотрелся.

— Вот я и попал на море, — усмехнулся он, смотря на речку. — На море с пресной водой, в которой опасно купаться, ибо аллигаторы и прочие морские монстры не дремлют, и ждут неосторожного проклятого.

— Кот, ложись, позагорай.

— Да, маленькая, с удовольствием.

Он растянулся на животе, и стоило расслабиться, как в голову снова полезли картинки с той стороны.

Рассказав кратко о местной географии, Балтон поведал гостю о жизненном укладе. Раньше тут жили исключительно рабочие и солдаты. Добывали железо, и били болотную нечисть. После того, как создали полосу отчуждения, тут стало поспокойнее, и сюда начали переселяться с семьями. Есть один большой поселок, примыкающий к горам, как раз в нем, они сейчас и находятся. Кроме него, тут есть две деревушки поменьше, башня чародея и гарнизон, караулящий вход в Шаар.

В этот момент, проклятый понял, что начинает терять нить рассказа. Видимо, к такому же выводу, пришел и его собеседник.

— Много информации, для первого раза. Скажи, ты сюда попал во сне. И это твой второй день?

— Да.

— Что произошло тут, когда ты проснулся там?

— Я думаю, что уснул или потерял сознание. Когда я пришел в себя, то лежал, тело затекло.

— Скорее всего, так будет и дальше. Значит, тебе придется распознавать моменты, когда ты будешь возвращаться обратно, и стараться быть в безопасном месте. Например, заснуть в нашем лесу — смерти подобно.

Миша, слушая Балтона, кивал головой, но думал о своем. И, в конце концов, решился задать мучивший его вопрос:

— Балтон, а какие у тебя планы на меня?

— Пока будешь моим помощником, дрова порубить, в лесу, помочь с травами.

— Я не разбираюсь в травах или зельях.

— Главное, что я разбираюсь.

— В нашем мире, я был специалистом в области, о которой тут, ничего не знают. Все мои навыки абсолютно бесполезны. И думаю любой двенадцатилетний пацан, будет намного лучшим помощником, чем я. Все-таки, зачем тебе возиться со мной?

— Из-за твоей метки. Она действительно поставлена кем-то, необычайно могущественным. И это, должно рано или поздно в чем-то проявиться.

— А если, так и не проявится?

— Я буду очень сильно удивлен. Но в любом случае, твоя смерть, во всяком случае, тут, крайне нежелательна. Может привести, к непредсказуемым последствиям. А оставшись один, ты пока обречен. Так что с завтрашнего дня, будешь моим помощником, и начнем учить язык. “Сонку” пить больше не станем, разве что при крайней необходимости.

— Да, Балтон — озарило Михаила, — а почему ты не испугался пить что-то, где есть моя кровь? Если ее так опасно пролить, то неужели пить можно?

— Дело в том, что ритуал “Сонки”, был подарен богами. И при его описании, особый упор, делается на то, что кровь, любая кровь, попавшая в него, теряет все свои связи, теряет все свои особенности, и используется лишь для понимания друг друга. А так да, пить, или использовать в другом ритуале кровь меченного, я бы не рискнул.

— А в вашем мире, боги вмешиваются в людскую жизнь?

— Раньше да, подарили ритуалы, некоторые заклятия и артефакты, но это было давно. Сейчас я о таких случаях ничего не слышал.

Миша задумался, хотелось что-то спросить, но что, он так и не успел понять. Вновь почувствовав головокружение, окружающий мир, как бы начал выцветать, и он догадался, что сейчас вернется на Землю. Проклятый успел только лишь пересесть со стула на пол, как все исчезло.

Солнце начало припекать, и Миша перевернулся на живот. От яркого света, прикрылся предплечьем правой руки. Все-равно приходилось жмуриться, и перед глазами плавали темные точки, как вдруг, проклятому показалось, что он вновь видит узор на своей руке. Ту саму метку, но на этот раз черного цвета. Он резко сел, и принялся рассматривать кожу, но она была чиста. Пожав плечами, Миша перестал рассматривать руку, и обратил внимание на жену. Ира сидела на краю подстилки, и он видел ее лишь со спины. Кинув взгляд на черные, узкие плавки, немного сползшие, и приоткрывшие не загорелые части тела, проклятый вновь вспомнил шуточки Ксаны: «ты сможешь всесторонне изучить тело своей жены».

-Интересно, как скоро, в серьез задумаюсь над ее словами? – Спросил он сам себя. – Как там говорил Робинзон Крузо? Не бывает некрасивых женщин?

— Что, Кот? – Полуобернулась Ира – ты меня звал?

— Нет, маленькая, болтаю сам с собой.

В этот момент проснулся Валик, и позвал маму. Та склонилась над коляской, а Миша, чтобы не пялиться на нее в таком, полубезумном состоянии, развернулся и замер. В паре метров от него стоял кот.

***

Самолет, следующий рейсом Мюнхен — Киев, приземлился в аэропорту “Борисполь”, точно по расписанию. Стихли сдержанные хлопки, часто сопровождающие удачную посадку, дисциплинированные пассажиры, дождавшись, пока потухнут надписи, предписывающие сидеть пристегнутыми, начали готовиться к выходу.

Четверка пасажиров, прибывших разбираться, что случилось, с их сотрудниками, ничем не отличались от прочих туристов. Никаких костюмов, да и зачем они, когда температура превышает тридцать в тени? Никаких киношных, темных очков, на которых кажется написано: “Я пересмотрел слишком много фильмов про шпионов”. Трое мужчин, и женщина.
Дама, в легкомысленном платье, из серии, покажу, больше чем спрячу. Мужчины одеты по-разному, но похожи скорее на беспечных туристов, чем на людей, с серьезным заданием. Один в шортах и цветастой гавайке, с расстегнутыми верхними пуговицами, на втором майка, с надписью “пьянки и потрахушки”. Третий одет поприличней, но по лицу видно, что вчера он серьезно расслаблялся. Чем-то крепким. Так оно и было, Свен работал на организацию свыше десяти лет и числился одним из лучших аналитиков, но вот свой страх перед полетами, одолеть так и не смог

Никаких проблем с прохождением паспортного контроля у “туристов” из Германии не возникло. Тут, как и в любом аэропорту, было довольно многолюдно. Прибывшие разными рейсами и толпа встречающих. У кого-то в руках таблички, но таких немного. Взгляд Ингрид — единственной женщины, зацепился за белый прямоугольник, с единственным словом — “Незримые”. Мужчина, державший эту табличку, не понимал, что на ней написано. И, по правде, ему было все равно. Несколько лет назад, удача улыбнулась ему, и Алексей, просто пользовался моментом. Он подрабатывал таксистом, и однажды, разговорился с пассажиром. В этом не было ничего необычного, и парень бы забыл об этом разговоре, но, уже выходя, пассажир, представившийся Петером, вдруг, дал свою визитку, предложив перезвонить, если будут нужны деньги.

Алексей колебался недолго, он всегда считал, что предложение стоит как минимум выслушать. Они встретились, и Петер предложил поработать на организацию. Ни названия, ни то чем, эта загадочная организация занимается, он говорить не стал. Смысл был в следующим: Алексей начинает получать 300 евро в месяц, за то, что он, грубо говоря, всегда доступен. Если понадобятся его услуги, то на номер, который теперь нельзя менять без предупреждения, придет смска, начинающаяся со слова “Незримые”, на немецком, русском или английском языке. Надо сказать, тут он напрягся, потому что понятие услуги — слишком уж размытое. Однако Петер успокоил его. Любая работа будет касаться только водительских услуг. Встретитьь кого-то, в аэропорту или на вокзале, возить по городу, или, если понадобиться в любой город, в пределах страны. Время за рулем будет оплачиваться отдельно, 300 евро, за то, чтобы он никуда не ездил, и был в суточной готовности. Вопрос об отпуске решился просто, один раз в год, он спокойно может ехать куда хочет, но не больше чем на две недели, и предупредить должен заранее, послав письмо на соответствующий электронный адрес. Деньги хорошие, Алексейй согласился. За три года, такую смс, он получал лишь четыре раза, и был реально уверен, что вытянул выигрышный билетик. Особенно в последние годы, когда обрушилась национальная валюта. Вчера, ему пришло задание. Встретить в Борисполе четверых, стоять с такой-то табличкой, и отвезти куда скажут.

Ингрид махнула рукой, подзывая остальных. Лучше всех, на русском разговаривал, слегка страдающий от похмелья, Свен. После взаимных приветствий, немец показал Алексею бумажку с адресом, и попросил отвезти их, как можно быстрее. Багажа у гостей было крайне мало, всего один чемодан на четверых, и ручная кладь. Пока шли к машине, пока рассаживались, Алексей пытался как-то разговорить гостей, но те отмалчивались, и он, после пары бесплотных попыток, махнул на них рукой. Дождавшись, пока навигатор выстроит маршрут, он пообещал, что на месте они будут в течении полутора часов, и дальше не делал попыток заговорить.

Немцы также не спешили нарушать тишину. Обсуждать пока было нечего. План ближайших действий был прост. Первое — приехать, осмотреться, и на основании увиденного, строить дальнейшие действия. Второе, задействовать связи организации в силовых структурах, получить доступ к расследованию перестрелки, в которой погиб Кюизак. Все необходимые кнопки, нажмут те, кому это по чину, а аналитикам надо будет пообщаться на месте. Поэтому сейчас, каждый думал о чем-то своем.

Водитель не обманул, они действительно прибыли на место через час и двадцать одну минуту.

— Мне ждать, вы поедете еще куда-то? — Уточнил Алексей.

— Нет, — ответил Свен, остальные уже отправились к забору, окружающему старенькое здание. — Я позвоню Вам, когда ваши услуги понадобятся.

— Мне обещали — водитель немного помялся, — что поездки оплачиваются отдельно. — Свен устало вздохнул, ему не терпелось присоединиться к остальным, и этот разговор начинал утомлять.

— Все будет оплачено. В следующий раз, получите дополнительную плату. Перешлите в письме, на тот же адрес, на который присылаете уведомления об отъездах из города, ваш километраж. Только не приписывайте слишком много, могут проверить, и если поймут, что вы недобросовестны, контракт будет прерван в одностороннем порядке.

Алексей что-то буркнул в ответ, немец уже не слушал, он спешил к остальным.

Самым первым препятствием, как ни странно оказались ворота, закрытые изнутри на обычный навесной замок. У прилетевших разбираться, были с собой все электронные ключи, как для замков, так и для серверов. Почему на воротах оказался навесной, вопрос небезынтересный, и, пожалуй, достойный того, чтобы задать его кому-либо из местного руководства. Святослав, если бы он был жив, мог бы ответить на этот вопрос. Здание, на окраине города, окруженное забором, да еще и оборудование электронными замками, привлекло бы ненужное внимание. От внимания чиновников, и всяких проверяющих тут давно и надежно откупились, но незачем привлекать внимание всяких зевак. На самом деле, причина была проще — обычное раздолбайство. Когда закончили оборудовать здание, хранилище, электронные замки, и остались поверхностные доделки, все иностранные сотрудники уехали, оставив список необходимых доработок. Команда Святослава, честно выполнила все необходимое внутри здания, а вот потом, с оградой как-то сначала отложилось, а затем и вовсе забылось.

— Ингрид, посмотришь?

— Холодное железо, не мой конек, Кристофер справится.

Светловолосый парень в футболке с фривольной надписью, недовольно покосился на девушку, вздохнул, и полез в чемодан.

Славяне — пробурчал он, и из его уст, это слово прозвучало как ругательство. — Ничего не могут сделать как надо.

— Да, педантичности и ответственности им не хватает, сказал Свен глядя сквозь забор на здание, и ситуация ему не нравилась. Совсем не нравилась. — Зато тут, часто встречаются одни из самых сильных чародеев

— С учетом того, что с большинством колдунов мы играем за разные команды, тот факт, что у них тут логово, никак не добавляет мне любви к этим странам.

Ворча, Кристофер извлек из чемодана связку ключей. К счастью в зазоры между прутьями вполне можно было просунуть руку, и блондин принялся колдовать с замком. Через пару секунд раздался щелчок, и ворота распахнулись.

— Не нравится мне тут — нарушила молчание Ингрид. — Тут просто воняет смертью.

— Согласен, что-то тут не так — Свен огляделся, — но реальной опасности я не чувствую.

На стоянке, перед зданием стояло пять машин, разных марок. Ничего привлекающего внимание.

— Смотрите!

Голос принадлежал последнему из четверки гостей — рыжему, полноватому мужчине. Его внимание привлек еще один автомобиль, который не заметили сразу, так как тот, практически полностью заехал в густой кустарник. Приблизившись, Кристофер распахнул заднюю дверцу, и моментально зажал нос. В воздухе разнесся омерзительный трупный запах, и мужчина моментально захлопнул дверцу.

— Думаю внутри, нас не ждет ничего хорошего. — Свен посмотрел на закрытую дверь. — Раз уж даже с улицы трупы не убраны.

Ингрид, коснулась одного из своих колец, и согласно кивнула.

— Стоять тут все равно бессмысленно — резюмировал Ларс, или как его иногда называли — Рыжик, — пойдем что ли?

Свен приложил свой ключ-карточку к считывающему устройству, и лампочка приветливо подмигнула зеленым глазом. С тихим щелчком дверь распахнулась, и на этот раз отпрянули все. Запах был похож на тот, в машине, только послабее. В коридоре их встретил, уже начавший разлагаться труп. Пол был залит какой-то пеной, по всей видимости, работала система пожаротушения.

— Смотрите — Ларс указал, на сломанное считывающее устройство при выходе — кто-то тут хорошо постарался.

— Значит, все не заходим, — решил Свен, — если такое около всех выходов, придется потом прыгать через окна. Кристофер, останешься тут, подготовь биолокатор, и “уборщика”. — Тот молча кивнул.

Через пять шагов стало ясно — без респираторов тут не пройти.

— Ингрид, — прошипел Свен, которому сильнее всех хотелось расстаться с содержимым своего желудка, — ты долго будешь ворон ловить?

— Прости, сложновато сконцентрироваться.

Она вновь коснулась кольца, что-то пробормотала под нос, и сделала ладонью жест, перечеркнув воздух крест-накрест. Сразу стало легче, всем им, словно отключили обоняние, и приехавшие принялись методично обследовать здание. То встретило их противоестественной тишиной, и трупами. Они лежали в разных позах в коридорах и комнатах. В одном из помещений были видны следы пожара. Серверная разгромлена.

— Хорошо, они кому-то перешли дорогу — пробурчал Ларс. — Знать бы еще кому.

Убедившись, что наверху никого и ничего не осталось, гости спустились к хранилищу. Свен, подойдя к сканеру сетчатки, вставил карточку в едва заметную щель. Одна из панелей отъехала в сторону, обнажая ряды кнопок. Мужчина набрал восемнадцати значный код, и дверь, преграждающая путь, бесшумно отъехала в сторону.

— Ну, перешли они дорогу кому-то, кто оказался не в силах, приблизиться к руне “Страж” — усмехнулся Свен. — Хранилище, похоже не пострадало. Пойдем, проверим нашего Кристофера.

Блондин, отставленный на стреме, уже выполнил задание, и откровенно скучал.

— Что там? — Спросил он, стоило им выйти наружу.

— Похоже мертвы все. Сейчас считаем, кто они, сверим со списком сотрудников, если кого нет, будем искать. Трупы надо убрать, сколько у нас “EC-02”?

— Стандартная упаковка двенадцать штук. — Отрапортовал Кристофер.

— Мало. Тогда так, сначала уберем в машине и на пороге, но прежде, давайте ка определим, кто есть кто. Ингрид, отключи Кристоферу обоняние.

Девушка кивнула, повторив манипуляции, избавившие их от отвратительного смрада внутри здания. Блондин благодарно кивнул, и активировав биолокатор (внешне, тот выглядел как металлическая трубка, с утолщением в основании), приблизился к покойному, встретившему их около дверей. Любой сотрудник организации, при приеме на работу, проходил несколько обязательных процедур. В результате одной из них, в общей базе данных, оказывались их данные, позволяющие однозначно идентифицировать человека. Стоило прикоснуться биолокатором к человеку, неважно, живому или мертвому, и на небольшом экране высвечивалась информация.

— Личность не идентифицирована — с изумлением произнес блондин.

— Может это из нападавших? — Предложила Ингрид — пойдем, проверим в машине.

Трупы в автомобиле, также не подлежали идентификации.

— Сейчас пройдемся по зданию — решил Свен, — этих — жест в сторону водителя и пассажира — сфотографируй, и надо уничтожать. Местность тут не просматривается, но лучше все-таки перестраховаться.

Кристофер кивнул, и извлек из небольшого контейнера предмет, больше всего напоминающий паука, размером, примерно, с фалангу указательного пальца, взрослого человека. “EC-02” или по простому “уборщик”, являлся универсальным уничтожителем трупов. Стоило посадить такого жучка на любой оголенный участок мертвого тела, как тот начинал действовать. Для начала погружаясь в плоть, там он рассыпался на множество составляющих, которые начинали в ускоренном темпе разлагать мертвую плоть. При этом он каким-то образом, то ли по ДНК, то ли по иному принципу определял все то, что принадлежало мертвому и находилось в ближайшем радиусе, кровь, оторванные конечности, и прочее. И через три, максимум пять минут, и “уборщик” и тело, разлагались в пыль.

Покончив с бывшими охранниками, и трупом около дверей, трое направились вглубь помещения, на улице, на этот раз, остался Ларс. Через полчаса, трое гостей пришли к неутешительному выводу, ни одно тело, не подлежало идентификации.

— Не верю, что тут нет наших сотрудников — растеряно, произнес Кристофер

— Вот, Святослав, я видела его фотографию — ответила Ингрид, показывая на одно из тел.

— А значит, что кто-то, успешно разрушил все личностные аспекты. Защитились от любых попыток считать посмертную память — резюмировал Свен.- Пойдем на свежий воздух, у нас много работы. — Произнося эту фразу, Свен уже набирал номер водителя.

— Алексей, нам снова нужны ваши услуги, да, чем скорее, тем лучше, спасибо.

Выйдя на улицу, кивком подозвал скучающего рыжего, и начал:

— Итак, один из нас, ты Ларс, сейчас поедешь, встретишься с нашим человеком, в местной полиции.

— Он наш в смысле из…

— Нет — перебил Свен, — просто прикормленный. Он должен помочь, максимально информировать по делу Кюизака. Нужны все странности, несуразности и нестыковки, впрочем, не мне тебя учить. Вот адрес, контакты. Кристофер, Ингрид, вы в хранилище. Ин, ты его введи в курс дела, что можно, что нельзя, как маркируются опасные ячейки и все в таком духе. Может быть, найдете еще “уборщиков”. Да, и в любом случае используйте перчатки. Мало ли, что там хранится, за что именно их убили. А я пока свяжусь с начальством.

Получив указания, Ингрид с блондином, сразу же скрылись внутри здания, Свен с Ларсом покурили, и рыжий отправился к воротам, а начальник принялся колдовать около входной двери. Вместо развороченного демоном сканера, установил временное устройство, замкнув дверь на него. Затем извлек из кармана сотовый. Внешне невзрачный телефон, был совершенно бесполезен в чужих руках. Включался он лишь после скана Свеновской сетчатки глаза. На том конце ответили почти сразу. Свен был крайне лаконичен. STR — связь штука надежная, но рисковать не стоит.

— Мы на базе. Только трупы, тридцать человек. У всех полностью разрушен личностный аспект. Сервера также не поддаются восстановлению. Хранилище не пострадало. Ларс получит информацию о деле Кюизака, мы осмотрим все что уцелело, и я повторно позвоню.

Свен кивнул, слушая ответ, потом отключился. Немного поколебался — идти ли вниз, или выкурить сигарету, все-таки выбрал второе. Постепенно темнело, день оказался долгим и насыщенным. Идти вниз не хотелось, но работа, прежде всего. Отправив бычок в урну, он вздохнул и уже практически отправился в хранилище, но тут в дверях появилась Ингрид.

— Нашли что-то?

— Пока нет, стандартный набор. Оставила стажера, предупредила не лезть ни в какие маркированные ячейки. Там еще около двадцати безопасных, надеюсь, найдет “уборщиков”, надоело отключать запахи. — И она закурила.

— Ладно, Ин, пойду, посмотрю что там, и начнем искать тех, кто способен на такое.

Женщина молча затянулась, но Свен и не ждал ответа. В уже намного лучшем расположении духа, мужчина спустился к хранилищу, и войдя внутрь ощутил как сердце рывком ушло вниз, и затаилось где-то на уровне пяток. А на его месте, в груди, образовался ледяной ком. На столе, в абсолютном порядке, с истинно немецкой педантичностью лежали разнообразные предметы и артефакты, в том числе и контейнер с “ EC -02”. Но не это привлекло внимание Свена — мужчина, не мигая смотрел на абсолютно неожиданный предмет, ярко-желтую рукоять “Норспеерамонуса”.

Продолжение следует

Арет ©

Оставьте комментарий

↓
Перейти к верхней панели